• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отношения


/

«Была у нас с Денисом Игоревичем своя теория о любви: нет ничего больше и крепче, чем два кита. Это высшая мера и ассоциация, которая помогает в долгой разлуке и в минуты горячих споров!» — пишет одна из «двух китов», продюсер проектов и солистка группы DaVinci Катерина Раецкая.

Второй кит, не трудно догадаться — Денис Дудинский. Обычно в списке его заслуг мы упоминали: телеведущий, солист группы DaVinci, учредитель международного туристического агентства «ФарЭвей», путешественник…

В этом разговоре Денис Дудинский — мужчина, который любит.

О том, как встретились два кита — и Денис решил жениться в 43 года, а Катерине, в её 25, стало не стыдно быть счастливой — в этом интервью.

фото: Саша Лагуна

— Вас не спрашивают: зачем вам брак, если всё и так хорошо было?

Денис:

— Для меня, как для мужчины, это возможность показать Кате: да, я несу за тебя ответственность, да, я тебя люблю, да, с тобой — и в радости, и в горести.

Наверное, нужно было дожить до 40 лет, чтобы понять: именно с этим человеком и именно сейчас я могу себе позволить принять всю ответственность за такое решение.

Катерина:

— Скажем так: и женщины, и соцсети, и журналисты придают слову «брак» слишком большое значение. Важнее слово «семья»… Само ощущение семьи.

И я как раз не считаю, что роспись в ЗАГСе — это тот самый шаг, который что-то в отношениях определяет. Ни горящие глаза, ни улыбки на красивых свадебных фото — не гарантия того, что в обычной, повседневной жизни вы не будете бесконечно ругаться. Что вам не будет холодно засыпать рядом…

Поэтому важно понимать на берегу, одно ли и то же вы вкладываете в слово «отношения». Для кого-то отношения — это не про «жениться, жить долго и счастливо и умереть в один день», а оговоренный совместный период: проводить вместе выходные и каждый вторник, вместе завтракать и путешествовать без штампа в паспорте и намерений его ставить. И это тоже отношения, если они устраивают обоих.

«Неотношения» — это когда ты в любой момент можешь сказать «давай, до свиданья» и не способен взять ответственность ни за другого, ни за себя. Я обычно называю таких людей истеричками… Но оказывается, что это преимущественно мужчины. (улыбается)

Готовность отвечать за любимого человека, уважать то, что вы строите вместе, и быть счастливым — для жизни, а не для публики — это каждодневный выбор для каждого в паре. И, дай бог, чтобы этот выбор всегда совпадал. Поэтому приглашение жить в общем доме, просыпаться вместе, и все невзгоды, включая быт, делить пополам — важнее, чем брак. А как это назвать… Не суть.

Денис:

— Да, «брак» — слишком непонятно, сложно, казенно… Да и слово так себе. У нас не брак, а вступление в семью. Тем более, мы хотим ребёнка, и думаем, что дети должны рождаться в семье.

фото: Антон Мотолько

— Вы сказали, что только к 40 смогли взять на себя ответственность за это решение. Что останавливало раньше?

Денис:

— По моим наблюдениям, 80% старых друзей — одноклассников, одногруппников — развелись. Женились около двадцати с небольшим — по любви. Хорошие, мыслящие, интеллигентные люди — и общие интересы были, и общие дети… Но вот, прошло несколько лет и — парам-парам-пам — конец. У некоторых распался уже не один брак.

Значит: не так это просто и ванильно, как в рекламах зубной пасты, где улыбаются во все 32 и приносят друг другу по утрам кофе в постель.

Но с Катей пазл сложился. Так происходит, когда понимаешь, что человек как нельзя лучше попадает в твое состояние — и физическое, и эмоциональное.

Это как с лучшим другом — и весело, и задорно, и просто. Только в этом случае друг — женщина, и ты её любишь. Сразу пропадает желание голливудить в какой-то компании до утра. Потому что сегодня для меня трындёж с Катей на кухне за бутылочкой вина — гораздо интереснее.

Катя:

— Ну, вино у окна мы с тобой пили и до свадьбы. (улыбается)

— Катерина, а возвращаясь к периоду «задолго до свадьбы»: какое отношение у вас было к медийной персоне Денису Дудинскому?

— Бородка эта, странная причёска, какие-то ужасные костюмы… Стойкая неприязнь — вот, что вызывал у меня Денис Дудинский как медиаперсона, солист группы DaVinci и ведущий. (cмеется)

Правда, был ещё радиоведущий Денис Дудинский. Лет с 16 я слушала ночные эфиры «Пижама-Пати» — и этот Денис Дудинский мне нравился. Но его образ никак не состыковывался в голове с тем — неприятным…

Денис:

— Прям неприязнь?!

