Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  2. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  3. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  4. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  5. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  6. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  7. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  8. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  9. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  10. Тест по роману «Черный замок Ольшанский». Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  11. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  12. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  13. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  14. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  15. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  16. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  17. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  18. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  19. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  20. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  21. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  22. 1000-летие Бреста и аккумуляторная эпопея. Чем запомнился теперь уже экс-губернатор Анатолий Лис
  23. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  24. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  25. Что происходит в Беларуси 27 января
  26. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  27. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  28. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  29. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  30. В Tinder появились профили студентов, которые сейчас в СИЗО. Как так получилось


/ /

Текущая общественно-политическая обстановка создает напряжение не только между людьми, которые активно интересуются происходящим в стране, но и среди близких членов семьи. Почему мы ругаемся из-за политики с родителями, как преодолеть разлад, если он случился, и почему некоторые выбирают позицию «я вне политики», рассказывает психолог.

архив героини Василина Данилова, психолог, гештальт-терапевт

— Почему тема выборов настолько чувствительна, в том числе и в семейных отношениях?

— Пожалуй, сегодня в нашей стране нет ни одного неполитизированного совершеннолетнего гражданина. Мы все разделились на тех, кто выбирает прошлое (известное, стабильное), и тех, кто выбирает будущее (неизвестное, меняющееся, трудно предсказуемое). Тема политического выбора настолько чувствительна потому, что от нашей позиции зависит не только будущее — где, как и с кем мы будем жить, дружить, работать, торговать, какие песни петь, как громко и о чем разговаривать, захотим ли мы рожать детей в этой стране и для этой жизни, — но и наша безопасность в настоящем:

«Ты не за того проголосовал, поэтому на наших улицах бьют людей!», «Ты не привлек достаточно внимания друзей и соседей к этой теме, поэтому мы чувствуем себя и выглядим в меньшинстве!». И так далее.

Кроме того, наши политические пристрастия напрямую связаны с нашими ценностями. Одна политическая стратегия поддерживает одни ценности и угнетает другие, не всегда противоположные, но конкурирующие. Вторая наоборот. Победа определенного политического направления — это победа определенного рода ценностей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Почему часто ругаются именно родители и дети на этой почве?

— Поколение наших родителей в большинстве своем — послевоенные дети, выросшие в полуразрушенной, голодной стране, где их родителями культивировалось всего две ценности — «мир» и «хлеб». Это их поколенческая травма, их больное место. И если с высоких трибун и экранов телевизоров с завидной регулярностью давить на больное, то они будут оберегать свою боль с утроенной силой, со смесью ужаса и агрессии. Люди моложе 40 лет особо голодных времен не застали, период перестройки и развала Советского Союза не был столь же разрушительным для психики, как Великая отечественная война. Ценности молодых — это свобода и развитие. Не нужно пугать молодежь рассказами о войне и голоде. Это часть нашей истории. Но мир изменился с тех пор. Мы путешествуем, наблюдаем, сравниваем, задаемся вопросами и находим ответы. И готовы рассказывать своим родителям о возможности другой жизни.

Хочу заметить, что не обязательно возникает конфликт внутри одной семьи. Мне известно множество примеров семей, где родители и дети единодушны в своих политических предпочтениях. В нашем обществе сталкиваются не столько поколения, сколько системы ценностей и точки зрения. Конфликт не возник внезапно, ведь сама ситуация постоянного социального давления длится не одно десятилетие. Скорее, обострились те противоречия, которые существовали ранее.

Если в семье изначально не было доверительных отношений между детьми и родителями (тиранический либо слишком слабый, ненадежный родитель), то дети в довольно раннем возрасте (до 6−7 лет) делают неосознанный выбор прожить жизнь «не так как родители», по антисценарию. Понимания и согласия в таких семьях не будет никогда, ни при каком раскладе общественно-политических сил. Взаимные травмы и обиды будут актуализироваться циклически. В лучшем случае они научатся терпеть и принимать друг друга из экономических соображений или необходимости физического выживания по состоянию здоровья. Это вынужденное примирение, но не согласованность ценностей, компромисс, но не любовь. Родители сдаются, когда становятся немощными и зависимыми от своих детей.

— Что сделать и как помириться, если конфликт в семье всё-таки произошел?

— Первое: попытаться понять другую сторону. Каждый из нас действует исходя из своих потребностей, и каждый хочет, чтобы его потребности уважались.

Второе: выйти из слияния — я это я, а ты это ты. Мы не обязаны думать и чувствовать одно и то же. Утром отец отправляется на провластный митинг, днем сын выходит на протестные акции, а вечером они оба едят мамин борщ из одной кастрюли за одним столом и делятся впечатлениями. Время покажет, кто был «правее» и активнее — это в идеале.

Третье: поблагодарить родителей, создававших материальную базу, за то, что наши ценности «свобода и развитие» стали возможны потому, что «мир и хлеб» дали нам они.

