Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отношения


«Главный подарок, который Микаэл мне сделал, — это смысл. Он подарил мне смысл жизни», — сказала вдова Микаэла Таривердиева Вера в документальном фильме о жизни композитора.

В принципе, ничего нового. «Он/она смысл моей жизни» или «вся моя жизнь», «с ним/с ней я стала целой/целым», «без него/неё нет меня» — на этом стоит (пусть и одной ногой) всё, что мы понимаем под словом «искусство», и большая часть биографий, которые попадают в СМИ под заголовками типа «Топ-10 историй великой любви».

Но, услышав это в очередной раз от умной, интересной, не поверхностной женщины, впервые задумалась: а это нормально — определять смысл собственной жизни через другого человека и свои чувства к нему?

u.livelib.ru

Заранее приняв, что «нормы» нет, а история чувств, даже тысячи раз опубликованная, всё равно остается таинством для всех, кроме двоих, мы поговорили с практикующим психологом «Центра успешных отношений» Оксаной Бланк.

Нашли определение самому понятию «созависимые отношения» и подобрали в качестве примеров те самые «истории великой любви», которые как раз про неё — созависимость — главную героиню нашего текста, а иногда — нашей жизни.

Ну и, чего уж там, в очередной раз попытались вычислить формулу счастья в любви — как без этого?..

— Прежде всего: зависимые или созависимые отношения — какая формулировка верная?

— Оба термина существуют, но если мы говорим о зависимости, подразумевается всё-таки пагубная тяга к чему-либо: алкоголю, наркотикам, азартным играм. Когда зависимость не от «чего-то», а от «кого-то» — это сопричастность. А значит, созависимость.

Изначально это определение характеризовало состояние людей, которые находятся в отношениях с теми, кто страдает от деструктивных зависимостей. К примеру, созависимые матери наркоманов или жены игроков — те, кто настолько погружаются в болезненную склонность близкого человека, что не замечают своих личностных изменений.

Но сегодня мы также понимаем под «созависимостью» способность человека полностью растворяться в партнёре. Особенно если тот — мощная, эгоцентричная, требующая постоянного внимания к себе личность.

Другими словами, созависимый — это тот, чьё эмоциональное состояние, линия поведения и, в общем счете, вся жизнь подчинены другому человеку.

— К вам часто приходят клиентки (или клиенты — тоже, кстати, вопрос) с подобной проблемой?

— Женщины приходят ко мне чаще в принципе. И поскольку психологические знания становятся всё более доступны, что радует, у некоторых уже есть сформулированный запрос: «Я поняла: у меня созависимое поведение. Что делать?». Но в большинстве своём клиентки просто говорят: «Я страдаю в отношениях и не понимаю, в чем причина». Также можно часто услышать: «Я всё ему отдаю, но ничего не получаю взамен». Ну и классическое: «Посвятила любимому всю жизнь, но чувствую себя несчастной». Созависимые женщины перестают чувствовать себя — свои интересы, потребности, желания — они полностью зациклены на своём партнёре, чувствуя себя и жертвами, и спасателями.

— Исходя из вашего опыта: какие женщины склонны вовлекаться в такие отношения?

— Созависимость, конечно, выращивается долго и с детства. Обычно она проявляется у девочек, которых воспитывали в эмоционально закрытых семьях. В семьях, где ребенок не мог открыто и в полной мере проявлять свои чувства, заявлять о своих потребностях и желаниях. Ориентир не на свои, а на чужие нужды и интересы для такого ребенка не просто норма, но и правило.

То же происходит, если ребёнок не почувствовал отдачи, тепла, любви одного из родителей. Впоследствии он ищет похожий типаж в партнёре, пытаясь заслужить его одобрение и принятие — снова и снова происходит ориентация на настроение и поведение другого человека. В этой ситуации найти и почувствовать себя очень сложно. Да и цель такую созависимый перед собой не ставит, потому что просто не знает, что она должна быть.

Кроме того, конечно, созависимых детей растят созависимые родители. Это чётко можно подметить по формулировкам, которые многим мамам и папам кажутся безобидными. Спрашиваешь: что конкретно вы говорите своим детям? Как вы говорите о них? И слышишь: «Мы так решили», «мы захотели», «мы подумали и пришли к выводу». То есть, происходит объединение с сыном или дочерью и, в этом случае, обезличивание — медвежья услуга для ребёнка, который утрачивает персональную идентичность.

