Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
{statistic}
реклама
реклама

Звезды


/

В выходные недели всех влюбленных мы вспоминаем лучшие интервью с парами, чьи отношения подвергались обсуждению и осуждению, но тем не менее своим примером опровергали все стереотипы и доказывали: в любви нет "неправильного" и "невозможного".
Сегодня вернемся в семью Евгения Крыжановского – с ее уникальной историей и достойным стажем!
"У нас в доме, как и прежде, мир, дружба и любовь!" – поделился Евгений.
Радуемся этому и возвращаемся в гости к необычной, но счастливой семье: 

Мало кто может похвастаться, что познакомился с будущей женой, когда ей был один годик. Не каждая женщина станет дружить с бывшими женами любимого мужчины. Да и зарегистрировать брак в день, когда все загсы города закрыты, мало кому удавалось.

Однако для семьи Крыжановских главное правило – быть исключением из правил. Так они делают уже восемнадцать лет – и счастливы.

- Евгений, Анна, расскажите о вашей истории знакомства

Евгений Крыжановский:

– Анна ничего не сможет рассказать: когда мы познакомились, ей был годик. Мне на тот момент было двадцать три, и я состоял в первом браке. По дороге от своего дома до тогдашнего места работы, Купаловского театра, я встречал много мамочек с колясками, здоровался. В одной из этих колясок была Аня. Но выяснилось это спустя девятнадцать лет, когда мы познакомились с ней заново, а заодно и с ее мамой.

- А как прошло это, уже осмысленное с обеих сторон, знакомство?

Евгений Крыжановский:

– На этот раз я был в разводе… Очередном. (Улыбается.)

Просто пошел закупиться продуктами в ближайший к дому магазин, заглянул в колбасный отдел. И увидел Аню, которая проходила там практику – ангел в белом халатике. Ей тогда было 19, а мне 42. Вот тут я и поверил в стрелы Амура. Не иначе как этот голый пацан затаился где-то между палками колбасы – и нещадно палил в меня. (Смеется.)

Больше нечем объяснить, что я тут же на каком-то замасленном клочке бумажки написал свой телефон и попросил Аню мне позвонить. Через восемь лет позвонила.

Анна Крыжановская:

– Ну, давайте так – обрывок бумажки был чистым, и позвонила я не через восемь лет, а через восемь часов. (Улыбается.)

Евгения Крыжановского, известного и любимого мной юмориста, я в очереди разглядела сразу. Когда он подошел, расцвела в улыбке и, конечно, уставилась на него огромными глазищами. А уж когда он мне свой телефон оставил, вообще дар речи потеряла: и обрадовалась, и испугалась. Со всеми подружками советовалась: звонить-не звонить… Но в итоге дрожащими руками набрала номер.

- Евгений, поделитесь, как очаровывали Анну?

– Обычные мужчины соблазняют женщин цветами, шампанским, конфетами… У меня метод другой: я веду девушку в театр, где работаю.

Когда играл в Купаловском, получалось вообще бесподобно. В парке возле театра выбирал себе потенциальную "жертву", подсаживался к ней, начинал разговор. А потом, указывая на Купаловский, наивно спрашивал: "А что это за здание?"

На "колхозника" с удивлением смотрели и отвечали: "Это Купаловский театр". "О, как интересно… И что, там спектакли дают?" – спрашиваю. "Да!" – отвечали мне уже раздраженно. "А хочете, – говорил я, – на спектакль попасть? У меня там знакомые есть, проведут".

Девушки соглашались, проходили по пригласительному в зал, а после на сцене появлялся тот самый "колхозник". Эффект был что надо – сразу "она твоя"!

Правда, в случае с Анной меня что-то останавливало… По сути, еще ребенок ведь! Но Аня, сходив на один концерт (после чего, как я думал, она пропадет с концами), снова позвонила сама. И мы стали встречаться.

– Растили девочку "под себя"?

– Можно сказать, что в наших отношениях произошло повторение сюжета "Пигмалиона". Ребенок с Юго-Запада, прочитавший немного книг, ничего толком не видевший, и артист, уже известный, опытный мужчина, после четырех разводов и с тремя детьми. Изначально мы были абсолютно чужими людьми. Но она все впитывала как губка, со временем получила высшее образование, стала много читать, выросла как личность…

Тем не менее жениться на ней я не собирался. Я бросал, меня бросали – по-разному было. Четыре брака распались, зачем еще?

