banner-upd
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отношения


Выросло новое поколение детей. Детей, жизнь которых задокументирована в блогах и социальных сетях, открыта для доступа и существует в виде файлов в облаке, детей, чьи родители фотографируют их двадцать раз на дню, стремясь запечатлеть каждый миг их жизни, а заодно и лайков набрать побольше.

Кадр из сериала «Черное зеркало»

Фотографировать детей часто и много принято было всегда, и привычка это отличная. Но одно дело складывать снимки в толстый семейный альбом, зная, что единственный посторонний, кто получит к нему доступ - это потенциальный жених или невеста, умиляющиеся при виде толстощекого карапуза, пытающегося надеть на голову горшок. И совсем другое, когда десятки, сотни фотографий выкладываются в социальную сеть на обозрение всего мира.

Все стало слишком прозрачным, вся наша жизнь на виду.

Исследования показали, что среднестатистический британский родитель за пять лет жизни своего ребенка выкладывает в сеть 1498 его фотографий. Судя по тому, что мы видим сегодня, в цифрах этих нет ничего фантастического.

Довольно популярная сегодня тема о публикации фотографии своих детей в соцсетях рассматривается чаще всего с двух ракурсов. Первый и наиболее важный — это фактор личной безопасности, кража персональных данных и прочее из этой области. Второй момент связан со страхами «сглаза» ребенка или тем, что окружающих раздражает обилие в ленте фотографий чужих детей и рассказов о том, как они сегодня хорошо «покушали». Гораздо реже почему-то задумываемся мы о самом ребенке — в том контексте, что нарушаем его личные границы, вмешиваемся в его частную жизнь. Задумываемся ли мы о правах ребенка?

Современные дети — это принципиально новое, совершенно отличное от предыдущих поколение. Да, с одной стороны они сами живут в интернете и социальных сетях, меряются количеством подписчиков, равняются на популярных блогеров. Казалось бы, что им за дело до того, что родители ходят за ними с фотокамерой? Но нет, это не одно и то же, потому что на своих страницах они сами формируют и фильтруют свой контент. Они точно так же, как и мы, придирчиво выбирают удачный кадр, в конце концов. И им не надо «посмешнее». Когда речь идет о родителях, дети не контролируют ситуацию, притом что мама не хочет просто сфотографировать, ей интересно подловить какой-нибудь забавный момент и сделать кадр, когда ты этого меньше всего ждешь. Или когда ты спишь, ешь или меряешь неудачную, нелепую шапку. Это как звезды и папарацци: подловить и опубликовать, а от тебя вообще ничего не зависит.

— У нас есть свои страницы в социальных сетях, и мы выкладываем там то, что хотим, — комментирует ситуацию четырнадцатилетняя дочь моей знакомой, — но это редко что-то очень личное. Мы же не фотографируем родителей, пока они спят, и не публикуем в инстаграме с подписью «ах, какие они милые, когда слюна стекает из уголка рта». А иногда бывает, что мама напишет обо мне что-то и еще немного приукрасит, немного изменит, и тогда получается, мало того что написала, так еще и неправду.

hochu.ua

Да, эта тема затрагивает не только фото, но и посты. Родители пишут обо всем: что смешного сказал, с кем в детском саду подрался, как контрольную написал и что отказался есть на ужин. В ленте моего фейсбука есть люди, о детях которых я знаю все до мельчайших деталей. Я и еще сотня-другая подписчиков. Хотят ли этого эти дети? Спрашиваем ли мы у них разрешения на публикацию того или иного фото или высказывания?

Иногда записи и вовсе носят неоднозначный характер. Например, когда пишут о выборе первого бюстгальтера, о первой безответной влюбленности, о конфликтных ситуациях, которым, очевидно, лучше остаться в кругу семьи.

На странице социальной сети публичность часто не ощущается, но если подумать, что получается? Соседу, с которым двадцать лет живешь на одной лестничной клетке, о первом бюстгальтере вряд ли расскажешь, а паре-тройке тысяч друзей в социальной сети — запросто. Отличается ли это от ситуации, если бы ты встал перед многотысячной аудиторией, поставил рядом своего ребенка и сказал: а давайте-ка, ребята, обсудим, что девочка, в которую он влюбился, не обращает на него никакого внимания.

