BBC News Русская служба


18+

Лера в 18 лет бросила институт, ушла из дома и попала в компанию, где увлекались селфхармом. Чтобы стать частью группы, девушка решила попробовать причинить себе боль. Впоследствии новые ощущения стали помогать ей справляться с эмоциями.

Сильнейший стресс, постоянное напряжение, гнев, недовольство своим телом, проблемы с самоидентификацией — это неполный список причин, которые заставляют некоторых людей вредить себе.

Изображение носит иллюстративный характер / Фото: unsplash.com


По данным опубликованного этим летом британского исследования, к селфхарму больше всего склонны девушки в возрасте от 16 до 24 лет. За последнее время их стало больше в три раза.

В России такой статистики нет. Специалисты чаще опираются на западные данные, но по практике видят, что людей, которые причиняют себе вред, в стране достаточно много.

«Хлесткая пощечина»

«Это была будто бы одна из точек входа в компанию людей, которые мне нравились. Раз все так делают, буду и я, чтобы быть своей, чтобы меня приняли», — рассказывает Би-би-си Лера Лямина.

Сначала она немного себя поранила, потом — больше: «Потом оказалось, что селфхарм помогает справляться с эмоциональным накалом. Были периоды затишья, они сменялись болезненными отношениями, истериками — тогда я вредила себе снова. Часто — будучи пьяной. Это как таз ледяной воды на голову или хлесткая пощечина», — говорит Лера о том, как селфхарм помогал обуздать навалившиеся эмоции.

Изображение носит иллюстративный характер / Фото: unsplash.com/

Справиться с проблемой девушке помогла психотерапия, на которую она пошла четыре года спустя, и лекарства: «Оказалось, что у меня пограничное расстройство личности и биполярное расстройство. Сейчас я гораздо осознаннее, спокойнее, взрослее».

Она начала вести канал в «Телеграме» и записывать подкасты. Там девушка рассказывает о своем опыте, отвечает на вопросы и просто дает понять, что такие люди, как она, не одиноки.

«Для преодоления кризиса есть специальные упражнения. Можно, например, окунуть лицо в ледяную воду и задержать дыхание или пробежать несколько километров, до изнеможения. В общем, любым безопасным способом сбросить напряжение и эмоции, потому что именно они, их гиперинтенсивность, и провоцируют селфхарм. Потом нужно вернуться в реальность с помощью упражнений на осознанность, а после позаботиться о себе: налить вкусный чай, лечь в теплую ванну — у каждого свои способы», — советует Лера.

Неточная наука

Согласно официальному определению, селфхарм не носит суицидальный характер. По международной классификации болезней, селфхармом считаются не только порезы, ожоги и синяки от ударов, но и расцарапывание себя (дерматилломания), вырывание волос на голове и теле (трихотилломания), сознательное отравление лекарствами и химикатами, наркомания, алкоголизм, голодание и отказ от воды, прыжки с высоты и целенаправленные ДТП.

Некоторые российские психологи причисляют к этому списку анорексию, булимию, пирсинг и татуировки. В Соединенном Королевстве они признаками селфхарма не считаются.

«Самоповреждения — всегда серьезный сигнал о неблагополучии. Они возникают в результате накопления у подростка критической массы проблем», — говорит Софья Шевякова, психолог и руководитель отдела мониторинга АНО «Центр многопрофильной помощи реабилитационным центрам для людей с аддиктивными расстройствами».

Таким образом молодые люди пытаются сообщить о проблеме, попросить о помощи, вернуть себе контроль над собственными чувствами.

Изображение носит иллюстративный характер / Фото: unsplash.com

«Зачастую подросток даже не может объяснить, зачем он это сделал. Знает только, что потом ему стало легче», — поясняет психолог.

Для исследования, проведенного в 2017 году, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета Наталия Польская опросила 643 человека в возрасте от 13 до 23 лет.

Результаты показали, что 35% респондентов как минимум один раз причиняли себе вред. «Девочки этим занимаются больше в раннем возрасте — в 12−13 лет. С 16 лет соотношение полов выравнивается, различаются только методы», — говорит Польская.

Профессор добавила, что исследования проходят на основе заполнения анкет: «Каждый может написать то, что хочет, поэтому точные цифры и данные в этом случае определить невозможно».

«Родители не замечали шрамы»

Ира (имя изменено по просьбе героини) родилась в неблагополучной семье, где у родителей были проблемы с алкоголем. Мать часто приводила разных мужчин домой, не скрывая этого от дочери.

После смерти отца, в 11 лет Иру официально удочерили родная тетя и ее муж. «Они очень боялись, что я пойду по стопам родителей, поэтому были со мной достаточно строги и многое запрещали», — рассказала девушка.