А Аня ни на что и не претендовала. Она быстро стала хорошей хозяйкой, обустроила наш быт, заботилась обо мне. Раскормила меня, как борова, – я был 107 кг! И, как понимаете, нашла безошибочный путь к сердцу мужчины.

– Но путь к сердцу мужчины – это не только обеды ведь…

– Аня всегда отличалась от своих сверстниц и от той молодежи, какая она сегодня. Аня – девушка, которая не пьет, не курит, знает, что такое нравственность и мораль… Интересуется жизнью во всех ее проявлениях и никогда не имеет претензий ни к жизненным обстоятельствам, ни к любимому мужчине. Не секрет ведь, что белорусские артисты – кроме тех, конечно, кто "Минск-Арену" собирает, – не самые богатые люди. Были моменты, когда мы жили только на Анину зарплату. И ни одного упрека я от нее не услышал! Мне кажется очень важным то, что за все это время у нас было только три серьезные ссоры. Во многом это благодаря умению Ани уступать. Я-то вредный, если поссоримся на улице, иду, даже не оборачиваясь: украли ее чеченцы, вышла она замуж, уехала в Америку – неважно, пропадай все пропадом. Но затылком чувствую, что где-то за моей спиной раздаются всхлипы и ножки эти – "топ-топ".

Аня всегда первой на примирение идет. Я очень ей благодарен за это.

- Как все же пришли к решению в пятый раз жениться?

– Это как в том анекдоте, где два мужика встречаются и один другому говорит: "У тебя жена честная?". А тот ему отвечает: "Да вроде честная, 9 лет вместе живем – ничего не украла". (Смеется.)

Так и я, после девяти лет совместной жизни, проверил, все ли вещи на месте. Убедился, что да, а после сам украл ее паспорт и отправился с ним в загс. Заведующая, как увидела меня, перекрестилась: "Крыжановский, чур меня, чур! Хватит!" А я ей: "Мамка родная, клянусь партийным съездом, это последний раз!" Расписался в заявлении за себя, за Аню, а датой регистрации выбрал ее день рождения – четвертое октября, и хоть это был выходной день, мне пошли навстречу.

Пригласил Аню четвертого отметить праздник в ресторане, а по дороге убедил заглянуть в загс – мол, там знакомые наши, Саша и Таня, женятся, забежим поздравить. А она, глупенькая, и не сообразила, что по понедельникам загс закрыт должен быть, говорит: "Давай!".

Приходим, Аня видит, что все общие друзья на месте, ничего не подозревая, здоровается с ними, и как ни в чем не бывало идет в зал регистрации – там же Саша и Таня должны расписываться. Стоит себе, улыбается и не замечает даже, что все вокруг нас расступаются, а мы оказываемся в центре. И тут регистратор к ней обращается: "Хотите взять Евгения в мужья?" Аня улыбается и смотрит на меня, в прострации полной. Переспрашивает у регистратора: "Что вы сказали?" Та повторяет… В этот момент Аня поняла, что происходит, закричала от радости, а тут и подружки с белым платьем и фатой, подготовленными заранее, подоспели… И начался пир горой!

- Ну, это такой типичный финал красивой сказки. А на пути к нему героиня обычно многое преодолевает. Да, Анна?

Анна Крыжановская:

– Это необходимо было. Я сейчас преподаю девятнадцатилетним ребятам – они же дети абсолютные! И я такой же была.

А рядом с Женей выросла, повзрослела… Не постарела, заметьте! (Смеется.)

Конечно, поначалу было трудно с бытовыми вопросами – все время звонила подругам и коллегам по работе за советами. Но освоилась на кухне быстро! Главное, что было желание. Теперь приготовление любого блюда – это не вопрос для меня. Только Женя на вечной диете, обижает меня отказами… (Улыбается.)

А еще, помню, на первых порах сделаешь на кухне что-то такое-этакое, а в ответ: "Ты что, не могла что-то попроще приготовить?" Могла, конечно, но хотелось ведь что-то особенное… Вот так привыкала к особенностям характера мужа.