Что при этом будет чувствовать ребенок?

Мы сами из другого поколения — нам не понять, каково это, о нас в блогах никто не писал. Но если задуматься, ведь даже детские альбомы в определенном возрасте не хотелось показывать всем. Очень хорошо попробовать представить себя на месте ребенка. Хотели бы мы, чтобы нас фотографировали, пока мы не видим, и выкладывали на всеобщее обозрение и обсуждение?

Мы часто говорим об уважении к детям, а уважение напрямую связано с неприкосновенностью личных границ, с пониманием того, что ребенок имеет те же права, что и мы. Писать о нем в открытом доступе личные вещи так же неправильно, как обсуждать его с посторонними, как, например, в лифте прямо при ребенке рассказывать соседу о нем что-то личное или не личное даже, неважно.

Часто звучит аргумент: а у меня настройки «только для друзей». Если в друзьях у вас не два самых близких человека, то это не аргумент, ребенку все равно.

А еще детей иногда начинают вовлекать в процесс: с ними делятся комментариями, оставленными под фотографиями и записями, хвастаются количеством собранных лайков. И вот уже ребенок спрашивает сам: мама, а сколько мне поставили лайков? Что тоже не очень хорошо, потому что психологи сегодня много говорят о зависимости от социальных сетей, которые, в свою очередь, формируют зависимость от чужого мнения, и вот уже недостаточное количество лайков вызывает отрицательные эмоции и недовольство жизнью.

Важен, конечно, и возраст детей, потому что одно дело, когда речь идет о младенце, которому (пока еще) нет никакого дела до того, что вы там пишете и снимаете. Но приходит день, и ребенок задает вам вопрос: «Мама, ты пишешь про меня? И это все увидят?».

— Сыну десять лет, он скоро вырастет и доберется до моего блога, — пишет известный блогер, — а там — процентов пятьдесят про него.

Рассуждая дальше о том, можно ли публиковать фотографии детей, она говорит, что когда ребенок вырастет, он может попросить вас все удалить и в дальнейшем публиковать только с его разрешения. В общем, все сводится к тому, что мы подумаем об этом тогда, когда у него появится свое мнение на этот счет. А пока мы можем делать что хотим.

nashaplaneta.su

Все так, но здесь есть один нюанс: когда ребенок вырастет, то поймет, что удалять сейчас уже, в общем-то, смысла мало — все всё давно уже увидели и прочитали.

По личному опыту: не могу сказать, что публиковала фотографии ребенка часто, но иногда бывало. И примерно тогда, когда ему перевалило за 12, он начал активно протестовать. Сначала я даже не восприняла это всерьез: все на уровне шутки, мол, ты что, это же такая крутая фотка, как можно ее не опубликовать, не похвастаться. Но когда у ребенка на глазах чуть ли не слезы выступили, до меня, наконец, дошло, что он серьезно. С тех пор тема «дети и социальные сети» для меня практически закрыта, может, один раз в год где-то что-то и выкладывается, но только если сын сам «за». В любом случае закончилась вся эта история тем, что ребенок — на всякий случай — не разрешает себя фотографировать вообще, и я заблокирована у него в инстаграме от греха подальше.

Некоторые даже не задумываются о том, насколько болезненно отреагирует ребенок, узнав, что вы что-то публиковали без его разрешения. Это чревато потерей доверия и сильнейшей обидой, особенно когда речь идет о ранимых подростках.

Так что если вашему ребенку сейчас восемь и он еще до конца не осознает, что происходит, задумайтесь. Он подрастет и все вам припомнит. Прежде чем что-то опубликовать, как минимум стоит хотя бы спросить разрешения. Иначе может настать день, когда ребенок не разрешит сфотографировать себя даже для семейного фотоальбома.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-20%
-15%
-49%
-77%
-20%
-20%
-30%
-99%
-24%