/

Пандемия, карантинные меры, самоизоляция и падение мировой экономики — весна выдалась нелегкой, пожалуй, для жителей всей планеты. А информации и мнений по поводу коронавируса и трудностей жизни во время эпидемии и после не становится меньше. Вместе с тем страхи относительно здоровья, финансового благополучия и будущего только приумножаются.

Как справиться с тревогой в кризисное время и что делать, если от чтения новостей становится плохо, мы попросили рассказать психолога Павла Зыгмантовича, который сейчас сам находится в самоизоляции как контакт второго уровня.

Павел отмечает, что все происходящее сейчас в мире в связи коронавирусом — всему человечеству в диковинку, отсюда произрастает главная причина тревог.

— В Китае и в Африке за последние десятилетия несколько раз случались эпидемии, вводили карантинные меры, но это скорее локальная история. Разумеется, если обратиться к истории, то можно вспомнить чуму, холеру и «испанку». В народной памяти сохранилась, пожалуй, только последняя. Тем не менее можно сказать, что правительства всех стран, граждане, в том числе и медики, действуют на ощупь, потому что непосредственного опыта борьбы с пандемией такого масштаба уже ни у кого нет, после «испанки» прошло слишком много времени. Если бы человечество сталкивалось с эпидемией, допустим, каждые 15 лет, то тревог было бы меньше. Наши дети, например, уже имеют такой опыт, для них пандемия и карантин в будущем — норма. И если подобное повторится (не хотелось бы, конечно), они скажут: «Ну это мы уже проходили. Вот помним, как в 2020-м сидели безвылазно в квартире целые две недели. Каждый день приходил милиционер, чтобы нас проверить».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

То же самое верно и для экономического кризиса. На памяти зрелых людей — кризисы 1991-го, 2011-го, 2014-го, в России хорошо помнят 2008 год. Имеющим опыт прохождения кризисной ситуации подобного рода, психологически проще справиться сейчас — составить план действий: сократить расходы, урезать премии, договориться об отсрочке аренды, поискать другие помещения и так далее. Молодежи — сложнее, для них это первый серьезный кризис. Конечно, без потерь из ситуации выйти невозможно, но рано или поздно произойдет адаптация. Будет ли нам весело? Нет, не будет. Но человек привыкает к изменяющимся условиям. Справимся и на этот раз.

— Как чтение новостей про коронавирус влияет на психологическое состояние?

— Крайне плохо. Есть исследование новостной повестки после взрыва на Бостонском марафоне в 2013 году. Выяснилось, что люди, читающие новости о теракте, получили такой же психологический стресс, как и те, кто находился на месте событий.

Выполняя «отработку темы» (взяли комментарий у одного, у второго, у третьего) медиа выполняют свою функцию — информируют общественность о том, что происходит, помогают сориентироваться в мире, но чтение лавины новостей на непростую тему вызывает у читателя стресс и тревоги. Но самое интересное, что перестать читать новости мы не можем, потому что стремимся понимать, что и как устроено в мире.

— Какие корни у этого стремления?

— Потребность быть компетентным, которая, в свою очередь, связана с необходимостью выживать. Логика такая: если я не знаю, какие ягоды и грибы я собрал в лесу, то могу съесть их и умереть. Если не различу, кто мелькнул в кустах: лань или тигр, то останусь без еды или погибну от лап хищника. Поэтому наш мозг жаждет собирать информацию — это вопрос жизни и смерти. Даже если важное случается далеко, как, например, теракт на Бостонском марафоне, мы все равно впитываем информацию, ведь такое может повториться у нас, а значит, лучше вооружиться знаниями.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

При этом, видимо, эволюционно люди оказались не готовы к такому объему информации, который создали в СМИ и в социальных сетях по теме коронавируса. Произошла необычная ситуация, когда при большом поглощении информации остаешься таким же некомпетентным. Почему? В одном источнике пишут, что заболело много человек, в другом — что это сравнительно немного, в третьем — доказывают, что все страшно, в четвертом — приводят данные, которые опровергают этот тезис. Потом на глаза попадается заголовок: «В Беларуси не хватает защитных средств». Думаешь: «У нас все плохо», а затем узнаешь, что в США и ЕС тоже не хватает защитных средств. Тогда получается, что везде все нехорошо. Приходит осознание, что ты беззащитен и не понимаешь, что предпринять. А здесь дело касается еще одной важной потребности — в автономии, или контроле.

— Что такое потребность в автономии и как она реализуется?

