Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Как бы кто ни убеждал нас в обратном, к материнству нельзя быть готовой на 100%. Все обязательно пойдет не так, как ты себе представляла (если представляла вообще). Рождение детей и все последующие процессы, к сожалению, все еще окутаны клубком из страшилок, предрассудков и картинок идеальных младенцев из идеальных инстаграмов идеальных матерей. Что происходит за кадром — остается за кадром. Мы решили, что честный рассказ от девушки, которая так же, как и многие из нас, наконец-то жила своей идеальной жизнью в свои идеальные тридцать и ничего такого специально не планировала, сможет хоть немного прояснить ситуацию для кого-то. Екатерина Наливайко, которая недавно стала мамой, в ближайшие несколько месяцев будет рассказывать, как это произошло с ней.

Записки молодой матери: две полоски — это крест

Записки молодой матери: беременная — тоже человек

Записки молодой матери. Роды — он это видел

Записки молодой матери. Любви с первого взгляда с дочкой у нас не было — и мне не стыдно

В декрете две беды: одиночество и невозможность побыть одной. Попробую объяснить это противоречие.

С одной стороны, с появлением у тебя ребенка, друзьям приходит мысль, что молодой матери нужен покой и гости помешают, а выходы в свет для нее — это совсем уже богохульство. После рождения дочки лучшая подруга не звонила мне почти четыре месяца. Возможно, раньше и я поступила бы также. Просто из страха побеспокоить. Но эта самоликвидация, выложенная добрыми намерениями, приводит к тому, что ты остаешься в одиночестве. Муж на работе, родители — в другом городе, у всех свои дела. Остается завистливо наблюдать через соцсети, как жизнь продолжается без твоего участия.

С другой стороны, ребенок постоянно рядом. Ты как будто заперт в одиночной камере, и хоть беззаветно любишь своего тюремщика, но положения дел это не меняет. Строгий режим из сна, слез, кормлений, переодеваний и прогулок. Изо дня в день.

Наш кот свидетель — сколько раз я пыталась подговорить мужа тихонько сходить на работу вместо него, но для этого мне пришлось бы побриться наголо, а ему — наладить лактацию. Так что план срывался. Кто-то отметит, что проблему можно решить искусственным вскармливанием, только кормить дочку смесью при полной груди молока мне казалось своего рода предательством.

Этот период я решила просто перетерпеть. Что в сравнении с вечностью каких-то несколько месяцев, пока твоя гусеница в коконе из пеленок постепенно превращается в человека, с которым можно полноценно общаться? Ребенок растет со скоростью бамбука, с ним становится интереснее и веселее, он вполне уже может заменять всех друзей, вместе взятых.

Но тут наступает другая крайность. Малыш исследует мир, а мир для него пока — это мама. Он рвет на тебе волосы, щупает все, до чего дотягивается, грызет грудь, тестирует ушные перепонки криком птеродактиля — под конец дня чувствуешь себя практически изнасилованной. Такая тактильная и эмоциональная перегрузка. Остаться наедине с собой можно только во время детского сна. И то с поправкой на постоянные проверки, дышит или нет (классика!).

Дни с младенцем — это такая игра, в которой нет стоп-слова. Веселая карусель продолжает вращаться, даже когда тебя уже подташнивает. А таким интровертам, как я, нужно время от времени уходить в себя, на подзарядку. В себе мне хорошо — у меня там идеальное тело и неограниченный баланс на карте, куча гениальных идей и головокружительная писательская карьера. С ребенком же уйти в себя — все равно что попытаться попасть на выходные в Вильнюс без визы: так близко, но так невозможно.

Это круглосуточное парное катание с тем, кто и на коньках-то еще стоять не умеет, а просто висит на тебе под пристальным взглядом судей. А судьи для молодой матери всегда найдутся. Привет, дорогой читатель!

Личное пространство? Нет, не слышала. Даже сейчас, когда я пытаюсь собрать мысли в кучку и перенести на монитор, маленькие хитрые пальчики дотягиваются до клавиатуры на правах внештатного корректора.

Раньше женщина, колошматящая ребенка посреди улицы, вызывала у меня отвращение и стыд, а сейчас — скорее, сочувствие. Хоть сама на такое неспособна, все-таки понимаешь: она не хочет ребенку зла, в этот момент у нее перед глазами белая пелена, она мечтает, чтобы ее хотя бы на минуту оставили в покое.

Зато как начинаешь ценить простые вещи! Поход в магазин, 10 минут в душе, когда даже не хочется намыливаться, а просто стоять и слушать воду, скоростной чай в кафе с подругой. А как дороги стали свидания наедине с мужем! Кстати, в этот период он открылся мне с новой прекрасной стороны, вышел на новый уровень заботы и ласки, делал все возможное и невозможное, чтобы помочь, и уберег меня от легендарной послеродовой Д. (даже писать это слово не хочу).

Но вот какая неувязка: помню свой первый продолжительный выход из дома — приехала мама, я сцедила молоко, выиграв 3 часа времени. Первый час я тревожно радовалась свободе, со второго начала скучать по мягким ладошкам и хохолку на макушке, а к третьему рвалась домой, как дикий мустанг. Мне хотелось срочно назад, к своей тюремщице в розовом платьице. Как будто дома остался какой-то жизненно важный орган. Это как в какой-то песне, где «я бегу от тебя к тебе» — логика примерно такая.

Тогда я поняла, что мне еще предстоит научиться балансу личной свободы и материнской любви. Лесорубы и подводники сейчас усмехнутся, но все-таки материнство — это самая сложная в мире работа с самой большой в мире зарплатой.

Продолжение читайте на следующей неделе