Ну и сама наша ментальность. Для неё характерно возводить на пьедестал жертвенность, способность бесконечно отдавать, терпеть и страдать. И если девочка растёт с установкой, что это — признаки настоящей любви (а никак не созависимого поведения), она часто встречает партнёра, который эти её ожидания в полной мере оправдывает. Все вокруг будут говорить «да ты что, не видишь, что происходит? не видишь, как он к тебе относится?» — а она и правда не видит! Потому что выросла с установкой — даже если сама не отдает себе в этом отчет — что так и должно быть.

liveinternet.ru

— Как вы отметили, далеко не все клиентки осознают, что они созависимы. Скорее, они чувствуют, что им плохо. Как понять, что причина этого «плохо» — созависимость?

— У созависимости есть достаточно чёткие признаки. Первый — неуверенность в себе. Люди, которые постоянно ищут поддержки и принятия извне, не имея внутри собственных ориентиров и мерил, склонны к созависимости. Необходимость всё время привлекать внимание, ждать одобрения и комплиментов — как раз про это.

Неусыпный контроль за кем-либо — также один из признаков. У человека появляется уверенность, что он должен контролировать чью-то жизнь — от перемещений по городу до звонков по телефону — что от него полностью зависит чужое благополучие, безопасность. Такое поведение создаёт иллюзию власти, но на самом деле оно истощающее, энергозатратное и, конечно, бессмысленное. Рано или поздно сталкиваешься с аксиомой: «Другой человек не может и не должен жить так, как ты хочешь».

Еще один признак склонности к созависимости — неумение просить у человека помощи при том, что сам постоянно эту помощь оказываешь. Клиентки часто говорят «я всегда на подхвате», «я вечная жилетка для слёз», «я никогда не откажу в помощи», но когда спрашиваешь у них, нуждаются ли они в помощи, чего сами хотят от окружающих и партнёра в частности, — они теряются и не могут ответить. Потому что просто не привыкли мыслить такими категориями. Они осознают собственную ценность и значимость только в роли «спасателя» — оказывая помощь другому и усугубляя ситуацию с самоопределением. В итоге люди просто не могут ответить на вопросы из серии «чего я хочу?», «зачем я этого хочу?», «кто я?».

Также стоит сказать, что у людей, которые находятся в созависимых отношениях, есть трудности с проявлением чувств. Превалирующих эмоций — три: страх, неуверенность, чувство вины. Созависимый человек всё время сомневается, чувствует, что он недостаточно хорош и боится потерять — своего партнёра, их отношения, а значит, чувство собственной значимости, свой статус «спасателя» или «жертвы».

А ведь страх и чувство вины — деструктивные эмоции. И они разрушают жизнь созависимого, делают её тревожной и травматичной.

— И тем не менее такие отношения продолжаются годы. Почему созависимый терпит?

— Потому что очень часто с ним происходит такая вещь, как полный отказ от чувств. Сложно, больно и дискомфортно настолько, что человек предпочитает оказаться в эмоциональном вакууме. Он запрещает себе не просто отдавать отчет в своих чувствах, говорить о них, но и чувствовать вообще.

Здесь же стоит, продолжая ответ на предыдущий вопрос, упомянуть о таком признаке созависимости, как отрицание. Это основной механизм защиты для созависимого. «Нет, он не такой», «нет, он изменится, «нет, со мной он будет другим» — все эти фразы, думаю, знакомы многим, не только психологам. Мы слышим их от подруг, дочерей, сестер — иногда сами их произносим.

К чему приводит такое поведение на протяжении долгого времени? К ряду соматических заболеваний. Это могут быть гастрит, язвенная болезнь, мигрень, гипертония. Созависимый живёт в отказе от себя: он не обращает внимания не только на то, что чувствует, но и на то, как он себя чувствует.

wallbox.ru

— Мне кажется, те или иные признаки каждый может у себя «диагностировать» в определенные моменты жизни…

— Безусловно. Но если они присутствуют все в совокупности и на протяжении долгого времени — то стоит всерьёз задуматься. И спросить себя: «Что я знаю о себе? Как я о себе забочусь? Что я могу сделать, чтобы моя жизнь стала более наполненной и счастливой?». Хочу ещё раз обратить внимание: созависимый не интересен себе и не уверен в собственной состоятельности во многих аспектах. И это внутреннее отношение во многом формирует отношение внешнее — со стороны партнёра.

