104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  2. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  3. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  4. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  5. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  6. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  7. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  8. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  9. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  10. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  11. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  12. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  13. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  14. Суд над физруком за удар школьника, закрывшиеся магазины и что с ценами на продукты — все за вчера
  15. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  16. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  17. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  18. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  19. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  20. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  21. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  22. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  23. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  24. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  25. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  26. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  27. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  28. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  29. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  30. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском


Психолог Оксана Фадеева выложила у себя на странице в Facebook проникновенный пост о том, как навязчивый контроль и внимание со стороны родных к телу девочки выливается в ее деструктивное поведение во взрослом возрасте.

Фото: со страницы в Facebook Елены Фадеевой
Фото: со страницы в Facebook Оксаны Фадеевой

— Есть такие разухабистые женщины, кому и море по колено, и горы по плечу. Виски без колы в левой компании? Запросто. Секс с незнакомцем — в машине, туалете клуба, да где угодно — а что такого? Ломануть непонятно с кем в Камбожду без денег и страховки — легко, один раз живем. Со стороны это как-то диковато; хочется про низкую социальную ответственность ввернуть и про нехватку морали. Но не надо.

Потому что это травма.

Это диссоциативное отделение — себя от тела, себя от себя. Эмоции в одну сторону, поступки в другую, причины и следствия не связаны воедино. Нет цельности, нет прочной ткани, когда психическое соткано в непротиворечивую картину. Это такая беда, когда наступаешь на одни и те же грабли, даже не чувствуя удара по лбу, ибо чувствительность заморожена.

Бравада, которая скрывает тектонический разлом.

В самом тяжелом случае в анамнезе будет инцест, раннее насилие, побои. В менее жестком — захваченная кем-то власть над телом. Мать ковыряет у дочки прыщики на спине, невзирая на протест. Отец дает пощечину, увидев прощальный поцелуй с одноклассником у подъезда. Бабушка шипит «ишь, цаца», когда девочка-подросток закрывается в ванной переодеться. А родственница, седьмая вода на киселе, восклицает «ой, какие сисечки выросли!» и тянет к ним руку, и все ждут улыбки. Это же так мило. Тело принадлежит семье. Семья решает, насколько оно упитанное или худое, привлекательное или «замуж не возьмут». А владелицу никто и не спрашивал.

Фото: со страницы Facebook  Елены Фадеевой в Facebook.com
Фото: со страницы Елены Фадеевой в Facebook.com

Первый дочкин секс в таком семействе — всегда предательство, как если бы мамина левая нога сама пошла на панель. Пережить без проклятий — нереально. Благословить на взрослую жизнь — да вы что, шутите? Вот только беда в том, что вряд ли секс случился по обоюдному желанию. Скорее, молодой человек заявил претензии на тело так же, как их заявляла вся семья, и девочка подчинилась. Она не знала, что можно по-другому.

И потому, когда девочка вырастает и продолжает с собой плохо обходиться, дело не в морали. Да оно почти всегда не в морали. Просто тело, ставшее плацдармом для бесчеловечных экспериментов, по-прежнему не воспринимается как свое. С ним можно и нужно без церемоний, потому что боль — единственное чувство, которое удается пережить. Боль лучше, чем ничего, потому что, если больно, — значит, жива, а когда ничего — то не факт.

-20%
-20%
-30%
-15%
-15%
-20%
-40%
-10%