108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  2. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  5. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  6. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  7. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  8. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  9. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  10. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  13. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  14. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  15. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  16. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  17. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  18. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  19. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  20. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  23. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  24. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  25. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  26. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  27. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  28. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  29. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  30. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей


/ Фото: unsplash.com

Автор журнала Men’s Health и секс-блогер Арина Винтовкина в своем инстаграме затронула острую тему: что чувствуешь, когда узнаешь, что у твоего партнера были отношения с человеком, у которого ВИЧ. Страх, злость, беспомощность.
Но разве в этом виноват кто-то, кроме нас самих?

«У моего предыдущего партнера — ВИЧ». Я четко помню, как после этой фразы я перестала чувствовать пол под своими ногами. Проваливалась куда-то все ниже и ниже. И все, что говорилось дальше — про то, что секс у них был со всеми необходимыми мерами безопасности; что тот человек давно на терапии, регулярно сдает анализы и содержание вируса в крови таково, что риск его передачи фактически отсутствует, — я слышала, но словно через толщу воды. В ушах гудело. Мысли скакали: «Надо сдать анализы. Когда? Сейчас? А если период „окна“? А если все-таки риск был? Я же не стояла рядом с их кроватью со свечкой…»

Честно сказать, вспоминая ту свою реакцию — до обидного стереотипную и примитивную, — я и сегодня чувствую стыд. Но четко понимаю, откуда растут ноги той паники, которая буквально затопила меня.



Одно дело знать про ВИЧ. А в силу своего рода деятельности знаю о нем, вероятно, на порядок больше, чем многие. И статистику (чудовищную, ситуация в России такова, что должна быть объявлена эпидемия; официально из 146 миллионов населения России с ВИЧ живет 1 миллион — по данным Роспотребнадзора; Прим. редакции: на 1 октября 2019 года в Беларуси проживает 21 566 людей с ВИЧ-положительным статусом (без учета пациентов, выбывших за пределы страны). И способы передачи (что 60% случаев заражения приходится на гетеросексуальные контакты «обычных» людей — семейных, с детьми, без вредных привычек, а не «падших маргиналов» из криминальных сводок). И то, что ВИЧ-положительные люди на терапии могут и сексом заниматься, и детей рожать без риска передачи вируса. И то, какая жуткая стигма у самой темы ВИЧ, и с каким адовым количеством сложностей сталкиваются ВИЧ+ люди, потому что информации в головах людей в разы меньше, чем страхов.



Но совершенно другое дело — услышать то, что я услышала, и осознать: «Я занималась сексом с человеком, который занимался сексом с человеком, у которого ВИЧ».
То есть оказаться к этой теме так близко, как никогда раньше.

Хотя, если вдуматься, это ужасно глупая фраза. Абсолютно бессмысленная. Вопиюще наивная.

Всегда ли я спрашивала справку? Нет.

Всегда ли я предохранялась? Нет.

Всегда ли я была в курсе сексуального бэкграунда и в целом бэкграунда (где делали тату, маникюр, лечат зубы, как часто сдают анализы и пр.) своих партнеров? Разумеется, нет.

По факту, каждый день своей жизни, всегда, я была ровно так же близка к ВИЧ, как и в тот день.
Так же близка, как любой из нас.

Просто предпочитала поглядывать на мир через розовые очки и считать, что это все где-то там, далеко, а с информированным человеком, который носит в сумочке презерватив и избегает сомнительных тату-салонов, такого случиться не может.

Но если снять розовые очки — а их жизненно важно снять — ты можешь быть уверен только в себе. И только в том случае, если знаешь свой ВИЧ-статус. Если сдаешь анализы регулярно, а не только после «опасного контакта», потому что есть риск заразиться не через секс, а, например, при использовании нестерильного медицинского инструментария (в том числе при выполнении пирсинга, татуажа и пр.), переливании крови и т. д.

Знать свой ВИЧ-статус надо так же четко, как вы знаете собственное имя и дату рождения. Только это знание можно противопоставить страху (а поверьте, несмотря на то, что я сдаю анализы минимум раз в год, эта процедура не становится менее волнительной).

Всем страшно и тревожно. Но иллюзии делают нас не спокойнее, а уязвимее. И единственное, что можно противопоставить страху, — это четкое знание о состоянии своего здоровья.

-20%
-15%
-80%
-10%
-10%
-10%
-10%
-23%