Катерина:

— Ну, у нас всё так весело и счастливо закончилось, а точнее, продолжается, потому что ты меня разубедил. (улыбается)

— Денис, а вы к Кате заочной неприязни не испытывали?

— Я, когда пересекались в общих компаниях, отмечал для себя, конечно: «Ооо, красивая!». Но никаких мур-мур-мур с моей стороны не было. Потому что я был в отношениях… А когда я в отношениях, ничего другого для меня не существует. Могу засматриваться, восхищаться, ценить — но дальше дело не идёт, просто блок стоит какой-то.

— И когда блок исчез?

— У меня закончились предыдущие отношения… И началась какая-то серия случайных пересечений с Катей — спасибо Фейсбуку.

Помню, в ленте проскочило, что она читает книгу Эриха Фромма «Человек для себя» … Как раз в моём переводе, который был сделан лет 20 назад. (улыбается)

А потом, в марте, сидел с товарищами в районе Площади Победы, просматривал фейсбук — вижу, Раецкая с подружками празднует день рождения в «Галерее Ў».

И всё сложилось: и я тут, и Катя, и цветочный магазин за углом. Решил просто зайти и подарить ей розу. Это не был подкат какой-то! Просто пустота была такая, тоска… Обезженщивание, вот! И захотелось кому-то приятное сделать.

Катерина:

— Поскольку у Дениса всегда было амплуа весельчака и шута, ничего удивительного в таком… эксцентричном поступке я не увидела. Но что это было, не поняла. Я поклонница четких действий, особенно, когда это публичные появления с цветами. (улыбается)

А потом была ещё одна фейсбучная история: я отметила, что нахожусь на творческом вечере Дины Рубиной. Встреча эта проходила, как оказалось, в ста метрах от дома Дениса. Он решил меня встретить и проводить.

Что я думала? Думала, что странный он парень вообще-то. Интересный, харизматичный, но фиг пойми, чего хочет.

Потом, когда узнала Дениса, поняла: он такой человек — без второго дна, плана и долгосрочной стратегии. Делает то, что хочет, ради нынешнего момента, а не на перспективу.

Ну, и я тоже подвоха не искала и планов не строила. И странно было бы их строить, поскольку Денис формулировать свои намерения не собирался — видимо, в силу интеллигентного воспитания. Думала: «Господи, 40 лет чуваку, что он мнется? А может, он дружить со мной хочет?».

Денис хохочет:

— Катя! Катя, ты будешь моим другом?!

фото: Саша Лагуна

— Денис, а чего вы, как сказала Катерина, «мялись»?

—  Потому что я застенчивый.

Катерина:

— Потому что до этого он был принцессой, которую завоевывали, да, Денис?

Денис:

— Нет! Просто отношения у меня были длинными… А перерывы между отношениями — короткими. У меня не было… опыта съема!

Когда мне не нужно ничего от женщины, я общаюсь с ней легко и непринужденно. А когда хочется зацепить, теряюсь. Взять за руку, поцеловать — блин, ну как?!

Катерина:

— И чтобы вы поняли, насколько Денис трепетный… Я года три привыкала к тому, что он звонит, когда проснулся, звонит несколько раз в течение дня и звонит перед сном. «Ну вот, а я тут на эфир сходил», «привет, я тут обедаю и решил позвонить», «алло, а у тебя что интересного?».

Я, с моим глубоко интровертным избеганием звонков, не понимала и даже резко отвечала иногда: мол, Денис, а чего ты мне звонишь? Потом поняла, что для него важно быть на связи, слышать друг друга, чувствовать.

Денис:

— Ну, я и беспокоюсь еще за тебя. Такое понятие у меня в жизни появилось — беспокойство за Катю.

Катерина:

— А ещё… Денис в начале отношений исправно присылал мне смски! И стихи всякие!

Денис:

— Какие стихи? Что за враньё?

Катерина:

— Это не враньё, Денис, это Цветаева. Да-да, и картинки какие-то в мессенджере тоже присылал… Это было очень забавно.

Денис:

— Ну, перед моим отъездом в Эфиопию ты растаяла уже? В середине мая, помнишь? Ну, в июне хотя бы?

Катерина:

— Ну… Да. Все разлуки укрепляют отношения в моем случае, создавая дополнительное пространство для творчества. (улыбается)

И я помню, когда Денис уезжал в Эфиопию, мы ни о чём не договорились — ни да, ни нет. Мол, «девочки, я буду писать вам письма!». Кто эти девочки и сколько их?

Но, когда ты, Денис, из Эфиопии вернулся… Я тебя уже как-то даже поджидала.

