• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  2. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  3. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  4. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  5. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  6. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  7. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  8. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  9. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  10. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  11. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  12. Акции, уходы в стачку и онлайн-концерт РСП. Что происходит в стране в последнюю субботу зимы
  13. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  14. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  15. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  16. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  17. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  18. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  19. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  20. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  21. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  22. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  23. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  24. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  25. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  26. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  27. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  28. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  29. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  30. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов


Как бы кто ни убеждал нас в обратном, к материнству нельзя быть готовой на 100%. Все обязательно пойдет не так, как ты себе представляла (если представляла вообще). Рождение детей и все последующие процессы, к сожалению, все еще окутаны клубком из страшилок, предрассудков и картинок идеальных младенцев из идеальных инстаграмов идеальных матерей. Что происходит за кадром — остается за кадром. Мы решили, что честный рассказ от девушки, которая так же, как и многие из нас, наконец-то жила своей идеальной жизнью в свои идеальные тридцать и ничего такого специально не планировала, сможет хоть немного прояснить ситуацию для кого-то. Екатерина Наливайко, которая недавно стала мамой, в ближайшие несколько месяцев будет рассказывать, как это произошло с ней.

Записки молодой матери: две полоски — это крест

Записки молодой матери: беременная — тоже человек

Записки молодой матери. Роды — он это видел

favim.com

В кошельке у меня — убежденной атеистки — лежит икона святой Нино, купленная в Грузии во время беременности. Отличный символ того, что материнские чувства дают пинка любым законам логики. Сейчас мне кажется, что свою дочь я любила всегда, но на самом деле любви с первого взгляда не было. И мне не стыдно.

…После родов хорошо, но недолго. Бодрость, легкость и какое-то счастье размером с бегемота от того, что можно наконец-то полежать на животе — вся эта гормональная эйфория закончилась, когда захотелось в «секретную комнату». Лежа я была всемогущим Брюсом, а вот отойти от кровати на пару шагов оказалось нереальной миссией. В глазах резко темнело, ноги подкашивались. Медсестра помогла преодолеть этот маршрут в 10 метров туда и обратно, посоветовала «расхаживаться» и ушла на осмотр.

У меня была пара часов, чтобы передохнуть, пощупать пустой живот и все осознать. Только тогда, лежа на шуршащем подкладе из клеенки и кусков простыни, который уже порядочно пропитался кровью, я начала понимать, что это навсегда.

Татуировки выводятся, браки распадаются, визы заканчиваются, а ребенок — это навсегда! Стало страшно. Где-то в этой же больнице находится незнакомка, ради которой я, наверное, запросто я продам родину, брошусь на колючую проволоку или даже прокомментирую что-нибудь в интернете.

За время беременности я так толком и не смогла представить свою дочку реальным человеком. Она была для меня чем-то мифическим — то ли русалкой с рогом на голове, то ли единорогом с чешуйчатым хвостом. А в послеродовую палату мне принесли кулек, с выглядывающим оттуда розовым лицом.

Нина была похожа на меня в тот год 1 января, после нескольких ведер шампанского. Опухшие веки, расплывшийся нос и надутые губы, которые вдруг начали чмокать. «Хочет есть» — сообразила я, сунула грудь и зажмурилась — микророт обхватил ее с неожиданной силой. Мы были как аватар и его конь, или компьютер и флешка, или даже как мать и дитя.

А где обещанная эйфория от того, что у меня теперь есть эти 3 килограмма человека? Пока я чувствовала лишь страх. Как переодеть, не переломав тонкую шею? Как донести до раковины, не уронив? Как накормить, не задушив?

scha.org

К тому же у меня все болело. Стоять, ходить и сидеть было невероятно сложно. Из меня литрами (как мне казалось) выливалась кровь, а грудь трещала по швам. Добавлялось к этому и общее угнетающее впечатление от послеродового отделения. Оно смахивало на фильм про зомби-апокалипсис, где по коридорам неестественными походками передвигаются бывшие люди. Выйти из палаты на проветривание или за слипшимися макаронами (которые мы ели, стоя у подоконника, как на барной стойке) было тем еще квестом.

В общем, страх и боль — то, что я ощущала все 5 дней в роддоме. Неудивительно, что за это время у меня не получилось как следует пропитаться материнской любовью.

А дома потихоньку началось. Муж взял отпуск, приехала мама, и у меня появилась возможность перевести дыхание и посмотреть на дочку со стороны. Прямо на глазах этот чернослив превращался в сочную сливку, и до меня начало доходить, что люди находят в младенчиках — они приятны на ощупь, волшебно пахнут молоком и присыпкой и спят самым сладким сном из всех возможных. Не говоря о том, что моя Нина была (естественно) самой красивой девочкой в мире.

Все происходило постепенно. Мы присматривались друг к другу, привыкали к новой жизни, мерялись характерами. И эта девочка открывала мне меня с новой стороны. Оказывается, в мире была куча чувств, которые до этого я не испытывала. Может, они и называются «материнскими»? Проблема в том, что их невозможно описать тому, у кого нет детей, их просто не с чем сравнить. И чем дальше — тем они становились сильнее.

Но окончательно я влюбилась в дочку только к концу первого месяца, когда она, наевшись, лежала у меня под мышкой. Я вдруг почувствовала себя гигантской птицей с затекшим от неудобной позы крылом, под которым прячется птенчик. Мне стало радостно за того, кого она полюбит, захотелось избить каждого, кто ее когда-нибудь обидит, я почти ощутила во рту вкус ее первой сладкой ваты. И поняла, что мне будет абсолютно не важно, какую профессию и сексуальную ориентацию она выберет, сколько раз ошибется и как часто будет звонить — я просто буду всегда ее защитой с острым клювом. И моя миссия отныне — не испортить то, что в ней уже идеально сложено, а просто помогать и бесконечно любить.

От всего этого я, списав на гормоны, пустила слезу и сказала себе: «Привет, Катя-мама. А ты вроде ничего, давай знакомиться?».

Продолжение читайте на следующей неделе.

-35%
-30%
-49%
-20%
-10%
-10%
-10%
0072143