Елена Радион /

Наш постоянный колумнист Елена Радион сегодня рассуждает о том, как лихо мы сменили установку «нужно встать за час до мужчины, чтобы успеть накраситься» на повестку дня — «можно не брить ноги и портить при нем воздух». Почему обе стратегии ведут к провалу — в этой колонке.

В молодежном сериале «Как я встретил вашу маму» есть эпизод, в котором один из главных героев по имени Барни каждый день выходил из дома, делал ровно семь шагов, удовлетворенно улыбался и заходил обратно. Сосед, живущий напротив, даже стал наблюдать за этой странностью в бинокль и измучился, теряясь в конспиративных догадках, потому что никак не мог понять, что Барни делает. Ответ оказался очень прост: Барни проводил вечера у своей манерной подруги, в чьей квартире ему запрещалось выпускать газы, поэтому он выходил для этого на улицу, а потом возвращался обратно.

Сразу вспомнился анекдот о разговоре двух подружек: «Мои отношения с парнем вышли на новый уровень». — «Что, зовет замуж?» — «Нет, замуж не зовет, но уже пердит при мне, не стесняясь».

Ясно, что если мужчине приходится выходить из дома, чтобы испортить воздух, вы еще не на новом уровне. С другой стороны, если мужчина уснул лицом в салате на свидании, то game, скорее всего, over.

Отношения между людьми — это как компьютерная игра, где нужно набрать определенное количество очков, чтобы продвинуться вперед и получить доступ к новым возможностям. Только нигде нет информационного табло, на котором высвечивается надпись: «Все, ты уже там, теперь можно чесаться и зевать».

В какой момент женщина тоже решает, что сегодня можно надеть удобные трусы вместо кружевных стрингов? На каком по счету свидании можно задремать в свое удовольствие, развалившись на диване после ужина, вычеркнув из обязательной программы образцово-показательный секс? Или это можно только после предложения руки и сердца? Или только после свадьбы? Или вообще никогда?

Может быть, именно из-за ощущения, что между серенадами под балконом и детской отрыжкой на рубашке есть грань, когда конфетно-букетная романтика сменяется романтикой повышенного газообразования, в Сети стали очень популярными рисунки Аманды Олеандер, художницы, которая призывает ценить простые моменты совместной жизни.

На ее рисунках пары выдавливают друг другу прыщи и расчесывают волосы под мышками, и Аманда открыто заявляет, что «отношения вышли на новый уровень, когда ты можешь при нем сменить тампон».

И вот здесь женские взгляды разделяются. С одной стороны, справление нужды — не слишком ли это отвратительное зрелище для любимого мужчины? С другой, совместная жизнь — это не всегда праздник, в ней много отталкивающих вещей, включая немощную старость (если вы собираетесь стареть вместе) с челюстными протезами в стакане и возрастным недержанием, но не в этом ли смысл близости двух сердец, чтобы не стесняться друг друга даже в самые неприглядные моменты?

Небритые ноги — символ равноправия

Когда-то очень давно я прочитала статью в популярном женском журнале о том, что если женщина хочет сохранить мужа, она должна всегда оставаться для него привлекательной и не имеет права расслабиться даже через многие годы совместной жизни. В качестве позитивного примера приводили историю женщины, которая через десять лет брака каждое утро вставала на час раньше, чтобы накраситься и сделать прическу, так как не хотела, чтобы муж видел ее без косметики.

Идея о том, что женщина должна ограждать мужчину от отвратительных физиологических подробностей менструального цикла, деторождения и ухода за детьми, а также от усилий, которые она предпринимает для того, чтобы мужчина думал, что у нее нет растительности в ненужных местах, не жирнеют волосы на голове и никогда не облезает лак на ногтях, активно пропагандировалась в женских журналах и на телеэкранах.

В 2000-е годы для нас это был пример идеальной женщины: всегда «в форме», всегда предельно собранна, причесана, накрашена, одета и готова к совокуплению. Но сейчас тенденции изменились, а вместе с ними — и представления об идеалах. Вместе с правом заниматься политикой и избираться в депутаты женщины стали отвоевывать себе право на неуместный метеоризм и умеренную волосатость.