— Встаёт вечный вопрос «кто виноват?». Так кто виноват: сам созависимый или его партнёр, который такое поведение поощряет?

— Никто не виноват. Обе стороны ищут таких отношений и получают от них соответственно своему запросу. Почему ищут? Потому что созависимые отношения очень наполнены эмоционально. Тот случай, когда со стороны смотрят и с долей зависти говорят: «У них, как в кино!».

Ну, а потом, конечно, начинаются обвинения. Чаще всего в формулировках «я ему всё отдала, а он!..». Дело в том, что очень трудно себе признаться: никто не просил тебя отдавать. У тебя самой была такая потребность — и ты её реализовывала. Но смещать фокус с себя на партнёра, а значит, в случае дискомфорта обвинять другого — это, как мы помним, характерно для созависимых. Такие люди не чувствуют почву под ногами, и их трудно в этом обвинять.

— Продолжая тему «у них, как в кино». Согласитесь, у нас созависимость очень романтизирована, и трудно понять, что это неправильно. Любую песню возьми — и «мы одно целое», «ты моё всё», «ты мой, я твоя» и т.д. Так что, теория половинок не очень-то здоровая?

— Да, на мой взгляд: 0,5 + 0,5 = 1 — не лучшая формула для отношений. Более жизнеспособная и потенциально счастливая модель выглядит так: 1 + 1 = 3. Где «3» — то новое, что рождает союз двух автономных и целостных личностей.

Эта формула позволяет человеку существовать и в отношениях, и вне них — быть внимательным к своим потребностям, интересам, окружающему миру.

Я видела пары, которые живут по первой формуле половинок… Сначала было «близко», а потом стало «тесно». Спустя годы людей настигает и разочарует открытие: они, казалось, создали тот самый «мир на двоих», а в итоге совместная жизнь стала просто невозможной, мучительной для обоих.

Это доказывает: отношения «глаза в глаза» слабее тех, когда партнёры, по Экзюпери, смотрят не друг на друга, а в одном направлении. Люди в отношениях должны развиваться, им нужен воздух и выбор. А схема «0,5 + 0,5» воздух и выбор исключает. Это априори закрытая система.

— Кстати, один из фильмов, в которых ярко показаны созависимые отношения, недавний «Мой король» с Венсаном Касселем. Там достаточно безобразные сцены присутствуют. Действительно ли созависимые отношения ведут к разрушительным последствиям?

— Разрушением, как минимум, внутриличностным, заканчиваются любые деструктивные отношения, которые поддерживаются искусственно. Вопрос: какого масштаба будут эти разрушения? Ответ в каждой конкретной ситуации свой. Но понятно одно: точку ставить придется — не всегда по воле созависимого. И точка эта редко бывает красивой…

— Как выйти из созависимых отношений?

— Для начала признаться в том, что они нездоровые. И, конечно, в том, что вы в них находитесь. Это очень трудно. Это отказ от того, что считал единственно возможной нормой, а значит, отказ от части себя самого. После этого признания важно не усугублять деструктив, не говорить «я хочу сломать — себя, партнёра, эти отношения», а научиться видеть в истинном свете и принимать как есть ситуацию, позицию другого человека, а главное — себя самого.

Всё, что будет направлено на поиск себя, приобретение уверенности в себе и точек опоры, не связанных с другими людьми, обучение умению чувствовать свои потребности и желания — будет вам во благо и станет первым шагом на пути к выходу из созависимости.

Главное — помнить, что это не однодневная инициатива. Созависимое поведение формируется годами, а значит, понадобится немало времени на то, чтобы с ним расстаться и наконец познакомиться с самим собой. Понять: что с собой делать-то? Ведь созависимые ответа на этот вопрос не знают.

pinme.ru

— Закономерный вопрос: если созависимый перестанет быть таковым и, как вы заметили, познакомится с собой, возможно ли, что его отношения с партнером изменятся?