- А ваша мама к мужу дочери быстро привыкла?

Анна Крыжановская:

– Мама, конечно, испугалась поначалу. Она ведь младше Жени. А он к тому же четырежды разведенный юморист – ну, весь комплект. Правда, конфликтов у нас не было, потому что я сразу стала в позу: "Не лезь в мою жизнь, хорошо мне будет или плохо – дело мое!" И мама заняла позицию наблюдения.

Сорвалась она только один раз. Я лежала в больнице, и мне кололи уколы – в плечо и в живот. Оставались гематомы. После выписки пригласила маму в гости. Она увидела эти синяки, сделала для себя выводы, но говорить что-то побоялась… Зато мне тут же, вечером, позвонила сестра, готовая меня спасать: "Мама приехала от тебя в ужасе, говорит, Женя тебя бьет – ты вся в синяках".

В общем-то, это было единственной попыткой маминого вмешательства в мою семью, и то руками сестры. (Смеется.)

- Слышала, что вы и с бывшими женами Евгения подружились… Это как произошло?

Евгений Крыжановский:

– Можно я скажу? Между моими женами – абсолютная гармония. Даже не говорю "бывшими", потому что бывших жен не бывает. И появилась эта гармония благодаря их мудрости, а также мудрости моих тещ. Мы все вместе путешествуем, отдыхаем, отмечаем праздники!

Анна Крыжановская:

– Да у нас дача одна! И живем мы в соседних домах с бывшей супругой Евгения, Тамарой! Специально покупали квартиру рядом, чтобы быть одной семьей. Тамара – крестная мама нашей с Женей дочки, Ксюши. Она часто присматривает за ней, приводит в садик и забирает из него, а как-то жила с Ксюшкой неделю, пока мы с Женей были в отпуске.

Конечно, такие отношения сложились не сразу, были опасения нанести своей инициативой в общении травму бывшей жене Евгения и их детям… Но страхи были беспочвенными, и, мне кажется, те отношения, которые мы выстроили друг с другом, не только уникальны, но и правильны. От военных действий между семьями и женами страдают только дети. А создать для всех спокойствие и комфорт, уметь прийти друг другу на выручку – это подход взрослых и умных людей.

Жены, тещи и дети Евгения  

- В общем, Анна к бывшим женам не ревнует… А вы, Евгений, не ревнуете Анну к другим мужчинам?

Евгений Крыжановский:

– О, я очень ревнивый. Это порода Крыжановских. Например, отец рассорился с мамой из-за того, что она смотрела на Штирлица в фильме "Семнадцать мгновений весны" – и плакала. Вот не понравилось ему такое внимание к другому мужчине! А когда мама записалась в кружок "творческой самодеятельности" и папа увидел ее целующейся с другим мужчиной на сцене… Он просто достал пистолет, который у него как у военного был, и гонялся за ней по всему городку… Стрелять не стал, но тем не менее актерская карьера мамы на этом закончилась.

Анна Крыжановская:

– Ну, твоя мама от папы не отставала! Помню, Женя рассказывал, как папа купил новые джинсы – две зарплаты выложил. Вертелся у зеркала, довольный собой, рубашки к ним подбирал, галстуки… Продолжалось так два дня подряд. На третий мама решила, что не стоит отпускать мужа на работу таким красивым – может кто-то наметиться на горизонте – и отрезала половину одной штанины, а сама быстренько убежала на работу. Неделя моды завершилась, не успев начаться. (Смеется.)

- А в вашей семье подобные эксцессы были?

Евгений Крыжановский:

– Ну, с пистолетами не бегали, джинсы не портили… (Смеется.)

К своим коллегам я Анну не ревную: юмористов редко воспринимают как полноценных мужчин, а Стаса Михайлова у меня в друзьях нет! Смеются с нами и над нами женщины, а не смотрят снизу вверх с восхищением!

