• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


/

К шоу "Хочу V ВИА Гру" можно относиться по-разному: сопереживать талантливым, смеяться над фриками, завидовать конкурсанткам или, например, не смотреть вообще. Но отрицать, что это один из самых громких и масштабных телевизионных проектов СНГ, не приходится.

Белорускам в нем удалось дойти до третьего этапа и запомниться зрителям не только тем, что происходило на сцене, но и за ней.

Лена Пищикова и Катя Волкова вернулись домой и рассказали, почему на шоу девушки раздеваются, дерутся, матерятся и плачут.

Катя Волкова
Катя Волкова
Лена Пищикова
Лена Пищикова

- С какими чувствами покидали проект?

Лена:

– Ходили по Киеву, шел дождь, я плакала и представляла себя в клипе "Виа Гры" "Цветок и нож"…(Смеется.)

Если серьезно, в первые часы было невыносимо плохо и морально, и физически. А ночью нам с Катей приснился один и тот же сон…

Катя:

– И мне, и Лене приснилось, что мы переспали с каким-то мерзким мужиком и боимся, что дома, в Минске, об этом узнают. Правда, у меня во сне мужик был тощий, а у Лены толстый. Но суть одна: ощущение того, что тебя использовали и ты не знаешь, как с этим жить дальше. Опустились руки, накрыло чувство полной несправедливости и разочарования. Хотелось только поесть, поспать, посмотреть телевизор и полностью абстрагироваться от того, что произошло.

- Не догадывались, что все так будет?

Катя:

– Вылет моей тройки стал для меня неожиданностью. И хоть я случайно увидела в сценарии, что после нашего номера должны быть слезы, все равно объяснила себе это по-другому. Была уверена, что даже если нас и хотят убрать, увидев, какой крутой номер мы подготовили, передумают. Думала, на худой конец, выгонят, а потом снова вернут в проект, чтобы зрители понервничали, а мы показали настоящие эмоции. Но этого так и не произошло…

Когда Меладзе в конце шоу сказал, что осталось одно свободное место, появилась последняя надежда. Но и она не оправдалась: в тройку взяли не меня, а, на мой взгляд, более слабое звено – Юлю Ефременкову. Ведь если бы участницей этого трио стала я, мы бы составили серьезную конкуренцию фаворитам режиссера шоу, а может, и самого Константина…

Лена:

– А я знала, что тройка, в составе которой я выступала, вылетит. Об этом было сказано прямым текстом. Но мне пообещали, что я не покину проект, если буду вести себя так, как положено по задумке продюсера. Например, мне сказали, что если я хочу остаться, необходим звонок Константину Меладзе с просьбой перевести меня в тройку к другим, более сильным участницам. Просто принесли телефон со словами: "Меладзе предупредили, что ты сейчас позвонишь. Иначе будешь выглядеть очень глупо". Но, как видите, после всего, что я сделала для высоких рейтингов шоу, меня все равно отправили домой.

- Лена, негативную реакцию зрителя вызвал не столько звонок Меладзе, сколько просьба "оставьте меня, пожалуйста" после того, как вашу тройку исключили. После драки кулаками не машут, ведь так?

Лена:

– Дело в том, что мою речь умело смонтировали, чтобы вызвать у зрителя негативные чувства ко мне. В ней я объясняла, что звонок Константину Меладзе был не аферой за спиной девочек, с которыми я выступала, а последним шансом остаться в проекте. Я сказала Константину, что поступила так, потому что я смелый и отчаянный человек и не готова покинуть проект. На что Меладзе ответил: "Я вас не виню, я сам такой же". Но это уже почему-то не показали.

- Как складывались отношения между участницами?

Катя:

– Конечно, мы ругались: женский коллектив, дикие условия, все на нервах, все рвут и мечут… Вносили свою лепту и организаторы. Например, они знали, что две команды берут для подготовки к шоу одну и ту же песню, но молчали, пока ситуация не доходила до конфликта. Но тем не менее, вопреки телевизионной картинке и мнению большинства, заклятыми врагами мы не были. Могли орать друг на друга матом, но буквально через пять минут обнимались.

– Но был же кто-то откровенно раздражающий своим поведением?

