• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Анастасия Шунто /

На одном из отечественных телеканалов недавно обсуждалась тема домашнего насилия. Обсуждалась она в контексте инициативы МВД РБ запретить телесные наказания детей на законодательном уровне.

С насилием по отношению к женщинам все понятно: это устойчивый виктимблейминг — «сама спровоцировала» и «нет дыма без огня».

Даже в той нашумевшей российской истории, когда муж отрубил бывшей жене кисти рук за то, что она подала на развод, люди писали в комментариях к публикациям: «Ну не просто же так, что-то же она такое сделала, что у мужика башню снесло». Как будто некие поступки дают нам право отрубать людям руки.

Но вот коснулись темы «насилие и дети». И здесь все, оказывается, еще хуже. Потому что если в отношении женщин общество зачем-то пытается найти оправдание агрессору, то детям даже не нужно провоцировать: тумаки и затрещины — это часть нормального воспитательного процесса.

vesti22.tv

То есть с одной стороны «да, детей, конечно, бить нельзя», но, с другой, — «шлепки, затрещины и тапком по попе — это же не насилие». Сидят чиновники и прочие публичные приличные люди и говорят: «Понятия „наказание“ и „насилие“ нужно разделять. Раздача подзатыльников, например, к насилию не имеет никакого отношения».

А что — насилие? Чтоб уж наверняка: приковать наручниками к батарее и бить до посинения?

Со стороны участников дискуссии прозвучал и такой вопрос: а что, если принятие подобного закона приведет к тому, что дети, которых бьют родители, побегут жаловаться на них в правоохранительные органы?

Говорили об этом так, как будто это что-то возмутительное, вопиющее, иррациональное, фантасмагоричное. Кадр из хоррора и антиутопии: собрались дети и пошли в правоохранительные органы отстаивать свои права на неприкосновенность.

В отношении подобных инициатив все почему-то боятся перекосов, и рассуждения всегда сводятся к тому, что кого-то из родителей обязательно незаслуженно посадят, отберут детей. Но о самих детях опять никто не думает, хотя, казалось бы, ну не бейте их, и всё. И ничего вам за это не будет.

razvitie-krohi.ru

К слову, телесные наказания детей запрещены в 52 странах мира, и этот список постоянно обновляется. Среди последних присоединившихся — Франция и Зимбабве. Первой страной в мире, которая ввела запрет на применение физических мер воздействия по отношению к детям, стала Швеция, криминализировавшая физические наказания в далеком 1979 году, когда многих из нас еще даже не было в планах. Надо сказать, что в таких законодательных документах прописан запрет не только на физическое воздействие, но также и на унижение и оскорбления словом.

При этом, согласно данным ЮНИСЕФ, три четверти детей в возрасте от двух до четырех лет подвергаются насилию со стороны родителей.

Ну да, мы, родившиеся в Советском Союзе, помним времена, когда били практически всех, но не надо называть это традицией и утверждать, что этого нельзя изменить. Когда слышишь «не нами придумано, не нам и нарушать», «меня били как сидорову козу, и ничего — вырос нормальным человеком», «веками так было», все время вспоминаются такие слова как «прогресс», «цивилизация» и то, что уже никого не сжигают на костре.

Или вот когда говорят «я бью не больно, чтобы обида, но не боль». Хотя, казалось бы, сегодня все такие грамотные, во всем разбирающиеся, каждый сам себе и другому психолог! И уж тем более странно не понимать, что дело не в боли, что обида, унижение и страх травмирует еще сильнее и дольше.

Нужно говорить о том, что насилие нельзя спровоцировать. Это не проблема ребенка, это всегда проблема родителя, не способного справиться со своей агрессией. Насилие — это всегда выбор насильника. Если сосед намусорил под вашей дверью, только вы выбираете, как поступить — проигнорировать, вежливо сделать замечание или ударить его пакетом с мусором по голове.

Современный мир предоставляет нам массу возможностей для решения своих проблем: есть центры семейного консультирования, есть телефоны доверия, есть психотерапевты. Если упростить: есть книги, написанные психологами, и статьи с их советами. Пожалуйста — решайте проблемы. Но насилие — это не метод.

Есть ведь еще один важный момент: ребенок, которого воспитывают методом физической силы, видит, что насилие разрешено, имеет воздействие и «если его, то и он».

nationwidechildrens.org

Почему родители не думают, что он может вырасти, стать сильнее и раздавать затрещины уже им? Особенно когда они станут старыми, беспомощными и начнут ходить под себя. Потому что этот опыт — опыт насилия — не забывается. Помнятся ярче всего не дни рождения, не походы в цирк и не сахарная вата в парке Горького, а ремень и синяя попа.

