• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Анна Петрова /

Русскоязычный интернет снова гудит из-за домогательств: главного редактора «Медузы» временно отстранили от занимаемой должности в связи с обвинениями в харассменте.

Вроде как это всего лишь второй громкий случай, связанный с сексуальным домогательством на территории постсоветского пространства, и впервые — в отличие от дела депутата Слуцкого — ситуация приняла подобный оборот.

Естественно, обсуждение сразу же перенеслось в русло «мир сошел с ума» и «как теперь со всей этой вайнштейновщиной жить».

newlifeinthemourning.com.au

Одна из самых популярных позиций по теме сексуальных домогательств в нашем обществе — «все это абсурд, и куда мы катимся». «Подумаешь, за попу подержался».

Судя по реакции окружающих, большинство все же считает: «а чо такова» и «опять ненормальным бабам заняться нечем».

Более того, существует довольно популярное мнение, что «радоваться надо, если вас домогаются, значит, вы привлекательны». Это из той же серии, что «страшную бабу телочкой не назовут». Это ж комплимент.

Намертво закрепился стереотип, что женщине должно быть приятно любое мужское внимание, лишь бы было. Я еще помню времена, когда советовали поощрять всех поклонников без исключения, даже тех, которые совсем не нравились, просто потому что вот такая вот востребованность — это очень круто.

pinterest.com

А сейчас, когда мужчина превратился в лакомый кусочек, который попробуй — ухвати, все эти «знаки внимания» тем более должны восприниматься как подарок.

Видела и такое мнение: мол, все очень просто — если женщине мужчина нравится, то все окей, если не нравится, то это харассмент. Этакое завуалированное «прикиньте, она еще хочет выбирать».

Но вопреки популярному заблуждению, харассмент — это ведь совсем не о комплиментах, ухаживаниях и флирте. Это всегда проявление власти, доминирование, возможность унизить и показать свое превосходство.

И это не обязательно происходит в категории «начальник — подчиненная». Например, одна знакомая, владелица крупной строительной компании — женщина в мире мужчин, рассказывала о том, как она приезжала «выбивать долги» из партнеров, да или просто на деловые встречи. Мужчины пристраивали свои руки ей на коленки, обнимали за талию, поглаживали, говорили сальности, и ей было противно, но она заставляла себя улыбаться и делать вид, что все нормально, потому что это часть традиционной игры, так принято. Ей должно быть приятно.

А теперь вдруг «оп» — оказывается, вовсе и не должно. И как теперь с этим жить?

rp.pl

Еще один интересный момент — это политика двойных стандартов. Те, кто довольно активно критикует харассмент, очень быстро меняют свои взгляды, как только речь заходит о хорошем знакомом. Как бы применительно к чужим людям — да, но это же Петя, он не мог сделать ничего такого, а если и сделал… ну это же Петя, давайте не будем. Прогрессивное фейсбучное сообщество активно жалеет редактора «Медузы», желает ему, чтобы «все побыстрее разрулилось и он вернулся к занимаемой должности», но интересуется ли кто-то, как чувствует себя потерпевшая сторона?..

Конечно, вполне можно понять, почему новые правила вызывают такое возмущение. Новое всегда приживается нелегко, да и мы живем не в Швеции. В наших патриархальных реалиях такое понятие, как «равноправие», носит мифический характер. Когда женщину считают созданной для услады глаз и воспринимают как сексуальный объект. Когда взрослые образованные мужчины пишут о том, что если женщина позволила оплатить свой счет, она не может отказать мужчине в интиме. Когда публичные персоны позволяют себе высказывания из серии «нам этот харассмент не понять». Когда СМИ публикуют материалы в русле «охота на ведьм, загнивающий Запад сошел с ума, но у нас-то это не прокатит», тем самым легитимизируя право мужчин и дальше безнаказанно унижать женщин.

Говорят, что тема харассмента — это такой тонкий лед, что вообще непонятно, что теперь можно, а что нельзя. Но на самом деле все очень просто.

Отношения между людьми должны базироваться на уважении и неприкосновенности личных границ. Вне зависимости от гендера, социального положения, сексуальной ориентации, расы, служебной иерархии и прочего. И это вовсе не значит, как утверждают некоторые, что теперь мужчины не смогут нормально ухаживать за женщинами и мир разрушится.

Просто не надо трогать человека, если вы не уверены, что он того хочет. Просто потому, что вам так захотелось, потому что вы это можете, потому что это многовековые традиции, потому что вам за это ничего не будет. Даже если вы думаете, что уверены. Даже если вам кажется, что женщина «подавала сигналы». Даже если «она сказала нет, но ее глаза говорили «да».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

-20%
-20%
-50%
-20%
-50%
-30%
-20%
-25%
0062969