Мы все чаще стали высказываться о том, что вечный праздник красоты и привлекательности имеет свою цену, требует денег и усилий, которые не всегда оправданны, и лозунг «женщина должна следить за собой» сменился на «что естественно, то не безобразно». Женщина отстояла свое право заявить, что она не идеальна 24 часа в сутки 7 дней в неделю и тоже может позволить себе расслабиться.

Вместо рекламных изображений рафинированных красоток из интернета на нас посыпались фотографии правды жизни: актрисы с морщинами и без макияжа, модели плюс-сайз с целлюлитом и признаками ожирения, роженицы, которые гордо демонстрируют растяжки и обвисшую кожу на животе через неделю после родов, седые пожилые женщины с артритом в качестве жизнерадостных моделей для дизайнерской одежды…

Современная женщина, которая встает на несколько часов раньше, чтобы сделать прическу, уже не пример для подражания, а способ высмеять избыточный перфекционизм. Героиня фильма «Счастье в волосах» («Nappily ever after», 2018) Вайолет пытается быть идеальной во всем, начиная от идеального дома и заканчивая идеальной прической. В результате она выслушивает откровения от своего идеального бойфренда, который признается, что боится ее и не может расслабиться в ее присутствии.

Эпоха идеальной женщины закончилась. Официально разрешается быть толстой, плохо причесанной, больной и старой, разрешается не стесняться своей физиологии и своего тела, разрешается любить себя такой, какая ты есть, даже с лишними килограммами и небритыми подмышками.

«Теперь точно не женюсь!»

Но готовы ли мы к равноправию такой амплитуды? Такой вопрос сразу невольно возникает, когда читаешь отзывы на рисунки Аманды. На самом деле большинство русскоязычной аудитории довольно негативно отнеслось к увиденному. Многие женщины однозначно высказались против того, чтобы устраивать из смены тампонов и небритых ног «презентацию». Основным аргументом против женской свободы такого уровня был «в первую очередь мне самой неприятно ходить с небритыми ногами».

Но я думаю, дело не в том, что женщинам неприятно, а в том, что они чувствуют, что наши мужчины к этому не готовы, и интуитивно подстраиваются. В подтверждение моей мысли один из мужчин резюмировал результаты обсуждения, написав то ли в шутку, то ли всерьез: «Все, теперь точно не женюсь!».

Когда я ждала второго ребенка, меня опять занесло на курсы для беременных. Оказалось, что за несколько лет на курсах многое изменилось. Во-первых, теперь туда ходят мужчины. Правда, их было всего трое и их участие квалифицировалось как подготовка к партнерским родам. Во-вторых, сейчас там показывают очень откровенное видео по принципу «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» с показом родов глазами акушерки.

Честно говоря, лично мне было очень интересно, ведь даже многократно рожавшие, которые много чего помнят об ощущениях, мало что на самом деле видели.

Но еще более любопытно было наблюдать за реакцией троих мужчин, сидящих в зале. Двое украдкой отводили глаза, а самый смелый все-таки по-геройски смотрел на экран, но с выражением «я хочу это развидеть».

Я думаю, что мы, как всегда, услышали европейский звон, но не можем понять, откуда идет звук, поэтому воспринимаем все очень буквально и слишком прямолинейно. Мы услышали, что за границей распространены партнерские роды, и силой потянули своих мужей в роддом, чтобы не отставать от моды, не понимая, что суть не в том, чтобы мужчина стоял рядом для протокола, а в выходе на тот самый пресловутый уровень близости, когда мужчина сам захочет быть с тобой в этот момент.

И дело не в том, любит он или не любит, а в том, что в общей массе наш отечественный мужской контингент еще не готов к тому, чтобы увидеть все. А мы еще не все готовы ему показать.

Стеснительность нынче не в тренде

Но тенденции таковы, что уже никто не спрашивает, готовы мы или нет. Надо ли напоминать о том, что мы живем в такое странное время, когда стеснительность уже не в тренде. Натуралистичность и цинизм в изображении человеческих отношений в широком смысле, не только в интимном, стали доминирующим направлением в искусстве и в СМИ.

Обнаженное женское тело, а в последнее время уже и мужское, — давно достояние общественности. Редкая голливудская актриса не предстала перед нами хотя бы раз, в чем мать родила, а реклама вообще считает своим долгом сопроводить любой товар как минимум парой голых сисек.