— Катерина, вам не обидно было, когда под вашими совместными фотографиями появлялись комментарии типа «не по статусу, девочка, влюбляешься, и не по возрасту!»?

— Дааа, я влюбляюсь только во всяких звёзд и Маугли! Зачем же спорить.

На самом деле, я всегда как-то делом занималась, много работала и не до любовей мне было.

Но если уж влюбленность происходила — то к строго подобранному мной объекту, как бы забавно это ни звучало. И как бы ни убеждали себя мои прекрасные товарищи-мужчины, что это их рук дело… Все было заранее решено.

Инфантильности в каждом из нас в достатке. Но когда она смешана в правильных пропорциях с количеством накопленного опыта, знаний, путешествий, интересов, вкусов, прочитанных книг — получается именно тот микс, который меня всегда интересовал. Я всегда общалась с людьми эпохи Дениса…

Но… Я оставляю себе шанс, что после 40 жизнь моя заиграет другими красками и меня начнут интересовать мужчины моложе меня! Юнцы! (cмеется)

Денис:

— Очень любопытная информация!

— Сальма Хайек сказала как-то в интервью, что, по ее мнению, двое публичных людей могут сохранить свои отношения, только если они будут скрыты от публики. Ваши отношения на виду. Это не смущает?

Катерина:

— Я скрывала наши отношения, сколько это было возможно. Но Денис публичный человек, поэтому однажды наша совместная фотография всё-таки появилась в публичном пространстве. И я поняла, что счастливая жизнь закончилась. Не только потому что люди все узнали… Просто сразу изменилась общая атмосфера в моем окружении, в кругу наших общих с Денисом знакомых. Это был не самый приятный отрезок, но, кажется, мы его давно прошли.

А комментарии к нашим фото, интервью, обожаю почитать. Меня это бодрит. Я хочу знать, как и чем живёт мир! Не мой домашний мирок, состоящий из людей, которые читают хорошие книжки, пишут прекрасные картины и музыку, путешествуют по всему свету… А мир в целом. Мне хочется знать взгляд каждого. Это не значит, что я приму этот взгляд. Но, возможно, я найду нужный мне ответ. Всегда, даже в комментариях и советах, которые могут показаться некорректными, можно найти пищу для размышлений.

В свое время комментарий типа «жаль тебя, поматросит и бросит! да и вообще, ты, девочка, можешь быть рядом с Дудинским?» — заставил меня задуматься.

Я подумала-подумала… И поняла, что могу. Мы с Денисом настолько друг за друга, кто бы что ни делал и кто бы что ни говорил… Мне было бы даже интересно увидеть человека, который сможет в нашу крепкую дружбу внести раздор.

Так что, пишите, друзья, в комментариях, что хотите. Только никакого мата, политики и упоминания родителей.

— Денис, во всех интервью вы говорите о том, что Катя сильная женщина. И как вам рядом с сильной женщиной?

— Мне с Катей живётся интересно. Вот, смотрите, сейчас, например, Катя изображает Громозеку.

(Катерина прикладывает к глазам половинки зефирок и жужжит)

Катерина:

— Не Громозеку! А муху с «большевылупленными» глазами!

Денис:

— Вот, еще я очень ценю в Катином возрасте умение дурачиться. Думаю, с годами этого будет все меньше и меньше.

Катя:

— Неееет, не будет! Я могу ещё на табуретку встать и показать артистический номер!

фото: Максим Машненко

Денис:

— Ну, и, при всех этих артистических номерах, с Катей можно обсуждать серьёзные вопросы. Достаточно сказать, что Катя является директором нашей туристической компании и решает все рабочие вопросы сама.

Если в нашей семье я отвечаю за наполнение воздухом и весельем, за горы и звезду с неба, Катя ответственна за конкретику: оплата счетов, покупка лампочек… Я могу лежать в гамаке и думать о тщете всего сущего, а Катя будет разбираться с налоговыми декларациями. И ей это нравится!

Катерина:

— Нет, мне не нравится заниматься налоговыми декларациями. Но есть вещи, которые я готова делать сама, закрыв глазки и ушки, если буду чувствовать взаимность в других вопросах. Если все не зря. Когда есть тепло, любовь, забота — ладно, я согласна на налоговые декларации!

— А все эти адские поездки на край света вам нравятся?

Катерина:

— Не могу себе представить Галактику, в которой я пошла на это, если бы мне самой не нравилось. Или «чтобы понравилось Денису».

В моем мире вообще нет формулировок «Денис не разрешит», «Денис не поймет» или «Денис не одобрит». Мне и нравится больше всего в наших отношениях личная свобода. И возможность позволять эту свободу тому, кто рядом.

