103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  2. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  3. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  4. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  5. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  6. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  7. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  8. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  9. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  10. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  11. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  12. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  13. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  14. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  15. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  16. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  17. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  18. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  19. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  20. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  21. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  22. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  23. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  24. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  25. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  26. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  27. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  28. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  29. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  30. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения


Когда вступаешь в отношения, одно из самых больших и взаимных желаний — быть друг перед другом честными. Без недомолвок и вшивых котов в мешке, со всеми скелетами в шкафу и мешочками с костями под кроватью. Рассказать больше, чем нужно и требует того протокол, выложить все как на духу, от чистого сердца. Чтобы в случае чего не тратить время на долгие раскачивания, и вас полюбили «черненькими», потому как «беленькими» вас и так любить несложно.

Отсюда — такая обезоруживающая искренность первых разговоров: смотри, вот сюда меня ранили, тут у меня ожог, а вот здесь — глубокий порез, который открывается и кровоточит время от времени, и тогда я ухожу на несколько дней в себя, много пью и хочу, чтобы меня не трогали.

Время идет, и вместе с ним мы прорастаем друг в друга глубже. Становимся свидетелями поступков и ситуаций, обнажающих в нас как прекрасное, так и кривое, решая в каждом конкретном случае, готовы ли мы исследовать дом Синей Бороды дальше или развернемся — и по стеночке, по стеночке — да домой.

Скажу честно: мне никогда не нравилась идея слияния и поглощения в любви, растворения друг в друге без остатка. Когда в гости — только вдвоем, на прогулке — только рядышком, уси-пуси и мимими, так приторно сладко и невозможно безоблачно, что не верится ни на грамм. Словно ни у нее, ни у него до их встречи не было никакой иной жизни, неудач и потерь, историй, за которые стыдно, и дней, стертых памятью в порошок. Как в лучших традициях набившей оскомину легенды: они обреченно бродили по свету двумя рассеченными «половинками», потом нашлись, слиплись, как попа от сахара, и вуаля.

Однако модное нынче «никто ничего никому не должен» мне тоже не нравится. В том виде, как оно иногда бывает: отпуска — по отдельности, деньги — врозь, у тебя свои интересы, у меня — свои, увидимся когда увидимся, «все, пока». Возможно, подобная автономия действительно держит в тонусе, привнося в отношения элементы хорошей драмы, но мне уже не двадцать лет (и, как подметил однажды муж шепотом в сторону, — «даже не двадцать восемь…»), чтобы искать «нерв».

Поэтому я за то, чтобы в самих отношениях — во всем, что касается «мы», то есть вас как пары, стараться быть максимально честными и открытыми, но при этом уважать право друг друга на внутренний страшный волшебный лес, куда не нужно ходить, где живут не твои звери и чьи тропинки протоптаны вовсе не тобой и не для тебя.

Я знаю, как тяжело не пытаться туда попасть, отыскать лазейку в густых зарослях, правдами и неправдами выпытать, что же там, хоть одним глазком подсмотреть, кто. Может, тогда стало бы хоть немного понятнее, почему такой родной, такой изведанный вдоль и поперек человек вдруг замыкается, исчезает на несколько дней (в себе), на вопросы отвечает путанно, неохотно. Хорошо, если у нас хватает выдержки и терпения пережить и переждать эти дни, не запуская маховик дурных мыслей и скороспелых выводов. Но обычно мы просто раздуваем из мухи слона, садимся и плачем.

Равно как бывает и наоборот: ты сама понимаешь, что на сегодня тебя «больше нет», ты закончилась - переводишь телефон в беззвучный режим, выключаешь все лампочки. Пропадает всякое желание говорить — на темы, отличные от будничных. Хорошо, когда просто о деньгах, покупках, планах на ремонт, о чем-то таком приземленном, рутинном, бытовом, без вопросов в духе «Что с тобой происходит».

Потому что проще представить, что вот этой, внезапно прорвавшейся, части тебя просто нет — нестабильной, расшатанной, напитанной слезами, как губка, непонятной даже самой тебе. Когда не знаешь, как рассказать о причинах, чтобы не звучало блажью и придурью. Когда не хочешь делиться сокровенным, когда безопаснее оставить при себе.

И вот именно тогда ощущаешь, как остро нужны границы: вот твое, вот мое, а вот сюда не ходи, я тебя сюда не зову, ты ничего не поймешь, просто потому что ты мужчина.

Есть такие печали, которые не о том, что в вашей паре все плохо — конкретно сейчас или станет в ближайшем будущем. Это печали иного рода, ничего общего с вами не имеющие, но которые нужно прожить, чтобы они отпустили. Мы ходим в свой внутренний волшебный лес, чтобы найти там силы жить дальше: что-то оплакать, с чем-то проститься, побыть в тишине, замедлиться. Чтобы хоть немного снизить нагрузку большого мира, бешеного, быстрого и холодного. Чтобы не потеряться в его вызовах, чтобы не опротивело просыпаться по утрам.

Поэтому я за то, чтобы всегда оставлять друг за другом право не сдавать свои территории до конца, пусть даже это будут воображаемые территории, вроде страны Нетинебудет Питера Пэна. Не бойтесь отпускать любимых побыть наедине со своими местами силы. Возможно, именно это поможет им вернуться к вам быстрее — целыми и невредимыми, чуть менее уставшими, чуть более счастливыми.

И напитать этой силой уже вас.

-50%
-12%
-40%
-20%
-50%
-20%
-20%
-20%
-10%