— Да, это возможно. Женщины, которые осознали своё созависимое поведение и стали работать с этим, начинают думать, говорить, действовать и даже выглядеть иначе. И если партнёр не деспотичная личность, которая требует подчинения, если он готов откликаться на перемены в близком человеке, всё может сложиться. Да, это трудно, но, возможно, стоит попробовать!

— Разберём пару примеров созависимых отношений?

— Да, конечно!

Имя Лилино

womenslifeplace.com

Одна из самых растиражированных в СМИ историй любви, которая была основана на безусловной власти и восторженном — изредка гневном — подчинении, это, конечно, 15 совместных лет Владимира Маяковского — поэта гигантского таланта — и Лили Брик. Обозначить дело жизни «Лилички» затруднительно, так как имя её осталось в веках в большей степени благодаря Маяковскому и в тесной связке с ним.

Пересказывать историю этого союза нет смысла, так как это сделано неоднократно. Основные вехи, пожалуй, знают все: Лиля «отбивает» (хотя, конечно, Владимир «отбился» сам, и с большой охотой) поэта у собственной сестры, уже будучи замужем за Осипом Бриком; любящие Лилю мужчины соглашаются на жизнь втроём; Маяковский дарит своей музе кольцо, ставшее легендой (то, что с инициалами Л.Ю.Б. — бесконечное люблю); Лиля не уходит от мужа и, более того, продолжает свою активную деятельность «разбивательницы сердец», доводя Маяковского до исступления; разрывает эту связь только смерть поэта — и хоть любовь всей его жизни в ней не виновата, в предсмертной записке завещано: «Лиля — люби меня».

Вспомним лишь некоторые из многих строк, посвященных Лиле:

…Пришла —
деловито,
за рыком,
за ростом,
взглянув,
разглядела просто мальчика.
Взяла,
отобрала сердце
и просто
пошла играть —
как девочка мячиком. («Ты»)
…Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа. («Лиличка!»)
…Быть царем назначено мне —
твое личико
на солнечном золоте моих монет
велю народу:
вычекань!
А там,
где тундрой мир вылинял,
где с северным ветром ведет река торги, —
на цепь нацарапаю имя Лилино
и цепь исцелую во мраке каторги.
(«Флейта-позвоночник»)

А вот некоторые отрывки из писем Лили к Маяковскому и пару воспоминаний её современников.

«Володечка, до меня доходят слухи, что ты серьезно решил жениться. Не делай этого, пожалуйста».

«Володечка, очень хочется автомобильчик. Привези, пожалуйста. Мы много думали о том — какой. И решили — лучше всех Фордик. 1) Он для наших дорог лучше всего, 2) для него легче всего доставать запасные части… Только надо купить непременно Форд последнего выпуска, на усиленных покрышках-баллонах».

Из воспоминаний Андрея Вознесенского:

«Лиля рассказала: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал».

«Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи» — из дневника Лили Брик.

Воспоминание Фаины Раневской:

«Вчера была Лиля Брик, принесла „Избранное“ Маяковского и его любительскую фотографию. Говорила о своей любви к покойному… Брику. И сказала, что отказалась бы от всего, что было в ее жизни, только бы не потерять Осю. Я спросила: „Отказались бы и от Маяковского?“ Она не задумываясь ответила: „Да, отказалась бы и от Маяковского, мне надо было быть только с Осей“. Бедный, она не очень-то любила его. Мне хотелось плакать от жалости к Маяковскому и даже физически заболело сердце».

Сама Лиля, рассуждая о влиянии на мужчин, замечала:

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешить ему то, что не разрешают дома. Например, курить или ездить, куда вздумается. Ну, а остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье».

Но вряд ли поэта такого масштаба можно было навсегда получить на таких простых условиях.

