Делай тело
Вкус жизни
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Как бы кто ни убеждал нас в обратном, к материнству нельзя быть готовой на 100%. Все обязательно пойдет не так, как ты себе представляла (если представляла вообще). Рождение детей и все последующие процессы, к сожалению, все еще окутаны клубком из страшилок, предрассудков и картинок идеальных младенцев из идеальных инстаграмов идеальных матерей. Что происходит за кадром — остается за кадром. Мы решили, что честный рассказ от девушки, которая так же, как и многие из нас, наконец-то жила своей идеальной жизнью в свои идеальные тридцать и ничего такого специально не планировала, сможет хоть немного прояснить ситуацию для кого-то. Екатерина Наливайко, которая недавно стала мамой, в ближайшие несколько месяцев будет рассказывать, как это произошло с ней.

Записки молодой матери: две полоски — это крест

favim.com

— Беременность я представляла себе как-то по-другому: наверное, в обнимку с унитазом, с секундным разгоном от безудержного веселья до истерики, с постоянным желанием понюхать бассейн или отхлебнуть из чана с мазутом. В кино создается именно такой образ будущей матери: с нервами на грани, странными желаниями и капризами, которыми она среди ночи пинает будущего отца. Но в то же время — с нимбом просветления, автоматически появляющимся при прикреплении оплодотворенной яйцеклетки к стенке матки.

Вопреки заверениям подруг, утверждавших, что осознали свое материнство чуть ли не в день зачатия, я ни о чем не догадывалась все шесть недель до задержки — пила пиво на тимбилдинге, каталась на велосипеде, ходила в тренажерный зал.

И уже зная о новом положении, первые два месяца я не ощущала никаких физических изменений. А вот на третьем меня как будто укрыли невидимым теплым одеялком и для верности придавили сверху парой котят. Спать хотелось круглые сутки, я медленно моргала, широко зевала и туго соображала. К четвертому месяцу это прошло, зато начал появляться живот, а с ним — более четкое осознание того, что происходит и мое к этому отношение. Может, это был танец гормонов, но во мне вскипело желание борьбы со стереотипом.

Я внутренне поспорила на шоколадку со всем миром, что беременность не станет для меня волшебным превращением из адекватного человека в персонажа плохой комедии.

Я твердо решила, что выношу ребенка без помощи знаменитых форумов, на которых мамы будущих тугосерь и годовасиков с упоением обсуждают своих пузожителей, делятся проблемами и ставят друг другу диагнозы. Проблема — я иду к специалисту, вопрос — обращаюсь к профессионалу.

Я решила, что не превращусь из современного человека в бабку-шептуху. Буду продолжать стричься, краситься, делать маникюр и педикюр, не скрывать фотографии живота от «завистливого глаза», не повязывать красную нитку, не прикалывать булавку. Я не стану запуганной ланью, которая не пойдет на лишнее УЗИ, не купит заранее никаких вещей и вообще (не дай Бог) не возьмет в руки иголку с ниткой.

И никаких «мы»! В моей системе координат от «мы растем» и «мы себя чувствуем» полшага до пресловутого «мы покакали». Хотелось сохранить способность не скатываться в эту лексическую яму и какать все-таки по отдельности.

Еще я подумала, что неплохо бы быть честной с собой. Слушать не классику (якобы для развития плода), а то, что нравится, не давиться свекольным фрэшем, а есть то, от чего мурлычет живот (конечно, кроме химических гадостей), не ходить дышать свежим воздухом, если лень, а проглотить пару свежих серий чего-нибудь многосерийного. Максимально оставаться собой, не надевая маску идеальной беременной. Мне почему-то казалось, что ребенка в животе, скорее, огорчит лицемерие, чем новый сезон «Больницы Никельбокер».

babycenter.com

И моя версия беременности мне очень нравилась. Все шло как раньше, только к привычным развлечениям прибавилась игра «кто растолстел больше меня», которая отлично сокращала время ожидания в очередях на анализы или УЗИ. А еще особым удовольствием стала так называемая «беременная бессонница». Я просто перестала спать по ночам. Выныривая из-под одеяла, шла на кухню и истребляла килограммы морковки, смирившись с тем, что рожу оранжевого ребенка.

Но в целом я чувствовала себя собой, только немножко особенной и чуть-чуть уткой. Мы с мужем ходили на громкие концерты, гуляли по серпантинам Грузии, гадали, в каком возрасте дочка скажет, что «не просила ее рожать». И моего мужа даже не было причины пожалеть, как это принято в таких случаях. Если не считать массаж ног. Но вы видели мои ноги? Прелесть, а не ноги!

А тем временем программа в телефоне вела свой плодово-ягодный отсчет: 8 неделя — плод размером с ягоду малины, 14 неделя — персик, 19 неделя — грейпфрут, 29 — тыква. Живот рос, пинался изнутри и откликался на голос. Правда, все мои попытки поговорить с ребенком спотыкались о слезы сентиментальности — вся эта ситуация была настолько милой, что для меня это было слишком.

К 39 неделе, когда, по заверению телефона, в моем животе помещался арбуз, я уже настолько привыкла быть беременной, что, казалось, так и останется навсегда. Последние дни беременности шли один за трое, я уже перестала верить, что из меня всерьез появится ребенок. Ходить, сидеть, лежать и стоять было настолько неудобно, что страха родов уже не было, наоборот — пришло желание поскорее согнуться в схватках.

В один из этих последних дней я вдруг пришла к мысли, что этот период в жизни настолько крут, что бьет любой козырь. Что, по большому счету, тому, кто взращивает в себе жизнь, можно все — и селедку с мандарином, и небольшой припадок, и даже регистрацию на форуме. Беременная — тоже человек, просто человек, на некоторое время получивший суперсилу.

А днем 27 января у меня уже созревал новый спор на шоколадку насчет материнства, в котором тоже можно остаться адекватной, когда из меня в диван тихонько вытекло полстакана околоплодных вод…

Продолжение читайте на следующей неделе.