Катя:

– Наташа Полуэктова из Лениной тройки.

Лена:

– Может, потому что она москвичка?

Катя:

– Да я не знаю, но ее поведение выводило из себя всех участниц. На проекте собрались поющие, танцующие, красивые – выделять себя среди других и ставить на пьедестал, как это делала Наташа, не имело никакого смысла. Так что объективно: Наташа Полуэктова, если ты это читаешь, знай, что ты самая высокомерная девушка проекта!

- А что за конфликты у вас были с третьей белорусской участницей, Дианой Шимановской?

Лена:

– Это человек очень далекий от шоу-бизнеса. Я с семи лет на сцене: привыкла бороться, не сдаваться до последнего... А Диана, когда всем и так было тяжело, все время плакала и еще больше нагнетала обстановку. Как в детском саду, ей-богу. Хотя в обычной жизни она милый и приятный в общении человек…

- А разве не Диане принадлежит реплика в ваш адрес: "Тупая белая овца, пошла она на…". Нет?

Лена:

– Это да… Правда. (Смеется)

Диана Шимановская

– Катя, а правда, что остальные участницы высказывались негативно по поводу вашей внешности?

Катя:

– Полный бред! Дело было так: я не спала больше суток, была голодной и уставшей. На фоне физического недомогания сдали нервы… Разговаривала с мамой по телефону и плакала. В этот момент подлетели операторы и стали снимать. А потом сделали подложку: "Катя Волкова плачет, потому что остальные участницы считают, что она не дотягивает до них по внешним параметрам".

Я никогда не комплексовала по поводу своей внешности, все у меня в порядке и с фигурой, и с лицом. Да и люди в соцсетях тут же начали писать: "Они что, слепые? Катя лучшая!".

- Расскажите, какая эмоциональная обстановка была на проекте?

Лена:

– По сравнению с другими шоу над нами, конечно, издевались. Это признавали даже организаторы. Например, мы час танцевали на жаре, после еще два часа писали на камеру интервью, а попить нам не давали. Кто-то из зрителей, которые стояли за оградой, даже бросил нам бутылку воды, но охранник ее забрал. Стыдно сказать, но как-то шесть часов в туалет не пускали…

Катя:

– Во втором туре нас заперли в одном помещении, где мы сутки должны были не спать, не есть и репетировать. Потом нам, наконец, разрешили помыться. В нашем распоряжении был час и четыре душа на шестьдесят человек. Мне, кстати, пришлось мыться в одном душе с Юлианной Лукашевой. А потом мы все стояли в очереди к единственной розетке, в которую можно было включить фен или утюжок для волос, и красились на улице, глядя в маленькие зеркала пудрениц. Весь интернет потом обсуждает: "Фу, тонна косметики! А почему так заметно, что ресницы приклеены?" Потому что пытались замазать мешки под глазами после недосыпа, а ресницы ветер выбивал из рук. Мне, например, пришлось их искать в песке.

Вот и представьте, какая обстановка… Но зато сразу стало понятно, кто со всем сможет справиться, а кому пора домой. И я не жалуюсь: это школа выживания, после которой ни "Евровидение", ни концерт в Осиповичах не страшны.

- Кстати про Юлианну Лукашеву. Она реально падала в обморок или это часть постановки?

Катя:

– Правда падала! И ревела не переставая. Она абсолютно неадекватна. Честно говоря, мне кажется, что Юлианна принимала какие-то препараты, хоть за это и грозило исключение из проекта. Кроме того, она совершенно не умела петь. Даже в эфирах, которые показали по телевизору, ей подтянули голос при монтаже.

Но в том, что касается эмоций, шоу честное. Никто не плакал на камеру. Нам просто создавали условия, в которых сложно не плакать.

- А правда, что у тройки "Романова-Герцег-Кожевникова" привилегированное положение на проекте?