Комментарий психолога:

— Личность Маяковского была безусловно масштабной, но оттого не менее ранимой и уязвимой. Люди, наделенные таким даром, какой был у Владимира, в обычной, бытовой жизни потеряны. Они вечные дети, которые ищут опоры, заземления. А Лиля могла cтать опорой, потому что она, вполне очевидно, была женщиной огромной харизмы, способной вести за собой и достаточно категоричной в своих суждениях, запросах — знала кого, чего и зачем хочет. Можно предположить, что эта способность цепляться за жизнь и устраиваться в ней восхищала, покоряла Маяковского. Лиля для него стала той самой точкой опоры и пусть временным, но якорем в этой жизни.

Как бы критично мы ни относились к Лиле Брик, стоит признать, что она всё-таки помогла Маяковскому в полной мере раскрыть его потенциал и создать лучшие произведения. Может, к этому он подсознательно и стремился?

Пакт о ненападении на гения

elementy.ru

Лев Ландау — фигура, значимость которой сложно переоценить для всего двадцатого века… И конкретной женщины — его жены Коры Ландау-Дробанцевой.

Явление, которое трудно поощрить, но легко понять: история любви Коры к «Дау-гению» гораздо известнее и интереснее для большинства, нежели многие работы уникального физика. Из книги, которую написала жена Ландау и завещала опубликовать после её смерти, мир узнал о гении много того, чего знать вовсе не желал. Автора, которую критики назвали «вспоминательницей», мгновенно обвинили в «упоминании унизительных деталей и умышленной лжи, которая ставит пятна на биографии великого человека».

Тем не менее, если сосредоточиться не на монументальной личности Ландау, а на самой писательнице, его жене, становится понятно, что книга просто-напросто о её любви и попытках до конца осознать и заново прожить ей.

Из предисловия книги Коры Ландау-Дробанцевой:

«Эти воспоминания я писала только самой себе, не имея ни малейшей надежды на публикацию. Чтобы распутать сложнейший клубок моей жизни, пришлось залезть в непристойные мелочи быта, в интимные стороны человеческой жизни, сугубо скрытые от посторонних глаз, иногда таящие так много прелести, но и мерзости тоже. Писала я только правду, одну правду…».

В молодости Лев Ландау дал себе обещание: «Не пить, не курить, не жениться» и называл брак «кооперативом, ничего общего не имеющим с любовью». Однако Кора — его первая женщина — предложила ему первый в этих отношениях компромисс: «Давай поженимся, чтобы мое положение в семье и в обществе стало понятным. Для всех я буду считаться твоей женой, но фактически ты останешься холостяком».

Ландау согласился, но предварительно написал свой знаменитый «Пакт о ненападении» с постулатами семейной жизни:

1. Брак — это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью.

2. Влюблённым запрещено ревновать и лгать друг другу.

3. За кислый вид полагается штраф.

4. Основная обязанность человека — быть счастливым.

Также Ландау предупреждал будущую жену:

«Запомни одно, ревность в нашем браке исключается, любовницы у меня обязательно будут! Хочу жить ярко, красиво, интересно, вспомни „Песню о Соколе“ Горького — ужом я жить не смогу. Смотри, на мою свободу покушаться нельзя! В детстве меня угнетал и подавлял отец какими-то уродливыми взглядами на жизнь, я был близок к самоубийству. На ногах устоял только потому, что сам понял, как правильно жить. И запомни: ревность — это позорный предрассудок. По своей природе человек свободен!».

Кора соглашалась, однако не относилась к этим словам всерьез, так как, во-первых, была абсолютно завоевана масштабом личности, с которой ее свела судьба, а во-вторых, потому что была уверена в том, что Лев, однажды выбрав ее, уже не изменит своего решения. «Ты на моём пути встретилась такая, ну просто женское совершенство», — писал ей Ландау.

Лев, тем не менее, оказался верен себе и данному им обещанию «иметь любовниц непременно».

В книге Коры описано, как воодушевленный Дау влетел в её комнату и заявил: «Корочка! Сегодня я вернусь не один. Ко мне придёт отдаваться девушка. Я ей сказал, что ты на даче. Сиди тихонечко или уйди. Встретиться вы не должны. Пожалуйста, положи в шкаф свежее постельное бельё».

