Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


«Шарахнулась от меня и побежала, будто я маньяк какой-то, а я просто шел спокойно вслед за ней», — как-то обиженно сказал приятель — внушительного вида мужчина, которого действительно сложно принять за маргинала даже на темной улице. Мысль о том, что абсолютно любой мужчина, идущий за тобой поздно вечером в безлюдном переулке, — автоматически угроза в глазах женщины, ему в голову не приходила: как же, он, такой «положительный» и внушительный, просто обязан вызывать доверие. «Вы, женщины, себя накрутили, я бы, наоборот, помог ей, если бы что-то случилось», — заключил он. Как было объяснить ему то, что два мужских образа — врага и защитника — вполне сосуществуют в нашем сознании и никогда не перестают бороться между собой, причем на всякий случай всегда стоит ожидать худшего.

Кино-Театр.ру

Причина — опыт: абсолютно любой мужчина может проявить себя как агрессор (по статистике, в подавляющем большинстве случаев сексуального насилия фигурируют знакомые жертве мужчины), и любой — как защитник, даже будь это проходящий мимо совершенно чужой человек. Мою подругу, к которой на задворках супермаркета приставала агрессивная компания пьяноватых парней, отбил небритый и жутковатый на вид сантехник, идущий к кому-то по вызову, человек, от которого она бы в первую очередь улепетывала в темном переулке. Настоящая рулетка. Точно так же мужчины в руководстве компании могут похоронить вашу карьеру, просто считая, что место женщины — дома и на самых незатейливых постах, и они же могут, напротив, дать женщине великолепный шанс. Кстати, именно из-за этой неопределенности самим женщинам часто трудно понять друг друга: одной повезло с шефом или научным руководителем, а в тот единственный раз, когда к ней пристали в автобусе, за нее рыцарски вступился дядька в усах, — и ей не понять свою оппонентку, которая давно уже уперлась в «стеклянный потолок» на работе и не раз отбивалась от любителей распускать руки своим собственным зонтиком, не найдя помощи в лице окружающих мужчин. Первой кажется, что другие женщины сгущают краски, а вторая горько усмехается наивному оптимизму.

Казалось бы, для мужчины женщины представляют такую же загадку. Женщина может оказаться для мужчины как любящей и заботливой силой, которая всегда будет поддержкой, так и злобной фурией, разрушающей его жизнь изнутри. Все это так, но не так.

Во-первых, живя в патриархальном мире, мужчины всегда имели существенно большую власть над женщинами, чем в обратной ситуации. Имели раньше и сейчас не сдают позиций. В огромном количестве случаев речь даже не о близких мужчинах — мужьях и родственниках, а о чужих: тех, кто принимает законы о запрете абортов, тех, кто может напасть в этом самом темном переулке, тех, кто, владея компанией, в которой женщина работает, определяет ее карьеру. Во-вторых, на чисто физическом уровне женщина значительно более уязвима, поэтому априори оказывается во власти мужчины буквально на каждом шагу. От того, агрессор, равнодушный или защитник оказался на пути женщины, иногда зависит ее жизнь, в то время как мужчина при контакте с женщинами рискует разве что испорченным настроением и в худшем случае — поцарапанным лицом.

Отсюда у нас такие сильные эмоции по поводу мужской природы, отсюда все страхи, а часто и гнев — как ответ на ощущение беспомощности.

Мы знаем, что на свете полно благородных, безопасных и совершенно прекрасных мужчин; у нас есть масса подтверждений этому. Когда Кэтрин Свитцер, первую женщину, пробежавшую Бостонский марафон в 1967 году, один из организаторов принялся насильно тащить из толпы бегунов, пытаясь сорвать номер с ее футболки (в те времена женщинам запрещалось бежать полный марафон, они считались неспособными на это), именно мужчины — ее тренер, бойфренд и другие бегуны — отбили Кэтрин, оттолкнув агрессивного сексиста. И марафон она благополучно добежала, доказав, что женщины могут и это. Мужчины ей препятствовали — но ведь и помогли тоже мужчины.

kruglubvi.ru

В течение столетий мужчины запрещали женщинам учиться и заниматься научной деятельностью, но и мужчина же, Эдуард Пикеринг, директор Гарвардской обсерватории, в конце XIX века собрал свой знаменитый «Гарем Пикеринга» — группу женщин-ученых (Энни Кэннон, Генриетта Ливитт, Антония Мори и другие), которые в конце концов создали спектральную классификацию звезд и тем самым продвинули астрономию далеко вперед. Мужчины долгое время не разрешали «слабому полу» получать медицинское образование, а в середине XIX века в России даже запретили посещение женщинами лекций, но также мужчина — профессор Сеченов — стал руководителем диссертации Надежды Сусловой, первой русской женщины-врача. Казалось бы, не бог весть какие жертвы принесли эти мужчины, по сути, отдавая женщинам должное, но все же они не были обязаны это делать, и без них процесс уравнивания прав превратился бы во что-то вроде холодной войны между полами. Все это не такие уж увесистые монеты в копилку женских прав, но мы ценим их, даже если это всего лишь феминистический пост в твиттере очередного знаменитого мужчины, присоединившегося к акции HeForShe.

Больше шефов, которые дают нам шанс — нам, а не коллеге-мужчине с худшей квалификацией и только из-за того, что он «не баба». Больше неравнодушных прохожих-мужчин, которые не отвернутся, а вступятся, если на нас нападут или будут лапать в общественном транспорте. Больше друзей и случайных собеседников-мужчин, которые видят в нас личность, а не хорошенький аксессуар.