Лена:

– Ну конечно! Продюсер Миши Романовой Алан Бадоев. Он же режиссер шоу. Этого даже не скрывает никто. Когда все девочки репетировали по три раза, у этой тройки было десять репетиций. У всех хореография два раза в неделю, у девочек – два раза в день… Когда их показательно выгнали, а потом вернули в проект по личной просьбе Надежды Мейхер-Грановской, было ощущение, что находишься на постановке плохого спектакля… Думала, меня стошнит прямо на сцене. Это и случилось за кулисами…

Катя:

– Тем не менее, Миша Романова хорошая девчонка, ее лично никто ни в чем не обвиняет. Когда мне нужно было лекарство, организаторы не согласились мне помочь, а Миша его достала. Хотя, в общем-то, этот факт тоже говорит о ее особенном положении на шоу. И все же даже это не гарант того, что именно трио "Романова-Герцег-Кожевникова" станет новой группой "Виа Гра".

- А экс-участницы группы, наставницы, не завидуют молодым?

Катя:

– Зависти и комплексов я не заметила только в Вере Брежневой, Ане Седоковой и Алене Винницкой, которые уже давно реализовались как самостоятельные творческие единицы. Что касается остальных… А судьи кто? Дай Бог, чтоб они сами так станцевали и спели, как это делают участницы. Думаю, у них это просто не получится. Еще очень бесили комментарии экс-солисток типа: "Это было пошло, вульгарно!" Как будто мы на шоу "Хочу в хор Пятницкого"! Пусть лучше на себя в клипе "Биология" посмотрят!

- А что за человек Константин Меладзе?

Лена:

– Нам не удалось хорошо его узнать. Хотелось общаться больше, но Константин держал дистанцию, его было мало…

Катя:

– Думаю, потому что ему в принципе тяжело играть по правилам этого шоу. Он знал, что кого-то надо отправить домой, а кого-то оставить, и, возможно, ему это не всегда нравилось. Он человечный на самом-то деле…

- Есть вещи, за которые вам после шоу стыдно?

Катя:

– Мне не стыдно. Я сделала все, что смогла, и все, что хотела. Каждое выступление, комментарий, улыбка – все абсолютно искренне. Если вернуть время обратно, я бы ничего не изменила.

Лена:

– А я, возможно, зря понадеялась, что у всех такое же чувство юмора, как у меня, когда в ответ на вопрос ведущего "правда ли, что вы согласны переспать с продюсером?" сказала: "Я готова даже сдаться в рабство". Во-первых, это была шутка, во-вторых, в серьезных контрактах расписана вся твоя жизнь, ты ни на что не имеешь права – это ли не рабство? Возможно, если бы я знала, какой будет реакция общественности на мою реплику, я была бы серьезней. Но на тот момент я смеялась. (Улыбается.)

Упрекают многие, что я сняла в первом туре блузку, по совету Веры Брежневой, кстати… Ну не юбку же! Считаю, что я абсолютно не оголилась. Лифчиком сегодня кого-то удивишь?

Катя:

– Я вообще фотографировалась без лифчика. С сосками, заклеенными изолентой. И ничего, было очень весело. (Смеется.)

- Как ваши молодые люди отнеслись к вашему участию в шоу?

Катя:

– Никак. Потому что молодого человека у меня нет. Я ни в кого не влюблена, и засыпая, я думаю только о музыке. Так складывается, что все парни вокруг слабее меня, а я жду красивого, сильного, целеустремленного мужчину, можно небогатого, но с перспективами. (Смеется.)

Лена:

– У меня ситуация сложная. Мы с моим молодым человеком то сходимся, то расходимся. Но мне повезло: он тоже из шоу-бизнеса, поэтому понимает все законы жанра. Если кто-то говорит обо мне что-то плохое, может и ударить обидчика. (Улыбается.)

- Солистками "Виа Гры" вы не стали. В каком направлении собираетесь двигаться?

Катя:

– По направлению за пределы страны. Мне звонят из разных городов, начиная с Одессы и заканчивая южной столицей Казахстана. Поклонники из Питера хотят со мной встретиться. Сейчас я записываю альбом, надеюсь, что его не стыдно будет показать и в Европе.

Лена:

– Мне предложили работу телеведущей; кроме того, буду снимать клип на Украине, абсолютно бесплатно. В перспективах – съемки в кино…

Катя:

– Ну-ка, ну-ка, а что за кино? Почему Катю не позвали в кино?

Лена:

– Увидите! (Смеется)

 

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-20%
-20%
-18%
-20%
-30%
-20%
-20%
0058953