Кора спряталась в шкафу с бельём, а когда Дау открыл дверцу, молча вышла, гордо подняв голову. Дау был возмущен: «Глупая, дурочка, ты самая драгоценная, я не могу тебя разлюбить! Я был уверен, что ты меня любишь, ты для меня ничего не жалеешь! И вдруг ты пожалела для меня какую-то совсем ненужную тебе девушку. Где логика? Если я стал преуспевать у девушек, ты должна радоваться моим успехам».

Она просила прощения и в будущем безропотно готовила ужины для мужа и его любовниц, стелила кровать и уходила из дома — стояла под окнами и ждала, пока в них снова появится свет.

Следует быть справедливыми к Дау: он никогда не запрещал жене следовать его же принципам. Но ей это так ни разу и не удалось…

То, что большинству женщин кажется абсолютно немыслимым, Кора к концу жизни называла величайшим счастьем и писала: «Моя любовь к нему была прекрасна. Это она, моя любовь, подняла меня в небывалую высь, поставила рядом с гением, заставила шагать по кривым дорогам жизни. Шагать с ним в ногу было немыслимо. И я стала петлять…»

Комментарий психолога:

— Возвращаясь к ответу на вопрос «кто виноват?». Нельзя обвинять Льва Ландау в том, что он «испортил жизнь жены». Как мы знаем, Ландау сразу предупредил её о своих взглядах на брак и дал свободу действий. Кора выбрала остаться с ним, принимая его правила игры. Многие изначально не обратили бы внимание на такого мужчину либо же, услышав, что он говорит об отношениях, женщинах, бежали от него, как черт от ладана. Но не Кора. Значит, для удовлетворения каких-то личных потребностей он ей был нужен. Каких именно? Сложно сказать однозначно, но могу предположить, что тот пик переживаний, на котором она находилась рядом с Ландау, та жертвенность, на которую она шла, позволяли ей ощущать собственную значимость, давали ценный статус вечной спутницы гения, позволяли чувствовать себя личностью большого масштаба, что, с учетом её отказа от работы и собственных интересов, было затруднительно.

С точки зрения обывателя подобная жизнь невыносима, и здесь мы как раз можем говорить о бесчувственности созависимых, точнее, об их отказе чувствовать, потому что боль слишком велика. Еще одно подтверждение этому — то, какой резонанс вызвала книга Коры среди современников. Значит, наблюдая отношения семьи Ландау, они не воспринимали Кору как страдалицу, не видели её несчастной. Это кажется немыслимым, но, очевидно, потерять Льва для Коры было страшнее, чем жить в постоянном кошмаре — и это её право выбора.

Джон Оно Леннон и его «Дон Хуан»

showbi.ru

В момент знакомства с Йоко Оно Джон Леннон переживал глубокий кризис. Он, по собственному мнению, слишком быстро и рано получил от жизни всё — и это «всё» ему также быстро и рано наскучило. «Битлз», по его ощущению, превращались из талантливых бунтарей в коммерчески успешный продукт — и в студию идти не хотелось. Так же, как и в роскошный дом, где его ждала покорная жена из хорошей семьи.

В один из таких вечеров, когда никуда не хотелось, Леннона пригласили оценить композиции художницы-авангардистки Йоко Оно — за день до официального открытия выставки.

Рассказывая о вечере жене, Леннон назвал вернисаж «гребаной мутью», но было несколько моментов, которые ему запомнились.

Главной экспозицией выставки стала белая стремянка — зрители поднимались по ней и в лупу разглядывали инсталляцию на потолке. Джон тоже поднялся по этой лестнице и увидел на холсте одно слово «Да». Впоследствии в интервью он так говорил об этом: «Если бы там было написано „Нет“, я бы ушел и никогда бы не вернулся. Но в тот момент я удивился и почувствовал себя как-то очень тепло и уютно. В этом было столько хорошего!».

Как знать, может, в этом «да» музыкант увидел подтверждение необходимости и возможности изменить что-то в своей жизни?

Такая возможность ждала его около соседней экспозиции, где он и познакомился с Йоко Оно. Джон увидел доску, рядом с которой лежали молоток и гвозди. Леннон решил вбить гвоздь, но Йоко не разрешила ему, потребовав 5 шиллингов за право вбить первый гвоздь. Леннон возразил ей: «А если я вобью воображаемый гвоздь за воображаемые 5 шиллингов?».

