Психолог, колумнист LADY Катерина Зыкова разбирает, почему мы склонны винить родителей в своих проблемах и почему это делать стоит не всегда.

Катерина Зыкова — экзистенциальный психолог, автор телеграм-канала «толерантность к неопределенности»

— Есть такой популярный миф: психологов хлебом не корми, а дай обвинить родителей клиента во всех смертных грехах. Не знаю точно, откуда такое представление взялось. Предполагаю, что это коктейль из около Фрейда (психоанализ, все корни растут из детства, все психологи копаются в детстве) и общей риторики нынешней детоцентрированности, в которой роль родителя архиважна, и он как бы заранее виноват и недостаточно старается, ведь всегда можно лучше, «тыжемать», ты вообще про теорию привязанности слышала и т. д.

Давайте сразу определимся: никто ни в чем не виноват. Никто никому ничего не должен. Идеальных родителей не существует. Разбираться и исследовать свои отношения с родителями можно, иногда это бывает полезно. А теперь обо всем по порядку.

Детство всему голова

Родители — это значимые фигуры в жизни ребенка, а главное — в его психике. Они — целая вселенная, в которой формируются и через которую потом фильтруются представления о себе, мире, других людях и т. д. Бывает, родителей и нет давно, а внутри слышен их голос: «я тебя люблю несмотря ни на что» или «ты мне всю жизнь испортил, лучше бы тебя не было» — ну голоса разные бывают. Может, в них теплота и принятие. Может, критика, обесценивание, холодность, отстраненность, манипуляции и контроль под видом опеки и заботы и так далее. Багаж из детства человек забирает с собой в дальнейшую жизнь в том или ином виде. И багаж этот может быть надежным, поддерживающим или не самым приятным. С первым вариантом всё более-менее понятно, давайте про второй.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Вариантов неприятного багажа много. Например, родители критиковали и обесценивали по любому поводу, ребенок вырос, стал успешным и уважаемым, но живет с ощущением, что он ничтожество, самозванец, плохо старается, достижения не радуют и кажутся незначительными. Или родители чрезмерно опекали, и вышло как в том анекдоте «мама, я сейчас замерз или хочу кушать?»: человек не знает, чего хочет, не чувствует свои потребности, недоволен жизнью и, возможно, ожидает от своего партнера телепатии в угадывании и удовлетворении своих желаний, от чего страдают оба. А может, ребенок сам рано стал родителем для своих инфантильных, зависимых, больных или очень тревожных мамы и папы, вырос и постоянно всех «спасает», живет жизнями других по созависимой модели.

А еще бывает, родитель «воспитывает» ребёнка через насилие. В Беларуси только 17,4% родителей не считают телесные наказания эффективными или оправданными, 65% детей в нашей стране подвергается давлению физическому и психологическому. Люди, которых били в детстве, в дальнейшем демонстрируют интенсивные посттравматические реакции, у них низкая самооценка, большой риск возникновения депрессии, агрессивного поведения, множества хронических заболеваний, ухудшения когнитивных способностей, различные зависимости, саморазрушение. Исследований на эту тему множество (например, «Опыт неблагополучного детства» 1997 года, проведенное Центром по профилактике и контролю заболеваемости США; исследование Американского психиатрического центра г. Нью-Йорка, 2003 и т. д.). Пользуясь случаем, напомню, что детей бить нельзя. Нет, это никогда не бывает оправдано.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Ну вы поняли: родительские установки, сценарии, механизмы, удачи и промахи воспитания любят осознанно и неосознанно передавать человеку привет в его взрослой жизни. Что с этим делать? Обвинять родителей — действительно сомнительный вариант, и вот почему. Перекладывание ответственности, то есть авторства своей собственной жизни на любые внешние источники — родителей, учителей, страну, эпоху, Бога, погоду, что угодно — просто лишают возможности эту жизнь начать менять. Родителей тоже можно рассматривать как данность, которую нельзя было выбирать. Да, увы, она такая, другой не будет, но как теперь жить с этой данностью, как к ней относиться, как быть с ней в настоящем — здесь уже каждый выбирает сам.

Хорошо, если никто не виноват, то зачем вообще трогать родителей и копаться в детстве?

Вернуться в детство можно за собой, чтобы (метафорически) забрать себя оттуда. Прожить накопившиеся непрожитые чувства: злость, обиду, боль, бессилие, страх, печаль, вину. Когда я был маленьким, я чувствовал разное, но не мог это выразить, например, потому что на родителей нельзя было злиться. Или не мог себя защитить, ведь взрослые тогда были сильнее и могущественнее. А сейчас я могу прожить все это, выплеснуть наружу — внутри себя/на занятии по боксу/в кабинете психолога/в воображаемом или реальном разговоре с родителями и т.д. А потом я могу обнаружить, что сейчас я — взрослый. И я, взрослый, могу себя защитить, могу о себе позаботиться, могу сам стать любящим родителем своей нежной детской части.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Можно вернуться в детство, чтобы осознать, что вы делали все, что могли, отношения с родителями не сложились не потому что вы «плохой». Иногда верить в собственную плохость проще, чем осознавать ужас родительской нелюбви, так про это очень хорошо писал экзистенциальный психолог Ролло Мэй в книге «Открытие Бытия»: «Так, например, ребенок, который чувствует, что он не любим своими родителями, может, как правило, говорить самому себе: „Если бы я был другим, если бы я не был плохим, то они бы любили меня“. Таким образом, он избегает того, чтобы посмотреть правде в глаза и осознать ужас от того, что не любим».

Вернуться в детство можно, чтобы пережить бессилие и потерять надежду: прошлое правда нельзя изменить и исправить, ну никак. И отгоревать этот факт, оплакать, встретиться со своим отчаянием. Отчаянием от того, что ни с кого ничего нельзя вытребовать, в глобальном смысле никто не виноват, жизнь такая, какая есть, и с этим надо как-то быть.

Вернуться в детство можно для того, чтобы сейчас с позиции взрослого человека понять, что родители — не боги и не волшебники, они не идеальные — и это даже хорошо, потому что от идеальных родителей невозможно сепарироваться. В глобальном смысле никаких авторитетов нет (хотя так хочется, чтобы они были!), придется самому принимать решения, жить без иллюзии опоры на «могущественные» фигуры, каждый человек обречен на свободу — и этот факт может одновременно страшить и завораживать.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Все люди — люди

Я набросала только примерный список причин и возможностей исследования своего детства и отношений с родителями. Касаться этой темы или нет, лезть туда с головой или частично, одному или с поддержкой специалиста — решать вам. Все люди — просто люди, и это, пожалуй, основная мысль, которую я хочу выразить. В отношениях с родителями, как и в отношениях с любыми другими людьми, может быть всякое. Маму и папу можно любить, искренне хотеть с ними видеться, звонить, поддерживать, помогать — не из-за мифа о долге родителям, а потому что хочется. Родителей можно не любить, на них можно злиться, их можно не прощать (среди психологов есть немало поклонников обязательного прощения. Я не думаю, что в отношениях есть что-то обязательное и однозначное. Иногда обида и непрощение — это не махровый инфантилизм, а чувство, дающее кривую и косую, но всё-таки надежду — ведь пока человек не прощает, он как бы верит, что всё еще может измениться, хорошие отношения как будто ещё возможны). Прошлое нельзя переделать, родители — обычные люди, и тут наступает пора задать себе вопрос: а чего я хочу от отношений с ними? Может, ничего не хочу. А может, прямо сейчас хочу позвонить родителям и мне правда интересно, как у них дела.

-30%
-46%
-60%
-10%
-30%
-10%
-50%
-20%
-30%
-30%