Анна Мирочник впечатлилась очередным эпизодом из биографии актера Марата Башарова: он снова избил свою жену (уже третью) и избежал наказания. О том, почему семейное насилие остается нормой — в ее колонке.

Об авторе:

Репутационный технолог и PR-специалист Анна Мирочник

Писать о семейном насилии сложно. Рискуешь выглядеть либо как мужененавистница и воинствующая феминистка, либо как ведическая женщина в юбке до пят и пластиковым цветком в волосах. Но говорить нужно: хотя, как мне кажется, при нашей жизни явных перемен в восприятии этой проблемы не предвидится.

Написать этот текст меня вдохновили, если можно так выразиться, перипетии личной жизни Марата Башарова. Этот актер известен не столько ролями в кино и работами на ТВ, сколько буйным нравом и привычкой решать конфликты с женами «бычком» в нос.

Фото: rg.ru / Третья жена Башарова, которой он недавно сломал нос

И, несмотря на очередную госпитализацию супруги актера, а также публичную огласку его поведения, все у Марата хорошо: и работа есть, и возможность улететь на море подлечить нервы после избиения третьей по счету жены.

Разумеется, встает резонный вопрос: что не так со страной, где психопат, которого разоблачили (и который, кстати, запросто признался в получении взяток от участников «Битвы экстрасенсов»), продолжает жить и творить, не понеся никаких убытков?

И почему обвинение, чуть не стоившее Джонни Деппу остатков карьеры и обошедшееся Чарли Шинну в $ 1 000 000, сошло с рук Башарову?

Фото: cosmo.ru / А это вторая жена, которую актер избил до состояния комы

Конечно, справедливо заметить, что у Башарова, скорее всего, нет $ 1 000 000. И точно нет мировой славы Деппа. Тут нечем рисковать: Башарову, в отличие от Деппа, необязательно нравиться зрителю: все равно фильм не заработает ничего.

Однако есть другие нюансы, которые необходимо принимать во внимание, разбирая вопрос, как повлиять на то, чтобы общественная работа в сфере семейного насилия наконец принесла хоть какую-то пользу.

Наказание вместо предотвращения. Почему почти вся
социальная реклама на тему домашнего насилия — барахло?

Есть два великих психиатра, жизнь которых пришлась на годы Второй мировой войны. Оба они, Виктор Франкл и Бруно Беттельгейм, остались живыми, пройдя лагеря смерти, и смогли не только восстановиться, но и отрефлексировать свой опыт, чтобы передать знания другим.

В своих книгах они с разной степенью подробностей описывают, как менялись люди в диких обстоятельствах. Много говорят о самих заключенных, гораздо меньше — о тех, кто работал в те дни надсмотрщиками и терял человеческий облик, издеваясь над заключенными, или о самих солдатах. Но и то, что пишут эти два великих мыслителя прошлого столетия, важно прочитать каждому, кто считает себя гуманистом и борцом с насилием. Опыт той жуткой войны отчасти перекликается с тем, как пытаются бороться с насилием сегодня…

Книги обоих авторов рекомендую, но тут позволю себе спойлер и поделюсь одной из ключевых мыслей, которая звучит примерно следующим образом:

Каждый человек способен на страшные вещи в определенных обстоятельствах.

Каждый: вы, я, ваш муж или лучшая подруга — могут явить темную сторону, если обстоятельства сложатся диким образом. Поэтому, за исключением психически больных людей, нет людей с «врожденной склонностью» к насилию. Это отнюдь не значит, что мужчин, калечащих своих жен, нужно пожалеть. Нет, нужно спасаться и обязательно писать заявление.

Фото: vecernji.ba

Призыв не делать из тирана нелюдя имеет прикладное значение. Ведь когда чей-то кулак летит в чей-то нос, остановить насилие может только вмешательство грубой силы (а мало кто лупит жен публично, обычно все проходит «при закрытых дверях», поэтому женщине помощи ждать просто неоткуда). Или шокинг (когда жена-тихоня кидается с табуретом или страшно угрожает, и насильника это не раззадоривает (хотя чаще бывает именно так), а останавливает).

В каждом из этих случаев у женщины почти нет шансов выйти невредимой. И маловероятно, что получится сразу уйти, особенно если она любит и с супругом многое связывает. Поэтому плакаты и агитки о том, что жен бить нельзя, — барахло. Всем известно, что слабых бить нельзя, но есть те, для кого это единственное средство коммуникаций (и ваш плакат не наколдует им новый способ), и есть те, кто впадает в аффект — им, будто бешеным животным, в момент своего безумия глубоко наплевать, что скажет общество и что будет потом. Вероятно, потом станет стыдно и страшно, но в текущей ситуации человеку все равно.