Когда Ире было 16 лет, с приемным отцом она поехала на отдых. Там она не только завела друзей, но и впервые влюбилась.

«Когда отец обнаружил, что я вечером опоздала домой, он ужасно на меня накричал и сказал, что я ему не дочь. Эти слова прозвучали для меня фатально», — говорит девушка.

Тогда же она взяла бритву и впервые сама себя поранила: «От этого стало легче, перестала ощущаться [душевная] боль», — вспоминает Ира.

Со временем контроль только усиливался. Всякий раз, когда девушка хоть немного отходила от установленных рамок, родители устраивали скандалы и говорили, что Ира таким поведением убивает свою мать. Однажды отец даже дал ей пощечину.

Это усугубляло ситуацию: «Мои шрамы были видны, но родители их будто не замечали — продолжали жить в своей реальности».

Чтобы избавиться от тотального родительского контроля, Ира вышла замуж. Переехав к мужу, она перестала причинять себе вред в первую очередь по эстетическим соображениям.

Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: Reuters

Брак счастья не принес, вскоре девушка вернулась домой, где мать приняла ее и поддержала. Через некоторое время Ира снова вышла замуж, родила дочь, но отношения в новой семье снова не сложились.

«Когда муж предложил разойтись, я не согласилась и стала активно работать над нашими отношениями. Это была какая-то пытка надеждой», — говорит Ира.

Через 13 лет брак все равно распался окончательно. После ухода мужа девушка обратилась к специалисту, чтобы разобраться в себе и прояснить многие ситуации в своей жизни.

Сейчас она сама учится на психолога и вскоре сможет оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, используя и собственный жизненный опыт.

На вопрос о том, что бы она посоветовала тем, кто стал жертвой селфхарма, Ира ответила: «В сложных ситуациях надо обязательно просить о помощи. Не надо бояться этого делать, когда не хватает способности позаботиться о себе самому».

Профилактика селфхарма

То, что молодые люди редко обращаются за помощью, подтверждают и британские исследователи. Специалисты были поражены, что половина тех, кто причиняет себе боль, остается без квалифицированной поддержки. За помощью они, как правило, обращаются по настоянию родителей или друзей.

Профессор Луис Аппелби возглавляет Национальную стратегию предотвращения самоубийств в Англии. Он уверен, что «ущерб, который люди сами себе наносят, может [с возрастом] становиться серьезнее и приобретать фатальный исход».

Подростки понимают, что делают, поэтому всячески прячут следы самоповреждений. Изначально своих отпрысков приводят родители, потому что не могут совладать с их поведением. То, что дети наносят себе физический вред, обнаруживается во время терапии, когда между врачом и пациентом устанавливаются доверительные отношения, — говорит Софья Шевякова. — Однажды ко мне привели девочку, которая выдирала себе волосы на голове. Залысины стали видны, и родители забеспокоились".

«Проблема в том, что они не знают, куда и к кому обращаться. Из-за этого люди затягивают процесс похода к врачу, а проблема только усугубляется. Многие к тому же стыдятся своей склонности к самоповреждению, — поясняет клинический психолог Александра Меньшикова. — Поход к специалисту для них — как будто признание в том, что они сумасшедшие, их сразу госпитализируют и будут считать психически больными».

Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер / Фото: pixabay.com

Селфхарм — показатель неразрешимых эмоциональных проблем. Их профилактика — это прежде всего забота о психологическом здоровье ребенка с самого раннего возраста. Любое насилие в семье снижает адаптивные возможности психики ребенка, вызывает у него состояние хронического неконтролируемого стресса.

«В дальнейшем это приводит к проблемам с самооценкой, низкому уровню самопринятия, депрессивности, тревожности», — говорит Софья Шевякова.

Взрослым также нужно работать над собой, потому что их нерешенные психологические проблемы и негативные жизненные сценарии сказываются на детях.

Родителям не стоит ругать своих детей, грозить и начинать воспитывать. Психологи рекомендуют обсудить проблему с ребенком, попробовать разобраться в ее причинах, обеспечить эмоциональную поддержку и тепло, чтобы он не чувствовал себя виноватым.

Депрессия, плаксивость, изолированность, низкая самооценка и резкая потеря веса также могут быть сигналами того, что человек переживает трудный период и может прибегать к селфхарму.

Стоит помнить, что нанесение себе увечий — не психическое нарушение и не признак возможного суицида. «Это странный культурный метод взросления, который с возрастом у большинства проходит», — отмечает профессор Наталия Польская.

-15%
-40%
-5%
-10%
-10%
-21%