Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отношения


Недавно я отдыхала в Армении. Мы гуляли большой компанией по Еревану и вместе с приятельницей решили сфотографироваться рядом с интересной скульптурой. Мы залезли на постамент, но тут рядом с нами откуда-то взялся полицейский. Он прошёл мимо нас, приблизился к парням из нашей компании и что-то им сказал. Парни подошли к нам и доложили, что, оказывается, на постамент залезать нельзя. Полицейский не обратился к нам напрямую.

Одна знакомая женщина поучала дочку: «Главное — хорошо выйти замуж. Мужчина будет защитником и главным в семье. Главное в жизни — найти сильного мужчину». Семилетняя девочка молча слушала.

А помните, как в американских фильмах показывают свадьбы? Отцы ведут невесту к алтарю, где «передают» её жениху. От одного мужчины — отца — женщина переходит другому — мужу. Символизм ритуала значит, что женщина из владения папы переходит в собственность супруга. А ещё что отныне муж будет заботиться о женщине, решать её проблемы, защищать её.

«Мужчина-защитник» является одним из важнейших гендерных мифов нашей культуры, чего стоит один троп «как за каменной стеной». С одной стороны, вроде как всё логично: большинство женщин физически слабее, имеют меньше мышечной массы, чем мужчины, и поэтому им нужен «самец», который будет их защищать. Но давайте попробуем выйти за рамки усвоенных истин и формулировок и попробуем подумать: мужчина должен защищать женщину от чего, что это вообще значит? Что безопасность женщины — его забота? А какая безопасность? Экономическая, физическая, какая? Мы же живём не в джунглях, а в современных городах, и вероятность, что для спасения нам понадобится именно физическая сила, очень невысока.

Мужья тоже умирают

В современном мире намного более опасными могут быть экономические угрозы. «Защитник» в этом контексте — это мужчина, финансово обеспечивающий женщину. Для некоторых постсоветских девушек мечта всё ещё актуальна, чего стоит одно клише родом из 90-х, до сих пор то тут то там всплывающее: «как выйти замуж за миллионера». Как будто при осуществлении данного матримониального плана все проблемы женщины автоматически будут решены. Возможно, в некоторых случаях так и получается. Но редко ли мы слышим истории об очередном «золотом» муже, бросившем жену ради новой женщины, как правило, лет на… дцать его моложе? Это истории то и дело врываются и информационное пространство. И с чем тогда остаётся жена? Если она сама не умеет зарабатывать и грамотно распоряжаться деньгами, то никакие алименты её в итоге не спасут.

Не стоит полностью передоверять мужчине, даже мужу, свою финансовую безопасность. Да, муж может оказаться любящим и верным, но ведь не бессмертным! Истории о совершенно растерянных после смерти мужа женщинах не меньше, чем историй об адюльтере и последующем разводе. Всё-таки женщине стоит как минимум держать под контролем свою финансовую ситуацию и всегда иметь план Б. То есть быть самой себе защитницей.

Когда нужна защита от защитника

Далее поговорим о физической безопасности. Бульварные романы и трёхгрошовые российские сериальчики продолжают эксплуатировать «романтические» сюжеты о деве в беде, которую спасает силач, красавец и альфа-самец. От других самцов. И вот он демонстрирует, какой он сильный и ловкий, и потрясенная дева падает в его крепкие объятья. (Любовь. Занавес.)

Даже мне в детстве всё это казалось дико романтичным: мужчина-защитник, сильный и непобедимый. Вот только сколько женщин искали защитников, а нашли домашних тиранов? Сериалы об этом не рассказывают. Преувеличенно агрессивный мужчина может восхищать своей разрушительной энергией, направленной на других, но ведь никто не даст гарантии, что она же не будет в какой-то момент перенаправлена на женщину. Не стоит ли добавить во фразу «женщина нуждается в защите» часть «…в том числе и от любимого мужчины»?

Беспрекословная вера в безобидность любимого мужчины может в итоге дорого обойтись. Ни одна из жертв домашнего насилия не подозревала, что соглашается на отношения и совместное проживание с агрессором. Именно поэтому первые побои застают женщину врасплох. Нежелание верить в то, что в некоторых мужчинах живут опасные животные, заставляет женщин раз за разом прощать и постоянно обманывать себя, покорно кивая обещаниям «это больше никогда не повторится».

Женщины для обмена

Вчерашний спаситель может оказаться сегодняшним насильником. Пока женщины принимают роль пассивного объекта, мужчина продолжают рулить в этом мире и самоутверждаться за счёт женщин.