Откровенные поцелуи можно увидеть даже в фильмах для семейного просмотра, а половой акт пока еще без явной демонстрации гениталий превратился в неотъемлемую часть массовой кинематографии и индустрии развлечений.

Недавно никто не постеснялся показать в кинотеатрах, а мы не постеснялись посмотреть в присутствии посторонних людей весьма натуралистичный фильм «Дом, который построил Джек» (2018) Ларса фон Триера с мертвыми детьми и отрезанными молочными железами. Ну кого, спрашиваю я, после этого может смутить окровавленный разбухший тампон?

И как я могу чего-то стесняться в своем собственном туалете в наше время, когда я видела, как мочится голый Майкл Фассбендер (фильм «Стыд», 2011) и как сидит на унитазе Мария Шнайдер (фильм «Последнее танго в Париже», 1972)? Обращаю внимание, что это фильмы, которые вышли в широкий прокат и показывались в кинотеатрах. Почему, если сотня людей одновременно смотрит на писающего актера, то это созерцание искусства, а если в совмещенный санузел зашел по делу муж, это неловкий момент?

Согласитесь, с учетом сопутствующих обстоятельств от повышенной стеснительности сразу начинает веять ханжеством.

Неудачные ноги надо прятать!

Тогда почему бы не довести ситуацию до логического абсурда и сразу перейти к совместному выделению газов в замкнутом пространстве, пропустив предварительные церемонии?

Не соглашусь. Представьте, что вы хотите купить пирожное-корзиночку. Продавец предлагает вам сладость со смазанным кремом. Неужели вы не попросите поменять пирожное на более ровное, без дефектов?

Когда знакомишься с человеком, то хочешь видеть ровное пирожное с аккуратно выложенным кремом и вишенкой сверху. Пусть на вкус дефектное пирожное будет даже лучше, чем все остальные, но чтобы кому-то захотелось его попробовать, оно должно радовать глаз. Поэтому, как говорила секретарша Верочка из фильма «Служебный роман»: «Неудачные ноги, Людмила Прокофьевна, надо прятать!».

Как бы мы ни старались аплодировать естественности любого человеческого тела, никогда не перестанет быть актуальным фитнес, долгие часы в тренажерном зале, изнуряющие диеты, экзекуции с удалением лишней растительности, тщательное закрашивание седых волос, красивое нижнее белье, а также высокие каблуки и утягивающие корсеты, призванные сгладить недостатки фигуры. Никогда не утратят значение букеты цветов, шампанское с клубникой и ужин при свечах, даже если для этого придется выходить из квартиры время от времени, чтобы сделать заветные семь шагов.

Романтический лимб

Обратная сторона медали: если зациклиться на постоянном утаивании неудачных ног, можно так и остаться в своеобразном романтическом лимбе, фантазийном пространстве, построенном на представлениях об идеальном, как герои фильма «Начало» (2010) Кобб и Мол, которые застряли в мире, созданном из воспоминаний. Разница между жизнью и фильмом лишь в том, что в реальной жизни в лимбе время течет с обычной скоростью. Поэтому, когда вы вдруг решите из этого состояния выйти, вы обнаружите, что чертовски постарели, а рядом с вами человек, которого вы совсем не знаете.

Прекрасно всю жизнь прожить в идеальном мире без физиологических нюансов тела, без использованных тампонов и испорченного воздуха в квартире. Нет на свете счастливее людей, у которых это получилось! Проблема в том, как избежать депрессии, если идеальный мир тебя подвел? Ведь резкое столкновение с реальностью может оказаться непосильной ношей для неподготовленной психики. А реальность плоха тем, что со временем может понадобиться рядом не тот, кто принесет стакан воды, а тот, кто сменит тебе памперс.

Замечательный американский комик Родни Дэнджерфилд, которого мое поколение хорошо помнит по фильму «Снова в школу» (1986), как-то сказал: «Тяжело сохранять узы брака крепкими: моя жена целует собаку в губы, но брезгует пить из моего стакана».

Именно об этом рисунки Аманды Олеандер. Не о женском равноправии, не о вызове стеснительности и ханжеству. А о выходе из идеалистического мира, слишком долгое пребывание в котором мешает тому, чтобы «долго и счастливо» сложилось у обоих, а не у одного из двух.

-30%
-20%
-15%
-20%
-20%
-30%
-50%
-15%
-20%