Делай тело
Вкус жизни
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Недавно я поехала навестить старых друзей своих родителей. Марк и Наташа очень необычная и красивая пара. Эти двое замкнуты друг на друге, своем доме, книгах и комфорте. Прожив вместе 25 лет, они держатся за руки, называют друг друга нежными именами, ходят по дому в шелковых халатах на голое тело и пьют крепкий кофе. Дом построен только для двоих: даже гостям особенно некуда деваться — скромная раскладная тахта, находящаяся в подвальном помещении, соседствует со старыми dvd и телескопами (Марк увлекается астрономией), как бы намекает: останавливайтесь у нас, но ненадолго.

birchbox.es

Большая красивая кухня, балкон с фантастическим видом на горы, просторная спальня без дверей. Кстати, как и туалет («нам это не мешает. Все равно у нас в прошлом доме дверь никогда не закрывалась»). Огромная постель, посреди комнаты — джакузи, телевизор. Они смотрят много кино, залпом читают книги на английском, итальянском, испанском, португальском, французском. Следующие на очереди — немецкий и китайский. Работают они тоже вместе: в свое время создали небольшую фирму и проклинают её. Говорят, бизнес портит твою жизнь и убивает нервы.

За последние 25 лет они не только выучили несколько языков, но вместе освоили танго, учились трансцендентной медитации и аюрведе, брали серию уроков рисования и так далее. Кроме одной ночи, когда Марк не смог въехать в родной городок из-за сильного шторма, который внезапно начался, они никогда не ночевали в разных местах.

Поселение, где они живут, находится в красивой и очень отдаленной глуши. Социальная жизнь и общение с посторонними мало их интересует. Я размышляю про себя: смогла бы я замкнуться на одном человеке настолько? Может ли быть так, что одного человека достаточно? И насколько это безопасно? А если один из них полюбит кого-то другого? А если умрет?..

Оба были раньше женаты, но браки распались, и от каждого осталось по ребенку. Тогда Марк и Наташа построили огромный дом для большой семьи: своих родителей, детей, внуков. Со временем родители умерли, дети стали жить своей жизнью, и Наташа с Марком остались жить вдвоем в этом трехэтажном доме. Вот тогда и решили: следующий дом мы построим для себя, и он будет таким, как нам удобно. Старый же дом достался дочке Марка - она живет там уже со своей семьей и двумя детьми, но о том, как их дела, Марк уже не знает: год они не общаются. Совсем...

Сын Наташи теперь живет в Австралии и к Наташе не прилетает. Это она вынуждена регулярно летать, чтобы повидаться с внучкой. Когда она рассказывает об этом, её глаза делаются влажными. Четыре года назад, когда сын уехал в США за любимой женщиной, у Наташи началась страшнейшая депрессия, которая до сих пор до конца не отпустила: я растила этого мальчика, я была самой важной женщиной. А теперь он любит какую-то другую. Иррационально? Да, но это никак не помогает заглушить внутреннюю боль.

«Почему у нас нет общих детей? Потому что их нельзя заводить! Дети — это большая глупость и эгоизм», — говорит Марк. Смотрю на него и не могу поверить. «Мы — буддисты. Множить жизнь — значит, множить страдание и смерть. У нас от детей ничего хорошего в жизни не случилось, у них от нас — тоже».

— Жизнь — это страдание? — улыбаюсь я, кивая на завораживающий вид на горы и море, который открывается с балкона, и обвожу рукой стол с вином и закусками.

— Безусловно — отвечает Марк. — Мы не просили нас рожать.

Мы долго разговаривали. О книгах (каждый год-два семья покупает себе по паре kindle последней модели и читает запоем). О том, что деньги нужно обязательно тратить, иначе они превращаются в пыль. Марк это понял, когда умер его отец и хлам из его квартиры пошел на свалку («зачем было всю жизнь цепляться за эти вещи и хранить сбережения на антресолях?»). Сейчас Марк гоняет на ярко-красном спортивном Mercedes.

На следующее утро меня накормили завтраком (дважды), выдали палки для скандинавской ходьбы и повезли смотреть на уникальную пещеру. Потом Наташа помогала с презентацией по работе, потом снова кормили. Я работала, сидя на огромной террасе, читала книгу и старалась поменьше попадаться на глаза, чтобы не мешать священному укладу этого дома. Несмотря на всю доброту и внимание, все время чувствовалось, что эта пара должна находиться в своем доме только друг с другом. Махнув на прощанье рукой, я села и с облегчением поехала домой.

«Какое счастье, когда твой любимый человек — по-настоящему твоя вторая половина. И какая тоска, когда твой мир — только один человек» — подумала я.