Поэтому активность должна быть в первую очередь направлена на реальное предотвращение насилия, когда каждая сторона имеет возможность обратиться за квалифицированной психологической помощью. Будь так сейчас, мы бы, вероятно, не узнали о многих случаях насилия — их просто бы не случилось.

Без отказа от демонизации агрессора в вопросах побоев мы продолжим толочь воду в ступе и, более того, пойдем печально знакомым путем, когда люди делились на нормальных и «бракованных».

Огласка, которая по-настоящему приносит пользу. Или почему ваша непоследовательность может стоить здоровья незнакомой женщине?

Мысль о том, что потенциальному агрессору нужна психологическая помощь, многим покажется кощунственной, ведь не ему разбивают нос и портят здоровье. Однако обвинение намерения («жена достала, скоро не сдержусь и тресну») рождает стыд и не дает человеку пока еще в сознательном состоянии преодолеть кризис, чтобы не допустить насилия.

Не со всем в своей голове человек может справиться самостоятельно. Особенно мужчина, которого с детства приучают не ныть и оставлять чувства «для баб».

Сразу оговорюсь: минутная слабость и потеря контроля не оправдывает насильника. Взрослый человек должен уметь адаптироваться в социуме и решать проблемы, не причиняя вреда другим. И если человек прощелкал этот момент, вопрос психологической помощи становится особенно актуальным. В случае Башарова и ему подобных речь — уже о помощи принудительной, поскольку человек представляет угрозу окружению и явно не дружит с головой. Но как это сделать цивилизованно, то есть в рамках закона, если нет заявления пострадавшей? Правильно, никак. И тут мы переходим к следующей проблеме.

Фото: twimg.com

Что сделала Памела Андерсон, когда ее поколотил Томми Ли? Обратилась в суд — и уже бывший муж попал за решетку на полгода. Мел Гибсон за жестокое обращение с русской пианисткой Оксаной Григорьевой получил три года условно. Опять же через суд. Крис Браун, поколотивший Рианну накануне церемонии «Грэмми», вынужден был не только пройти обязательный курс психотерапии, но и попотеть 1400 часов на общественных работах.

Как заметил внимательный читатель, ключевое обстоятельство во всех этих историях — суд. Ни одна из жен Башарова не подала заявления. Нет заявления — нет законного основания привлечь человека к ответственности, поэтому насилие остается безнаказанным. И безнаказанным показательно — вот что самое страшное.

Теперь следите за руками: публичная дама делает открытое заявление о том, что ее избивал муж. Она верит, что собственным примером покажет другим женщинам, что есть выход и нужно бороться. Однако без передачи дела о побоях в суд и наказания обидчика результат такой публичной огласки становится обратным.

Вместо того чтобы показать, что насилие наказуемо и недопустимо, очередная избитая актриса демонстрирует сигнал «да, меня тоже бьют, это норма». Получается дикая картина, в которой можно избить слабого и тебе за это ничего не будет.

Если бы публичные персоны, которые для многих являются ролевыми фигурами, понимали степень возложенной на них ответственности и хотя бы приблизительно осознавали последствия желания «просто» получить поддержку, нажаловавшись в своем Instagram, с заявлениями о своей личной жизни они были бы аккуратнее. Звучит жестоко, но звезда все-таки больше чем человек. И всеобщее внимание (пусть даже на мгновение) обязывает быть более последовательной в своих действиях.

Такой спуск насилия на тормозах не только демотивирует других женщин, но и расшатывает уважение мужчин. Опять же, потому что можно бить и оставаться безнаказанным. А «глупые бабы покудахчут и простят». И, поймите меня правильно, это не мужчины м****и или женщины дуры, это — объективные условия, которые незаметно влияют на действительность, в которой мы живем.

Не ныть, а помогать делом. Какой должна быть конструктивная женская солидарность?

Сказанное выше об оценке «молчать или говорить» касается только больших, всамделишных звезд, жизнью которых интересуются. Значит ли это, что остальным нужно молчать? Безусловно нет. Но тон повестки, если хотите не просто пожаловаться, а принести пользу, нужно менять. С жалобного «пожалейте меня» на спокойный и конструктивный. И обязательным заявлением в милицию, о чем можно оповестить публично.