И сколько бы мы ни говорили, что «мы не такие», отмахнуться от этого нельзя, потому что все это происходит на наших глазах: на улицах, в магазинах, в общественном транспорте.

Дать подзатыльник, шлепнуть по попе, толкнуть и замахнуться. За то, что упал, запачкал штаны, за то, что пролил сок, уронил конфету, за то, что хочет есть, пить, в туалет, за то, что плачет.

И это же не какие-то там маргинальные алкоголики делают, а приличные люди, мы с вами. И это не зависит ни от социального статуса, ни от уровня доходов, ни от образования. А значит, именно в наших силах все это изменить.

В цивилизованном обществе вопрос «бить или не бить детей?» не должен подниматься вообще. Поэтому когда собираются взрослые, уважаемые люди и вполне серьезно обсуждают вопрос, нужно ли бить детей, то это удивительно вдвойне. Когда обсуждают, кто будет решать, какой силы затрещины — воспитание, а где уже насилие. Когда задают вопрос, кто и как это будет измерять…

Получается, что ребенок — это маленькое бесправное существо, с которым взрослый может делать все, что ему вздумается? Почему? Просто потому, что может. Как сказал в проводимом телевидением опросе прохожий, «женщин и детей бить нужно обязательно, потому что по-другому они просто не понимают»…

Комментарий специалиста, Оксана Бланк, психолог, Центр успешных отношений:

— К сожалению, тема насилия до сих пор вызывает множество вопросов. В том числе такой: «А что считать насилием?».

Если мы говорим о физическом вмешательстве, агрессии, то здесь все нужно рассматривать как насилие. В такой ситуации нарушаются права ребенка, нарушается его восприятие реальности и отношение к самому себе.

Кроме того, когда, например, в магазине мы наблюдаем, как мама не бьет, но всячески обзывает и оскорбляет своего ребенка, то это также насилие — насилие эмоциональное, которое тоже наносит ребенку очень серьезный ущерб.

Зачем нужны наказания? Наша цель — донести до ребенка информацию о том, что он что-то сделал не так, что тот или иной его поступок не поддерживается взрослым. Нужно предложить вариант другого поведения, альтернативу его поступку.

В такой ситуации шлепки, затрещины и оплеухи не несут вообще никакого воспитательного воздействия, они просто дают ребенку возможность почувствовать свое бесправие, бессилие и остаться в зависимой ситуации.

Потому что отношения между ребенком и взрослым совершенно не равные, в них есть детская незащищенность и очень четкое понимание того, кто на самом деле сильнее, у кого больше власти, кто определяет все, что происходит.

suckhoevabe.vn

Мама бьет ребенка — он обижается на маму, до него доходит информация не о том, что он что-то плохое сделал, а о том, что мама плохая. А потом в подростковом возрасте мы видим ребенка, который говорит «мир ужасен, я одинок, никто меня не понимает»… Поэтому так важно увидеть эту схему, понять, чем чреваты подобные родительские поступки.

Каждый родитель должен иметь четкое представление о том, какие у него первостепенные цели и что он хочет донести ребенку, наказывая его тем или иным образом, каких результатов в дальнейшем ожидает.

Телесное насилие, как и любое другое, вызывает страх, чувство беззащитности, желание спрятаться, укрыться. И когда мы силой формируем у ребенка слепое послушание, нам почему-то кажется, что так он будет вести себя только с нами. Но родители — это первая тренировочная площадка, где формируется определенный стереотип поведения со всеми окружающими.

В результате вырастает подавленный, униженный, оскорбленный человек, который постоянно боится. У него нет ни инициативы, ни ответственности, ни активности, потому что главное чувство, которое родители привили ему с детства, — это страх. Либо он может вырасти агрессором, потому что для него это единственный вариант: когда ты хочешь доказать свою правоту — бей.

Конечно, бывают ситуации, когда невозможно справиться со своими эмоциями. И здесь каждому родителю необходимо найти свой вариант поведения: кто-то держит в кармане монетки и начинает их пересчитывать, кто-то пьет воду, кто-то уходит в другую комнату. Каждый может найти для себя наиболее подходящий способ переключиться, взять эмоции под контроль. Не зазорно обратиться и к специалистам.

Сосредоточьтесь не на наказаниях, а на поощрениях — подчеркивайте, когда ребенок поступает хорошо и правильно, обращайте на это его внимание. И берегите друг друга!

-27%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
-20%
-10%
-40%
0063445