107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 марта
  2. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  3. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  4. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  5. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  6. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  7. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  8. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  9. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  10. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  11. 211-й день после выборов. Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  14. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  15. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  16. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  19. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  22. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  23. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  24. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  25. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  26. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  27. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Сравниваем наши наблюдения с этим документом
  29. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  30. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать


Недавно я поехала навестить старых друзей своих родителей. Марк и Наташа очень необычная и красивая пара. Эти двое замкнуты друг на друге, своем доме, книгах и комфорте. Прожив вместе 25 лет, они держатся за руки, называют друг друга нежными именами, ходят по дому в шелковых халатах на голое тело и пьют крепкий кофе. Дом построен только для двоих: даже гостям особенно некуда деваться — скромная раскладная тахта, находящаяся в подвальном помещении, соседствует со старыми dvd и телескопами (Марк увлекается астрономией), как бы намекает: останавливайтесь у нас, но ненадолго.

birchbox.es

Большая красивая кухня, балкон с фантастическим видом на горы, просторная спальня без дверей. Кстати, как и туалет («нам это не мешает. Все равно у нас в прошлом доме дверь никогда не закрывалась»). Огромная постель, посреди комнаты — джакузи, телевизор. Они смотрят много кино, залпом читают книги на английском, итальянском, испанском, португальском, французском. Следующие на очереди — немецкий и китайский. Работают они тоже вместе: в свое время создали небольшую фирму и проклинают её. Говорят, бизнес портит твою жизнь и убивает нервы.

За последние 25 лет они не только выучили несколько языков, но вместе освоили танго, учились трансцендентной медитации и аюрведе, брали серию уроков рисования и так далее. Кроме одной ночи, когда Марк не смог въехать в родной городок из-за сильного шторма, который внезапно начался, они никогда не ночевали в разных местах.

Поселение, где они живут, находится в красивой и очень отдаленной глуши. Социальная жизнь и общение с посторонними мало их интересует. Я размышляю про себя: смогла бы я замкнуться на одном человеке настолько? Может ли быть так, что одного человека достаточно? И насколько это безопасно? А если один из них полюбит кого-то другого? А если умрет?..

Оба были раньше женаты, но браки распались, и от каждого осталось по ребенку. Тогда Марк и Наташа построили огромный дом для большой семьи: своих родителей, детей, внуков. Со временем родители умерли, дети стали жить своей жизнью, и Наташа с Марком остались жить вдвоем в этом трехэтажном доме. Вот тогда и решили: следующий дом мы построим для себя, и он будет таким, как нам удобно. Старый же дом достался дочке Марка - она живет там уже со своей семьей и двумя детьми, но о том, как их дела, Марк уже не знает: год они не общаются. Совсем...

Сын Наташи теперь живет в Австралии и к Наташе не прилетает. Это она вынуждена регулярно летать, чтобы повидаться с внучкой. Когда она рассказывает об этом, её глаза делаются влажными. Четыре года назад, когда сын уехал в США за любимой женщиной, у Наташи началась страшнейшая депрессия, которая до сих пор до конца не отпустила: я растила этого мальчика, я была самой важной женщиной. А теперь он любит какую-то другую. Иррационально? Да, но это никак не помогает заглушить внутреннюю боль.

«Почему у нас нет общих детей? Потому что их нельзя заводить! Дети — это большая глупость и эгоизм», — говорит Марк. Смотрю на него и не могу поверить. «Мы — буддисты. Множить жизнь — значит, множить страдание и смерть. У нас от детей ничего хорошего в жизни не случилось, у них от нас — тоже».

— Жизнь — это страдание? — улыбаюсь я, кивая на завораживающий вид на горы и море, который открывается с балкона, и обвожу рукой стол с вином и закусками.

— Безусловно — отвечает Марк. — Мы не просили нас рожать.

Мы долго разговаривали. О книгах (каждый год-два семья покупает себе по паре kindle последней модели и читает запоем). О том, что деньги нужно обязательно тратить, иначе они превращаются в пыль. Марк это понял, когда умер его отец и хлам из его квартиры пошел на свалку («зачем было всю жизнь цепляться за эти вещи и хранить сбережения на антресолях?»). Сейчас Марк гоняет на ярко-красном спортивном Mercedes.

На следующее утро меня накормили завтраком (дважды), выдали палки для скандинавской ходьбы и повезли смотреть на уникальную пещеру. Потом Наташа помогала с презентацией по работе, потом снова кормили. Я работала, сидя на огромной террасе, читала книгу и старалась поменьше попадаться на глаза, чтобы не мешать священному укладу этого дома. Несмотря на всю доброту и внимание, все время чувствовалось, что эта пара должна находиться в своем доме только друг с другом. Махнув на прощанье рукой, я села и с облегчением поехала домой.

«Какое счастье, когда твой любимый человек — по-настоящему твоя вторая половина. И какая тоска, когда твой мир — только один человек» — подумала я.

-10%
-50%
-20%
-10%
-50%
-15%
-15%
-20%
-15%