Четвертое: довериться детям в том, что они знают, как действовать в быстро меняющемся современном цифровом мире, в едином планетарном информационном пространстве, при весьма условных границах.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Люди в нашей стране в первые дни после выборов столкнулись с большим количеством сообщений о насилии. Как понять, почему близкий человек отрицает факты насилия и говорит «не думай об этом»?

— Если развернуть посыл «не думай об этом» (абстрагируйся!), то там окажется несколько подтекстов. Включаются защитные механизмы:

1. отрицания — «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! Моя милиция меня бережет! (устойчивое выражение, перекочевавшее из советского кинематографа)»,

2. вытеснения — «у нас тут уборочная в самом разгаре, а ты со своей политикой лезешь!»

3. диссоциации — «давай сделаем вид, что это все происходит не с нами и нас это не коснется».

Ведь если признать реальность и неправомерность насилия над безоружными политическими противниками, то также придется признать, что много лет ты/я молча или активно поддерживал такой порядок, ошибся в выборе лидера и представителя своих интересов, а возможно, и всей системы ценностей.

Также придется допустить, что завтра тебя точно так же могут забрать в автозак и изувечат дубинками только потому, что ты оказался в «неправильном месте» или попал «под горячую руку». Уровень тревоги от непредсказуемости и неуправляемости ситуации, от потери контроля над собственной жизнью может быть зашкаливающим и даже разрушительным для психики. Ну и включение подобных защит помогает психике избежать внутреннего конфликта между совестью и человеческой моралью с одной стороны и привычным уровнем материального комфорта с другой («мне эта власть пенсию дала и зарплату, и жилье служебное. Я с происходящим внутренне не согласен, но и потерять „дары жизни“ не готов» (собственные заслуги человек обесценивает, приписывает их системе).

— Насколько нормально интересоваться политикой в принципе? Как объяснить родным, что это важно?

— По причине ее обширного и глубокого влияния на нашу жизнь, интересоваться политикой настолько же правильно и важно, насколько интересоваться прогнозом погоды, курсами валют, техническими новинками и модными трендами. Мир развивается, и перемены неизбежны. Если спрятать голову в песок или изолироваться от остального мира, то можно оказаться на свалке истории, пока остальной мир все равно будет следовать вперед.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Почему человек может предпочесть выбрать позицию «я вне политики»?

— Люди предпочитают отстраниться от политических споров если: а) им лень разбираться в довольно сложном, запутанном и обросшем массой дезинформации вопросе досконально, а на пустом месте адекватное мнение не составить; б) они знают, что политическое обсуждение может быть очень эмоционально, часто про личное, и не хотят получать порцию негатива там, где они не могут ничего изменить или переубедить оппонента; в) возможно, действительно неинтересна эта тема, нет на нее времени или же она, по их мнению, недостаточно сильно влияет на их жизнь (шизоидный тип личности — вопросы личной безопасности важнее, бункер или пути отхода подготовлены заранее на случай ядерной зимы).

Быть «вне политических отношений» нельзя в принципе, так как мы живем в государстве, а в государстве есть политика. Политик решил — административная система заставит граждан выполнить. Это, по своей сути, очень даже политические отношения. Другой вопрос, что можно не придавать этому особого значения. Плыть по течению, не задавая лишних вопросов о том, кому и зачем это нужно, как можно было сделать лучше и так далее — занять пассивно соглашательскую позицию: «Есть умные люди, которым виднее, для того они во главу государства и поставлены!» Это, как правило, люди с низкой энергетикой и выученной беспомощностью — «лишь бы не было войны» и «от меня ничего не зависит», они зажаты и подавлены с раннего возраста (детский сад, школа, родители). Весь их ресурс уходит на выживание в текущих обстоятельствах, и адаптироваться к резким изменениям им будет очень сложно. На инициацию перемен тем более энергии нет.

— Можно ли в принципе не разговаривать о политике в семье, особенно когда действительно хочется обсудить происходящее?

— Можно. Можно обсудить с друзьями или другими неравнодушными. Особенно когда понимаешь, что обсуждение в семье с большей вероятностью приведет к конфликту. Социальные сети, чаты, форумы сейчас стали хорошей платформой для политических дебатов, где можно высказать свою позицию, получить поддержку, попытаться переубедить оппонентов или сомневающихся, обсудить совместный план действий — глобальный или локальный. А с пожилыми родителями можно поговорить о здоровье, даче и успехах внуков.

— Грозит ли нам своего рода «эпидемия ссор» в семье, как это было в России из-за событий в Крыму в 2014 году и в США после избрания Дональда Трампа в 2016-м?

— Мое личное мнение — скорее нет. Ситуация в стране довольно однозначная, уровень солидарности крайне высокий, и очень немного пространства для ссор в принципе.

-20%
-57%
-14%
-30%
-25%
-35%
-40%