• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Анна Петрова / Фото: pinterest.com /

В материале о том, каково приходится матерям в декретных отпусках, я обещала обратить внимание на то, какое количество пап будет присутствовать на школьном выпускном вечере моего сына. Так вот. Три с половиной человека.

Из семей, которые разведены, не пришел ни один отец: ни на торжественное вручение аттестатов, ни на концерт, к которому дети готовились целый год, ни за праздничный стол. В семьях, где мамы замужем повторно, не было ни пап, ни отчимов. В актовом зале передо мной сидел целый ряд мам. На лестничных проходах снимали мероприятие на видео бабушки.

Да, один выпуск — это не весь мир, но все же показательно. И почему-то ожидаемо.

Неоднократно мы поднимали тему «невидимости» отцов в воспитании детей, говорили о том, что дети — это исключительно женский мир. Что пап нет ни в песочницах, ни в поликлиниках, ни на выпускных. А после развода они и вовсе исчезают с горизонта на веки вечные.

Когда в начальной школе в классе моего сына на родительские собрания ходил отец одной из учениц, все терялись в догадках относительно матери девочки, склоняясь к мысли, что она тяжело больна. Ну, конечно, в норме мужчина же должен маячить где-то на периферии, в виде молчаливой тени, в лучшем случае зарабатывающей деньги, в худшем спящей пьяной на диване. А если он ходит на собрания, что-то у них там не так. Надо бы проверить.

Недавно в интернете гуляло видео, на котором беременная женщина занимается йогой, а на заднем фоне муж с двумя детьми сидят за столом, что-то там вроде едят или просто общаются. Самым популярным комментарием, сопровождающим этот ролик, был «а вы гляньте, какой муж молодец, помогает жене с детьми, дает ей возможность заняться собой».

То есть даже при лучшем раскладе звучит вот это вот слово — «помогает», хотя оно подразумевает не общность, а то, что дети — ее забота, а он может снизойти и помочь. Даже в семьях, где работают уже оба, все равно мы слышим «он молодец, помогает ей с детьми», что звучит как невероятный героизм.

— Значит, мать так воспитала, — еще один железный аргумент, периодически встречаемый в обсуждениях. Всегда мать. Всегда все сама. Всегда сама и виновата.

А в спорах о феминизме и равноправии один из самых популярных мужских доводов, который якобы должен доказать нам, что у женщин прав еще и с лишком, сводится к тому, что в большинстве случаев после развода детей оставляют с женщиной. Хотя много ли вам известно семей, где отцы костьми легли, но отстояли свое право, чтобы дети хотя бы половину времени жили с ними? Зато все мы почему-то знакомы с семьями, где после развода отцы не видели детей пять-десять-пятнадцать лет.

Как только они встречают новую любовь всей своей жизни, собственные дети вычеркиваются из жизни с поразительной легкостью. Недавно в одном из телевизионных ток-шоу обсуждали мужчину, который бросил жену с семью детьми. Присутствующие говорили о том, что рожать — решение женщины, она должна быть готова к последствиям и ничего не может требовать от мужчины, если тот решает уйти.

Обратите внимание: мужчина может передумать стать отцом в любой момент. Они уходят и когда ребенку месяц, три, шесть. А мать? А надо было видеть, от кого рожаешь.

На протяжении многих лет я слышу фразу «когда мужчина перестает любить женщину, то он перестает любить и ее детей». Именно так это и звучит: ее детей. То есть дети всегда «женские». Этой фразой оправдывают все: и брошенных детей, и невозможность выбить алименты, и новую семью. Разлюбил, собрал чемодан и пошел. И неважно, сколько там: один или семеро. То есть мужчина всегда просто мимо проходил или рядом постоял.

Вовлеченность отцов в воспитание детей — это важная тема. Потому что слишком много лет это было исключительно женским делом. Мы по старинке пытаемся жить в мире, где дом и дети — это женское. Начиная с того момента, когда жена рожает в одиночестве, а мужчина празднует это дело, напиваясь в своей чисто мужской компании, и заканчивая тем, что за одиннадцать лет обучения ребенка в школе папа ни разу там не был.

Традиционно мужчин изображают безрукими существами, которые не в состоянии разобраться в размерах подгузников и без навигатора не найдут в доме молоко, десятилетиями в ходу все те же дурацкие шутки о том, что отец привел из детского сада чужого ребенка или вовсе не знал, что ребенок уже давно школьник. В том числе именно поэтому и существует столько ора вокруг темы алиментов, потому что мужчины понятия не имеют о реальном положении дел, о реальных потребностях детей, о ежедневных тратах и расходах.

Когда кто-нибудь приезжает, например, из Швеции, то обязательно с изумлением и восторгом начинает рассказывать о том, сколько на улицах города мужчин с младенцами, что комнаты «для пеленания» там есть даже в мужских туалетах. Нам же до этого, как до Луны. А мужчина, вышедший в декретный отпуск, будет осмеян и обречен зваться неудачником и подкаблучником.

Но тем не менее мир меняется. Образ нового родительства — равноправного родительства — начинает формироваться именно сейчас. Новое поколение уже не настолько напичкано патриархальными, устаревшими стереотипами. Молодые отцы смотрят на Цукерберга и уходят в декретный отпуск. Молодые мужчины грамотно рассуждают о вакцинации, грудном вскармливании и прикорме, смотрят передачи доктора Комаровского, умеют самостоятельно, без паники и телефонных консультаций с семейным советом выбирать в магазинах детские вещи. Они не боятся остаться с ребенком больше чем на полчаса, потому что знают, что с ним делать.

Не надо быть специалистом, чтобы понимать элементарную вещь: равноправное, партнерское родительство пойдет на пользу не только развитию ребенка, оно будет способствовать и укреплению семьи в целом. Потому что когда ребенком занимается лишь мать, а мужчина приходит с работы и требует у неспавшей, издерганной женщины пирогов и улыбок, трудно избежать конфликтов. Если же родительство будет равноценным, где у каждого будет возможность сна, передышки, хотя бы минимума личного пространства и выхода в люди, то и шансов у такого брака продержаться куда больше. Если отец будет вносить в уход и воспитание свою половину — времени, сил, эмоций, ресурсов — то, возможно, и не захочется ему в один прекрасный день собрать чемодан и уйти навсегда.

И аргумент «я же работаю» на самом деле никакой не аргумент, потому что стать родителем подразумевает не только давать деньги на еду и новые штанишки. В норме вклад в уход и воспитание должен быть равноценен вкладу матери. Нормальный взрослый мужчина вполне в состоянии поносить ребенка на ручках, искупать его, сварить ему кашу, сводить на прогулку и на прием к врачу, уложить спать и прочитать сказку на ночь. Даже если он устал на работе. Потому что рождение ребенка — это ответственность. Ответственность обоих родителей. Потому что родительство должно быть осознанным, и, планируя ребенка, чем-то жертвовать должна быть готова не только женщина, но и мужчина. Жертвовать временем, сном, отдыхом, личными делами, а порой и карьерой. И быть может, перед тем как решаться на детей, стоит спросить себя: смогу ли я? Готов ли? И не буду ли ждать, что за меня все сделает жена и бабушки, а я лет через двадцать-тридцать красиво поведу выросшую дочь-красавицу под венец?

Именно ежедневная вовлеченность, а не какие-то там врожденные инстинкты, не позволит вычеркнуть ребенка из свой жизни даже после развода с его матерью. И когда вклад будет равноправным, полноценным, с самого первого дня, тогда у мужчины и мысли не возникнет о том, что можно не прийти на выпускной собственного ребенка.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

0062969