— Это потребность самому принимать решения и самому контролировать свои действия. Она тесно связана с потребностью в компетентности, потому что когда мы в чем-то разбираемся, то можем это контролировать. Потеря контроля приводит к тому, что человек впадает в состояние «выученной беспомощности».

Что делать? Крайне желательно искать способы, чтобы сделать ситуацию контрольной, компетентной. Например, сесть и записать все, что от вас зависит в жизни. Вплоть до мелочей: какой порядок продуктов в холодильнике вы хотите, как и что будете готовить, как оденетесь, как причешетесь.

Виктор Франкл в книге «Сказать жизни: «Да!» Психолог в концлагере» описывал, как в ситуации полного подчинения обстоятельствам он искал действия, которые может контролировать и которые не могут отобрать у него надзиратели. Ему помогала чистка зубов. Понятно, что пасты и щетки не было, но он опускал пальцы в воду и так их чистил. Такое простое действие помогало ему не потерять рассудок.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Наша задача сейчас — такая же: максимально отмечать те сферы нашей жизни, где можно осуществить контроль. Хотите сделать ремонт? Пожалуйста. Вы решаете, как будет висеть полочка и где вы просверлите для нее дырочки. Не можете делать ремонт? Открываете YouTube, находите уроки, допустим, по вышиванию и учитесь. Стало получаться? Хорошо, вот потребность в компетентности удовлетворена, а следом за ней и возвращается счастье контроля. А ведь еще можно открыть комментарии, почитать и понять, как много классных ребят занимается вышиванием, тем самым подпитывая чувство принадлежности к группе.

— С чем связан страх неопределенности?

— Тоже с потерей автономии. Чтобы преодолеть этот страх, нужно составлять планы, причем чем больше, тем лучше. Они должны быть общими, а не конкретными и детальными. Предположим, вы боитесь потерять работу. Запланируйте, что в таком случае для начала обзвоните все контакты из записной книжки телефона, потом посмотрите вакансии в центрах занятости, отправите резюме на разные сайты, а если ничего не получится, то уедете в деревню на полгода. В этом случае нет задачи быть стратегом, вам нужно вернуть чувство контроля.

— Еще один из страхов по поводу коронавируса: страх, что официальные институты скрывают информацию о количестве жертв.

— Это не только белорусская специфика. Всегда трупов насчитывают больше, чем есть на самом деле. Например, в «Зимней вишне». Но сейчас с развитием интернета и технологий спрятать такую информацию почти невозможно, потому что у всех умерших есть родственники, которые будут задавать вопросы об исчезнувших. Конечно, в такой ситуации нужно прямо и четко информировать население о том, что происходит. Только нужно понимать, что паники и страха не будет только в том случае, если власти доверяют. Но власти не доверяют нигде. Если мы зайдем на популярный новостной сервис reddit, то найдем массу сообщений о том, что власти США скрывают информацию и реальное положение вещей.

Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Reuters

— Можно ли полностью избавиться от страхов и тревог во время коронавируса?

— Нет, нельзя, но этого и не надо делать. Задача страха — развить в нас гибкость внимания. Человеку нужно бояться, чтобы в случае опасности вскочить на ближайшее дерево, которое он заприметил еще до. Если ты боишься заболеть: бойся, упаковывайся, сшей себе костюм, если нет костюма, то сделай его сам, сшей маску. Превращай страх в топливо для действий. Сиди дома, если можешь сидеть. А если не можешь — защищайся.

— Как помочь себе чувствовать большую психологическую устойчивость?

— Можно изучить опыт людей, которые проходили через эпидемии. Письменность была распространена во время чумы, холеры и «испанки». Исаак Ньютон спасался от чумы в деревне, Александр Пушкин много писал, находясь в холерном карантине, в своем имении. Погуглите, узнайте об этом опыте. Станете более компетентными в вопросах жизни на карантине — это раз, а во-вторых, удовлетворить чувство принадлежности.

— А что по поводу страха за пожилых родственников: людей, которые жили в войну или помнят кризис во время развала СССР. Они часто не боятся коронавируса, хотя входят в группу риска?

— Нельзя человека заставить сидеть дома, если он не хочет. Не стоит забывать, что жизнь взрослого человека — это его ответственность. Но есть хитрый ход, попробуйте сказать: «Не думаешь о себе, так подумай обо мне. Что я буду делать?! Без тебя…». Это может сработать, ведь людям в силу социальности иногда проще махнуть рукой на себя, но сложнее это сделать, если они делают это для других. Так и наши близкие: ради нас они готовы на большее.

-10%
-50%
-70%
-25%
-15%
-10%
-20%
-10%