А если серьезно, Аня красотка. Помните, в знаменитом романе "Двенадцать стульев" была такая Эллочка Щукина, рядом с которой "всякий плюгавый мужичонка чувствовал себя гигантом". Так и с Аней – она маленькая, обаятельная… Но у меня око бдительное! Не допущу. А бояться того, что я стану стареньким, а она останется молодой… Зачем? Отравлю, да и все тут. (Смеется.)

- Аня, жизнь с творческим человеком – всегда испытание: перемены настроения, кризисы… Как поддерживать эмоциональный баланс в семье?

Анна Крыжановская:

– У нас для этого есть своя традиция – вечерняя полуторачасовая прогулка, во время которой обсуждается все, что произошло за день, что взволновало, обрадовало, расстроило…

Евгений Крыжановский:

– Да-да! Бывает, приду с работы, и Аня спрашивает: "Ну, как дела?" Я отвечаю: "А мы что, сегодня гулять не идем?"

Анна Крыжановская:

– Делимся всем и поддерживаем во всем друг друга. Женя знает, что я в 100% случаев буду за него. Не может быть иначе. И я не подыгрываю, просто он, правда, для меня всегда прав.

- Мне кажется, прочный фундамент семьи – это и чувство юмора...

Евгений Крыжановский:

– Безусловно! Мы с Аней постоянно подшучиваем друг над другом и устраиваем взаимные розыгрыши!

Как-то к Аниному дню рождения купил ей путевку – тур по Европе. У меня на этот период выпадали гастроли, и получалось, что Ане придется ехать одной. Когда я узнал, что гастроли переносятся и у нас с женой есть возможность увидеть Европу вместе, решил ей ничего не говорить, а молча купить вторую путевку и спрятать до поры до времени. Ходил и ныл весь месяц: "О, как я тебе завидую… Как ужасно, что ты едешь одна". А сам потирал руки.

Предвкушая свой триумф, говорю в день поездки убитым голосом: "Ну, доеду с тобой до границы, до Бреста… И вернусь домой". И каким же было разочарование, когда я узнал, что жена давно в курсе моего коварного замысла!

Анна Крыжановская:

– А я позвонила в турфирму узнать, дали ли мне визу. А работник фирмы, не предупрежденный о сюрпризе Жени, говорит: "Все в порядке, вам с мужем дали визу!" Спрашиваю: "Как это, с мужем?". "Ммм, а вы не знали, простите…"

Ну, тут уж я попросила не говорить Жене, что я все знаю, если он вдруг позвонит, и мой розыгрыш, надо признать, удался!

Евгений Крыжановский:

– Я так обиделся, что уже серьезно думал домой вернуться! (Смеется.)

- Но, наверное, это был не самый серьезный конфликт в вашей семейной жизни…

Евгений Крыжановский:

– Да… Самым серьезным конфликтом стало участие в телевизионном проекте "Обмен женами", где люди на неделю меняются семьями и попадают в абсолютно чуждые для себя условия.

После того как от канала поступило предложение поучаствовать, я уламывал Аню три месяца. Она, насмотревшись в первом сезоне программы на то, как мужья обзывают своих новоиспеченных жен дурами и выливают их борщи в унитаз, отказывалась категорически. Вплоть до развода!

И все же я ее уговорил. Но я ведь понятия не имел, в какие условия Аня попадет… А они оказались самыми тяжелыми из возможных.

Разговаривать по телефону было запрещено, но Аня однажды дорвалась до него – и расплакалась в трубку.

После чего я решил прекратить наше участие в проекте, хотя сумма, которую мы должны были за это возместить, составляла 14 000 у.е.

Подумав, Аня собралась с силами и достойно выдержала это испытание. А когда мы наконец встретились, стали ценить друг друга еще больше!

– Своим примером вы опровергаете стереотипное восприятие так называемых "мезальянсов"…

Евгений Крыжановский:

– До революции разница в двадцать лет между супругами вообще была нормой. А еще есть теория, что самые умные дети рождаются у людей, имеющих значительную разницу в возрасте…

Анна Крыжановская:

– Мужчина должен быть старше, что и говорить…

Евгений Крыжановский:

– Таким образом, происходит взаимное дополнение. Она делится со мной своей молодостью, энергией, а я – опытом, мудростью. А счастье, которое родилось от этого союза, держит нас на контроле.

(Смеются.)