Когда я ещё училась в школе, но уже была объектом мужского внимания, меня очень удивляло, что если я отказывала навязчивым, предлагающим себя мне парням, говоря, что я просто не хочу с ними знакомиться, это не было достаточной причиной для них прекратить свои поползновения. При этом когда я говорила, что у меня есть парень, пусть даже и выдуманный, они в большинстве случаев оставляли меня в покое. Уже тогда это было очевидно нелепо: моё нежелание общаться с мужчиной ничего не значит, в то время как право на меня другого мужчины, оказывается, имеет некий вес.

Здесь важно понимать, что объективация женщин — символическое превращение живого человека женского пола в неодушевлённый объект — это не только про рекламу, где девушки в нижнем белье стоят в неестественных позах, или порнографию, где в некоторых роликах женщины показаны исключительно как объекты самоудовлетворения мужчин. Объективация — это то, что пока, к сожалению, во многих ситуациях считается нормальным отношением к женщине. Женщина как объект — это не живой человек со своими желаниями, целями и потребностями, но предмет, с помощью которого устанавливают социальные связи и вообще коммуницируют — мужчины.

В культурной антропологии есть очень любопытная теория об «обмене женщинами». Речь о том, что западная (и не только) культура строится на том, что мужчины постоянно производят обмены женщинами. Вспомним пассаж про свадьбы в начале статьи. В упомянутом ритуале из американских фильмов очень наглядно показано, как один мужчина передаёт другому мужчине нечто — то есть женщину, дочь, невесту — и таким образом у них устанавливается некий контакт, они становятся родственниками. Женщина выступает предметом обмена.

Вас никогда не смущало, что при попытках объяснить мужчинам, что нельзя поступать с женщинами плохо, используется формулировка «ведь это чьи-то дочери и сёстры»? То есть, получается, не стоит трогать женщину против её воли не потому, что её воля что-то значит, а потому, что можно причинить боль и отхватить от другого мужчины. Очаровательно.

Или взять, к примеру, фамилии. Большинство из нас носит фамилию отца. Многие женщины, выходя замуж, берут фамилию мужа. Здесь самое интересное, что если кому-то из нас захочется выйти из этой системы символической принадлежности мужчине, то у нас не получится. Потому что любая фамилия — это принадлежность к роду, который идёт от мужчин. К примеру, я выхожу замуж, но не хочу брать фамилию своего будущего мужа, так как противны мне все эти символические переходы в другой род. Вот хочу я остаться Алёной Ро. Но при этом Ро — это фамилия моего отца, то есть символически я остаюсь во владении своего отца. Если я захочу выйти из-под этой власти и взять девичью фамилию матери, то опять же я просто возвращаюсь во владение своего деда, от которого мама получила фамилию. И так до бесконечности.

История помнит отцов, а те, кто, собственно, рожал детей — женщины, — оказываются полностью из неё вычеркнуты.

Не объект, а живой человек

Обмен женщинами пропитывает современную повседневность на многих уровнях. Ереванский полицейский, не обращающийся к женщинам напрямую, — это ещё один яркий пример отказа воспринимать женщин полноценными людьми. Данная ситуация — лишь симптом, и не стоит думать, что раз такое возможно в Армении и невозможно в Беларуси, то данной болезни у нас нет. Армянская культура является ещё более патриархальной, чем наша, и в странах Кавказа те же явления лишь проявляются чётче.

Обмен женщинами, сведение женщин до уровня объекта — это вытеснение женщин из ситуаций, где нужно принимать решения. То есть сама по себе логика «найти защитника, который всё будет решать» — это добровольное опредмечивание себя. Добровольное снятие с себя свободы принимать решения и нести за них ответственность, то есть проживать свою жизнь. Добровольное согласие с тем, что в этом мире лишь мнение мужчины имеет вес, что лишь мужчина в конечном итоге — это полноценный человек. Спасибо христианству за сказки про созданного «по Божьему образу и подобию» мужчину и всего лишь «из ребра» женщину. Вера в это дала женоненавистникам право творить самые страшные вещи по отношению к женщинам на протяжении многих веков. А чего их беречь, они ж не по Божьему образу!

Я не призываю к тому, чтобы все женщины решили, что им никто не нужен и они всё будут решать за себя сами, хотя если кому-то так хочется, то она имеет полное на это право. Но если говорить об отношениях, то я выступаю за здоровое партнёрство, которое невозможно без признания собственной уязвимости, принятия помощи от другого, сотрудничества и эмпатии. Но важно понимать, что в полноценных отношениях это работает в обе стороны: иногда женщине, как и любому человеку, нужна поддержка и защита, а иногда — и мужчине. И тогда роль защитницы на себя берёт женщина. Здесь важен не пол и предзаданные гендерные роли, но два живых человека, пытающихся как-то справиться с этой жизнью.

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-10%
-15%
-50%
-10%
-10%
-10%
-10%