В тот вечер Оно записала в дневнике: «Наконец я встретила мужчину, которого смогла бы полюбить».

Неизвестно, получило бы это знакомство продолжение или нет, если бы Йоко не отважилась на решительное, бескомпромиссное и полуторагодичное завоевание Джона.

Каждое утро музыканту приходили открытки с просьбами (или приказами?): «Танцуй», «Дыши», «Смотри на огонь до рассвета». Потом начались телефонные звонки. Йоко говорила с ним об искусстве, о творческих поисках, о духовном родстве. Сначала это раздражало Леннона, а потом стало необходимостью. «Дитя океана зовет меня» — строка из песни Леннона того времени. «Дитя океана» — именно так переводится имя Йоко.

К этому же периоду относятся «перформансы» Йоко, устроенные для жены Леннона: например, той пришла от неё посылка — разбитая чашка, измазанная красной краской, в упаковке из-под прокладок.

Тем не менее Леннон говорил об Оно:

«Единственная из всех женщин, она была мне ровней во всем. Однако была лучше меня. Я никогда не встречал кого-то, из-за кого стоило бы нарушить скуку счастливого брака. И вот, наконец, спасение. Есть куда бежать».

Найдя «спасение» в Оно, взяв её имя (вместо «Уинстона») и расставшись с «Битлз», Джон писал:

«Она учитель, а я — ученик. Я знаменитый человек, про которого думают, что он все знает, но она — мой учитель, она научила меня всему, что я знаю. Она уже все знала, когда я ни черта не знал, когда я был человеком ниоткуда. Она мой Дон Хуан. А люди не понимают. Её близость сделала меня целостным человеком. Без неё я был только половинкой».

По сути, Йоко Оно полностью управляла жизнью Джона, пытаясь создать его заново, превратив «выдохшегося» битла в свободного и смелого художника.

Так, Джон и Йоко всегда и везде появлялись вместе, но однажды Леннон, по совету своего психотерапевта, поехал проведать бывшую жену и сына Джулиана. Йоко позвонила ему и поставила перед фактом: если он не вернется тотчас же, она покончит жизнь самоубийством. Джон немедленно вернулся и впоследствии постарался свести контакты с сыном к минимуму.

«Джулиан — плод лишней бутылки виски, — говорил Леннон. — А Шон (сын от Йоко) — плод великой любви».

Отношения Леннона и Оно не разорвало даже полуторагодичное расставание, которое было требованием Йоко — только пуля Марка Чэпмена.

С того момента и до сих пор Йоко Оно является главным хранителем памяти о Джоне, автором книг, акций и проектов, посвященных музыканту.

Комментарий психолога:

— Сразу оговорю: в этом романе трудно определить созависимого. Однако нездоровые черты созависимости есть: взаимное манипулирование, постоянный контроль, отказ партнёру в праве выбирать окружение, неспособность выстраивать свою жизнь самостоятельно.

Почему Леннон так быстро и крепко привязался к Оно? Здесь стоит обратить внимание на тот период жизни, в который он её встретил. Кризис — личностный и творческий, отсутствие смысла и перспективы. И тут он встречает «сгусток энергии», который вовлекает его в водоворот событий: он нужен семье, которую оставляет, он нужен группе, из которой уходит, он нужен всем. И при этом может выбирать. И при этом от его выбора зависят судьбы других людей и, как ему кажется, мировой музыки. Появляется интерес к жизни, а значит, и смысл.

Почему Оно не могла отпустить Леннона? Она была убеждена — и небезосновательно, что полностью изменила судьбу музыканта и саму его суть. Создала нового Джона Леннона. Как всякий «творец», она была накрепко привязана к своему «проекту» и ощущала свою значимость в связи с ним.

Хочу обратить внимание на этом примере, каким сильным, долгим и жизнеспособным может быть созависимый союз. На чем бы ни были основаны эти отношения, они длились годами и, возможно, продолжались бы до сих пор, если бы не трагическая гибель Леннона. А значит, мы можем лишь обсуждать, но никак не осуждать — что, в принципе, относится ко всем историям любви, независимо от того, принадлежат они «великим людям» или «простым смертным».

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-37%
-20%
-10%
-20%
-50%
-20%
-40%