175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  2. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  3. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  4. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  5. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  6. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  7. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  8. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  9. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  10. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  11. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  12. Завтра начинают судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Большинству обвиняемых — от 19 до 24 лет
  13. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  14. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  15. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  16. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  17. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  18. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  19. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  20. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  21. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  22. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  23. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  24. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  25. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  26. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  27. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  28. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркi — пра паўгода ў эміграцыі
  29. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  30. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?


С возрастом привыкаешь к довольно узкому кругу людей, которых считаешь своей стаей.

С кем-то вы связаны нитями общей памяти, пройденными дорогами, выпавшими молочными зубами. С другими — радостью знать друг друга еще по почерку, по парте, кривому росчерку в тетради в клеточку, где поля — под линейку, а мечты — под копирку, и пройдет еще много времени, прежде чем вас разнесет в разные стороны, но вы все равно останетесь теми, кем были «до» — живыми, смешными, нежными, беспричинно счастливыми, безусловно любимыми, безоружными, чистыми.

С третьими — познакомились совсем недавно, уже за тридцать, за сорок, но как-то сразу основательно и прицельно: похожие шрамы, опыт, взгляды на жизнь, цели и чувство локтя.

В этих связях и в этих людях ценишь и бережешь не громкость имени и количество страниц в поисковой выдаче, а крепкое знание, что с ними не нужно врать. Подстраиваться под их представление о тебе, бояться из него вывалиться, не дотянуть — что отклеится ус, заблестит на жаре нос, съестся помада и некрасиво размажется по нижнему веку тушь, прости Господи.

Я всегда очень четко различаю для себя, с кем — о работе, пирогах и книгах, а перед кем — вывернуться наизнанку, к кому — приползти с выдранным клоком шерсти, попросить пожалеть. Очень чувствуется, для кого ты статичный образ, счастливый и сильный (крайне редко имеющий нечто общее с реальной тобой), а кто — готов принимать тебя и в горе, и в радости, и в остатке и в сладости, и в невыносимой легкости — и в невыразимой тяжести бытия.

Это — безопасные люди. Люди, которые знают цену доверию и боли, молчанию и активным действиям, словам и поступкам, уместным в данный конкретный момент. Люди, при мысли о которых не становится муторно от заранее известной реакции, годами разыгрываемой как по нотам: хмыкнуть, скривиться, уйти в нотацию, закатить глаза. Вот таким, из последних, проще не сказать, чем потом объяснять, продираясь через упреки, как через розарий, поминутно останавливаясь, чтобы перевести дух, не слететь с катушек от раздражения, выковырять шипы.

Ты живешь один раз, и однажды тебе перестает быть нужным, чтобы кто-то постоянно указывал тебе, что ты делаешь не так — пусть даже из самых светлых и искренних побуждений. Подобная «доброта» хуже самого токсичного растворителя — не дает никаких опор, но все больше расшатывает и мешает; звуковыми помехами врывается в твой эфир, цепко хватает за ногу чувством вины и силками «надо». «Слушай сюда, слушай меня, я тебе говорю как лучше, и чтоб перед людями не стыдно было» — и внутри мгновенно включается заглушающий «белый шум», и так жалко становится времени, потраченного впустую.

Спасибо, не надо — не надо такой доброты, такой навязчивой пелены советов со всего света, замшелой экспертности с вышедшим сроком годности, отсылок к великим книгам и авторам ни о чем. Мы теряем такт и забываем, что если не спрашивают, не просят — то и оценки твои не нужны, потому что ситуация, в которой другие варятся, имеет с тобой так мизерно мало общего: если ты во что-то сам не вложился — деньгами ли, другими ли какими ресурсами, и особенно — если не рисковал чем-то для тебя важным, не ставил на кон, не проходил вместе с тем, кому советуешь, через груз сумасшедшей ответственности и стресса, то не надо тогда лезть за праздничный стол без спроса, тянуться руками к самому сахарному калачу. Говорить потом: ой как вкусно, но можно было бы и вкуснее, запомни, Марфа: будешь в следующий раз работать с тестом — зови меня.

Как я уже когда-то писала, «у тебя есть время и право чувствовать то, что ты чувствуешь, какими бы «неудобными» и «некрасивыми» эти чувства ни были. Никто не может говорить тебе «расслабься», пока не напрягся до той же степени. Не влез в твою шкуру. Ты, и только ты знаешь, чего тебе стоит происходящее, каких сил. «Хочешь мне помочь — скажи, что ты через это уже проходил и выжил. Или просто подойди и обними меня, но не обесценивай мою боль своим «ой да ладно»».

Безопасные люди — те из твоего окружения, с которыми разговоры — не спарринг на ринге и не интеллектуальные игры на «слабо», не словесный пинг-понг «ну давай, удиви меня, переплюнь» и не волшебный коктейль из юмора и сарказма. Все это может быть, но в те спокойные и сытые времена, когда тебе в кайф, и сил поёрничать и покуражиться более чем в достатке. Но вот когда не смешно, а темно, и непонятно что за окном, и беззвездно небо — идешь не за блеском елочной мишуры, а за тем, что поддержит и напитает; к тем, кто выслушает и поймет, а главное знает: все пройдет, не всегда — бесследно, но —

«Ты точно справишься, я тебе говорю. А пока — иди сюда, дай я тебя обниму.

Обниму, мою хорошую, — и подую…"

-10%
-10%
-10%
-25%
-50%
-50%
-35%
-55%