Сегодня женская солидарность в вопросах насилия, на мой взгляд, бесполезна. Жертвы просто сбиваются в клубок и жалуются-жалуются-жалуются. Я сейчас говорю о публичном пространстве вроде соцсетей, а не об интимных беседах с близкими подругами.

Фото: 34.ua

Мне сложно представить, какой ужас переживает женщина в такие минуты, но если хотите помочь кому-то, кто переживал или регулярно сталкивается с подобным кошмаром, несите заявление в милицию. Чем больше прецедентов — тем быстрее адаптируется законодательство и действительность.

Потому что, если агрессору угрожает не только чувство вины, но и вполне осязаемые потери из реального мира: штраф, срок, судебный запрет, принудительное лечение — мотивации держать себя в руках прибавляется.

Невозможно подбодрить жалобами. Можно напугать тех, кого мужья бьют пока не так сильно (и это мотивирует их не отсвечивать, а не уходить), можно привлечь внимание. А можно потешить самолюбие тех, кого насилие по счастливой случайности обошло стороной — они обязательно напишут в комментариях что-то вроде «со мной такого не было и быть не может».

И тут важно определиться: развлекаете ли вы наивных дурочек, которые верят, что с ними никогда ничего подобного не случится, или пытаетесь проявить здоровую женскую солидарность и хотя бы одним своим поданным заявлением заложить кирпичик перемен в общественном сознании.

Почему не уходят сразу

Если мужчина лупит постоянно, нужно уходить, пока не убил. Спасибо, кэп. Но давайте честно: много ли женщин уходит после избиения? С тиранами живут годами не только дуры, но и вполне себе умные женщины. И понимание, что стать жертвой может каждая, во-первых, обезопасит себя, а, во-вторых, поможет не травмировать женщин, о случаях издевательства над которыми вы узнали. В избиении нет их вины, как и нет вашей прямой сознательной заслуги в том, что это никогда с вами не случалось.

Фото: junona.pro

Когда я это говорю, начинают возражать, что такое надменное отношение может пробудить в жертве остатки гордости. Но это глупость: какая гордость и самоуважение, если человек регулярно подвергается насилию? Тут все, как в концлагерях, о которых мы говорили выше. Чем больше насилия, тем меньше сил ему противостоять.

Поэтому бежать нужно — и как можно скорее. Но почему-то не убегают. И не только потому что боятся мести — боятся, как мне рассказывала знакомая психолог, жизни без мужчины. Потому что кроме унижения бывают и хорошие моменты, например, он содержит ее и детей и вообще «куда я пойду». И тут открывается новый слой проблемы: женщина настолько зависит от мужчины (неважно, финансово и/или морально), что готова на все, лишь бы не начинать самостоятельную жизнь.

Настоящая трагедия нашего постсоветсткого воспитания заключается в том, что славянские девушки еще находятся наполовину в патриархате. Но лишь наполовину: перевесить ответственность за свое благополучие на мужчину хочется, а вот жить на правах нахлебника — нет. И наличие детей отнюдь не оправдывает, с моей точки зрения, вот этого детского желания снять с себя ответственность за собственную жизнь. Рожали вы не только ему, но и себе. Более того, заводя детей, вы должны были подумать, как и на что будете жить, не окажись мужа, по разным причинам, рядом.

В США и Европе законодательство иное, мать защищена лучше, выше уровень жизни. Но мы живем не там, а здесь. И вот тут пока без перемен. Поэтому думать, как обезопасить, нужно самой. Больше, чем вам, это нужно только вашим детям.

Тут мы переходим к финалу и видим последний вбитый гвоздь в крышку гроба эффективной борьбы с домашним насилием. Пока женщины пытаются выбить права, отрицая обязанности и отказываясь от функций здорового взрослого человека, им будет некуда уходить.

Пока собственное здоровье менее ценно, чем наличие кормильца, женщин будут бить. Более того, пока женщина чувствует, что в случае ареста мужа-тирана она остается без средств к существованию, не будет никаких заявлений. Поэтому все агитки должны начинаться не с запугивания мужей, а с призывов женщин взрослеть и расставаться с подростковыми мечтами, когда тебе все должны просто потому, что ты есть на свете.

К сожалению, ситуация вряд ли изменится при нашей жизни. Женщин продолжат массово лупить, а они останутся доживать свои дни в страхе, рискуя жизнью, здоровьем и добивая и без того хлипкую нервную систему. И ладно бы только свою, но ад дома затронет еще и детей, которым мамин инфантилизм не дал шанса расти в семье без мордобоев.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-45%
-25%
-30%
-11%
-20%
-20%
-15%
-10%
-20%
-25%