А что касается наших совместных «адских» приключений… В лице Дениса у меня наконец появился напарник! Мне его всегда не хватало. Того, кто может вместе со мной рискнуть! И, что ещё важнее: не побоится вместе со мной облажаться.

Я недавно сформулировала для себя: союз — это когда вдвоём не страшно. Денис научил меня говорить «давай попробуем». Денис, а есть что-то, чему я тебя научила?

Денис:

— Дааа! Терпеть! Любить! Прощать! (хохочет)

— А были в ваших приключениях моменты, когда надо было прийти друг другу на помощь?

Катерина:

— Они постоянно случаются. Из того, что вспомнилось сейчас — довольно бытовая ситуация, которая может произойти с каждым дайвером.

В дайвинге ты всегда погружаешься в паре и должен точно знать, где сейчас твой бади-партнёр. Мы с Денисом двигались под водой вместе, и из-за его активных действий, из-за того, что Денис всегда много чего хочет успеть посмотреть-потрогать, воздух у него стал заканчиваться. И дошёл до критической отметки.

Я, конечно, поделилась своим… Романтичные натуры сказали бы, что мы «дышали одним воздухом».

Так и получается: с ним я готова разделить многое… Даже последнюю конфету! (смеется) И, может, из этих маленьких и смешных вещей складывается то, что я, как оказалось, готова разделить с ним жизнь.

фото: Саша Лагуна

— Как вы изменились с Денисом?

—  От меня трехлетней давности осталась только невозможность вовремя остановиться и отдохнуть. Это профессиональная деформация. Но график поездок, придумок и развлечений Дениса помогает мне в самые нужные моменты выпадать из той жизни, к которой я привыкла. Эти его прекрасные паузы — Pura Vida! — учат меня тому, что иногда можно исчезать для всего мира — и мир не рушится.

Драма и излишняя рефлексия исчезли из моей жизни совсем. Ну, почти совсем — не хочется всё-таки признавать, что меня засосало мещанское болото!

Но с Дудинским быть счастливой не стыдно. Быть женщиной не стыдно.

Меня всегда пугала потеря контроля, строгости и большого количества личного пространства. Но, как оказалось, когда тебя вырывают из привычек, комплексов, стереотипов и, при этом, разрешают доверять — это здорово.

Я сопротивлялась из последних сил: мол, обниматься не люблю, цветы не люблю, общие фото не люблю… А потом поняла: женщины не любят всё это, когда их к этому не приучили.

Так что, становиться счастливой женщиной не страшно. Ведь чуть что, можно всегда вернуться в драму! (смеется)
Денис:

— На меня, Катя, конечно, тоже повлияла. Человек ведь, по сути своей, существо отзеркаливающее. Каким бы добрым, нежным, мягким ты ни был, когда тебе отказывают в просьбах, обижают, ты станешь отвечать тем же. И наоборот.

Раньше я очень туго реагировал на просьбы. Сходить за хлебом в 9 вечера? Да ни в жизни!

Катерина:

— А теперь даже булочку в ночи можно заказать. (смеется)

Денис:

— А почему? Потому что хочется тратить на это энергию. И если я прошу о чём-то Катю, тоже слышу в ответ: «Хорошо!».

И это так здорово, что уже ждёшь ответной просьбы, чтобы её выполнить. Ну, ладно, не просьбы прям, но хотя бы маленькой просьбочки.

Катерина:

— А ещё… Денис, можно я расскажу?
Когда Денис общается по работе и ему в телефоне говорят что-то непонятное, мол, «Денис Игоревич! Пришлите нам свой IBAN! Срочно!» — Денис меняется в лице, передает мне трубку и говорит: «Катя, разберись!».

Денис:

— Да, что ж поделать, меня, как Винни Пуха, длинные слова только расстраивают.

Катя:

-Поэтому за глобальные решения в семье отвечает Денис, а за аптечку и зубную пасту — я. (смеется)

Денис:

— Мое дело — завести Катю в болото! Ее дело — сделать так, чтоб мы в болоте выжили! (смеется)
Знаете, главное, что появилось: если возникает какая-то проблема, трудность, я вспоминаю — у меня есть Катя. И сразу: да ну, какая к чёрту разница, что происходит мировая революция, если мы с Катей вместе!

Подумал о Кате — и тебе всё по барабану. Успокоительное такое — «НовоКатит».

Потерял деньги, документы, работу — не так уж и важно, если рядом Катя.

Катерина смеется:

— А если потерял саму Катю во время поездки в Намибию?
Денис:

— И даже когда потерял саму Катю во время поездки в Намибию, знаешь: я ж её найду. Где-то она есть — Катя.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-50%
-15%
-20%
-20%
-40%
-20%
0058044