/ Фото: unsplash.com

Автор журнала Men’s Health и секс-блогер Арина Винтовкина в своем инстаграме затронула острую тему: что чувствуешь, когда узнаешь, что у твоего партнера были отношения с человеком, у которого ВИЧ. Страх, злость, беспомощность.
Но разве в этом виноват кто-то, кроме нас самих?

«У моего предыдущего партнера — ВИЧ». Я четко помню, как после этой фразы я перестала чувствовать пол под своими ногами. Проваливалась куда-то все ниже и ниже. И все, что говорилось дальше — про то, что секс у них был со всеми необходимыми мерами безопасности; что тот человек давно на терапии, регулярно сдает анализы и содержание вируса в крови таково, что риск его передачи фактически отсутствует, — я слышала, но словно через толщу воды. В ушах гудело. Мысли скакали: «Надо сдать анализы. Когда? Сейчас? А если период „окна“? А если все-таки риск был? Я же не стояла рядом с их кроватью со свечкой…»

Честно сказать, вспоминая ту свою реакцию — до обидного стереотипную и примитивную, — я и сегодня чувствую стыд. Но четко понимаю, откуда растут ноги той паники, которая буквально затопила меня.



Одно дело знать про ВИЧ. А в силу своего рода деятельности знаю о нем, вероятно, на порядок больше, чем многие. И статистику (чудовищную, ситуация в России такова, что должна быть объявлена эпидемия; официально из 146 миллионов населения России с ВИЧ живет 1 миллион — по данным Роспотребнадзора; Прим. редакции: на 1 октября 2019 года в Беларуси проживает 21 566 людей с ВИЧ-положительным статусом (без учета пациентов, выбывших за пределы страны). И способы передачи (что 60% случаев заражения приходится на гетеросексуальные контакты «обычных» людей — семейных, с детьми, без вредных привычек, а не «падших маргиналов» из криминальных сводок). И то, что ВИЧ-положительные люди на терапии могут и сексом заниматься, и детей рожать без риска передачи вируса. И то, какая жуткая стигма у самой темы ВИЧ, и с каким адовым количеством сложностей сталкиваются ВИЧ+ люди, потому что информации в головах людей в разы меньше, чем страхов.



Но совершенно другое дело — услышать то, что я услышала, и осознать: «Я занималась сексом с человеком, который занимался сексом с человеком, у которого ВИЧ».
То есть оказаться к этой теме так близко, как никогда раньше.

Хотя, если вдуматься, это ужасно глупая фраза. Абсолютно бессмысленная. Вопиюще наивная.

Всегда ли я спрашивала справку? Нет.

Всегда ли я предохранялась? Нет.

Всегда ли я была в курсе сексуального бэкграунда и в целом бэкграунда (где делали тату, маникюр, лечат зубы, как часто сдают анализы и пр.) своих партнеров? Разумеется, нет.

По факту, каждый день своей жизни, всегда, я была ровно так же близка к ВИЧ, как и в тот день.
Так же близка, как любой из нас.

Просто предпочитала поглядывать на мир через розовые очки и считать, что это все где-то там, далеко, а с информированным человеком, который носит в сумочке презерватив и избегает сомнительных тату-салонов, такого случиться не может.

Но если снять розовые очки — а их жизненно важно снять — ты можешь быть уверен только в себе. И только в том случае, если знаешь свой ВИЧ-статус. Если сдаешь анализы регулярно, а не только после «опасного контакта», потому что есть риск заразиться не через секс, а, например, при использовании нестерильного медицинского инструментария (в том числе при выполнении пирсинга, татуажа и пр.), переливании крови и т. д.

Знать свой ВИЧ-статус надо так же четко, как вы знаете собственное имя и дату рождения. Только это знание можно противопоставить страху (а поверьте, несмотря на то, что я сдаю анализы минимум раз в год, эта процедура не становится менее волнительной).

Всем страшно и тревожно. Но иллюзии делают нас не спокойнее, а уязвимее. И единственное, что можно противопоставить страху, — это четкое знание о состоянии своего здоровья.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-5%
-10%
-20%
-40%
-19%
-10%
-20%
-20%
-10%
-50%