• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отношения


— Я не понимаю этого флешмоба, — пишет мужчина в социальной сети. - Может, я просто слишком стар?

— А может, вас просто никогда не насиловал в лифте незнакомец, приставив к горлу нож?

Поразительный флешмоб #янебоюсьсказать не только вскрыл масштабы насилия, но и подтвердил давно известную истину: эта тема была и остается табуированной. Сексуальное насилие всегда было принято замалчивать. И уж тем более, если происходило оно в семье.

Почему не сказала? Вот потому и не сказала. Вся эта реакция общества только подтверждает, как прочно засело слово «стыдно». Быть изнасилованной стыдно и грязно. Наверняка сама напросилась. Сама виновата. Не предусмотрела. Не предвидела. Может, оделась не так. Может, глаза вовремя не отвела. Может, улыбнулась не тому.

И снова, и снова звучит эта мысль: а зачем она туда пошла, она сама хотела и вообще я ей не верю.

Даже психологи называют этот флешмоб отвагой. Но это тоже до кучи: признаться в постыдном = отвага.

Шутками, прибаутками и недоверием общество обесценивает чужое страдание. Подумаешь, отряхнулась и дальше пошла. И еще более дико, когда все это исходит от женщин. Снова сочится на поверхность мизогиния. И желание дистанцироваться от всего этого.

— Замолчите, — говорит нам общество. — Подумайте о своей репутации.

Вот оно. Снова. Тебя изнасиловали? Это пятно на твоей репутации. Лучше молчи.

Насильник снова остается в тени. Его репутации ничего не угрожает.

Рассказы о насилии ворвались в мир розовых пони. Люди в белых пальто, которых каким-то чудом обошло. Не коснулось. Уверенных в том, что плохие вещи случаются только с плохими людьми.

— Вы должны сами соблюдать меры предосторожности, — говорят нам мужчины. — Принимать меры. Сами. Потому что если вы на секундочку расслабитесь, — как бы намекают они, — мы тут же этим воспользуемся.

— Надо уметь оценивать риски, — говорят нам мужчины. — Если ты садишься пить спиртные напитки в компании мужчин, то зачем потом жаловаться, что они тебя изнасиловали? — недоумевают они.

Интересно, а мужчины, когда идут пить спиртные напитки с мужчинами, морально готовы к тому, что потом их будут насиловать? Или это только женская прерогатива?

Вот у нас, говорят, равноправие. А мужчины соблюдают меры предосторожности? Может, они остерегаются надевать шорты? Может, никогда не ездят в такси и не заходят в лифт с другими незнакомыми мужчинами? Может, не выпивают в барах, а если и выпивают, то ни на секунду не выпускают из вида свой бокал, чтобы в напиток чего не подмешали? А может, они никогда не возвращаются домой затемно и не выходят на пробежки ранним, безлюдным еще утром?

Мужчины вряд ли смогут понять, о каких мерах предосторожности вынуждены думать женщины на протяжении всей своей жизни. Когда каждый шаг за спиной или чья-то тень около подъезда — потенциальное нападение. Когда каждый вечер палец на кнопке быстрого набора, чтобы при малейшей опасности успеть набрать номер и закричать.

С тех пор как двадцать семь лет назад мы переехали в новый дом, где лифт работал по новой по тем временам системе — останавливаясь по требованию на каждом этаже, моя жизнь превратилась в ад. Потому что никогда не известно, кто именно подсядет к тебе на следующем этаже, и если вовремя не выскочишь, то потом бежать будет уже некуда…

И до сих пор я езжу в лифте с выпрыгивающим от страха сердцем.

Люди, полагающие, что насилие надо «заслужить», а если будешь хорошо себя вести, то ничего и не случится, к сожалению, глубоко заблуждаются. Ты можешь кутаться в балахоны, не знакомиться с мужчинами, никогда не пить алкоголь и вообще почти не выходить из дома. Вся твоя жизнь будет ограничена «мерами предосторожности», но это все равно не убережет тебя от насилия. Потому что оно часто бывает внезапным и подстерегает там, где его не ждешь. На лестничной площадке нападут, когда мусор выйдешь вынести.

Чтобы ты ни делала, ты все равно не в состоянии себя уберечь. Сделать это может только насильник. Только он может предотвратить, остановить это, только на нем вся ответственность. И профилактика насилия, в первую очередь, должны быть направлена на насильника, а не на жертву. Все учат дочерей, как вести себя, чтобы избежать насилия, но никто не учит сыновей, что насиловать нельзя.

Еще один важный аспект: зачем?

— Зачем все это? Какой в этом смысл? — спрашивают многие.

Например, снять с темы насилия табу. Сделать ее видимой. Научиться о ней говорить. Изменить отношение общества. Сломать стереотипы. Дать отпор насилию. Перестать думать, что если я с этим не столкнулся, значит, и проблемы этой нет, потому что мнение «ой, ну это же какие-то единичные случаи, да и те легко можно предотвратить, если правильно себя вести» — очень распространено.

Понять, что «сама напросилась» — это позиция насильника.

Показать, что стать жертвой насилия — не стыдно, стыдно насиловать. Жертва не виновата никогда, потому что ни у кого нет права насиловать другого человека. Насилию нет и не может быть никакого оправдания. Неважно, что там за обстоятельства: пьяная, сонная, полураздетая или невменяемая. Личность человеческая — неприкосновенна. И здесь не бывает «но».

Потому что многие мужчины думают, что им это позволено. Потому что бытует мнение, что какие-то мифические особенные сексуальные потребности у мужчин «заложены природой»: он мужчина, почему он должен сдерживаться? Потому что многие полагают, что если женщина, например, слегка навеселе, то ее «можно брать». Потому что многие говорят о том, что в нашей культуре «нет» — значит «да». И что «порядочная женщина» никогда сама не скажет «да», и надо приложить усилия, немного ее «продавить». Сколько еще потенциальных насильников думают так же?

И женщина даже после согласия может передумать и сказать «нет». Потому что ей, например, может быть больно. И никакой природой вовсе не заложено, что женщины обязаны сексуально обслуживать мужчин. Пусть и через не могу.

Нет какой-то привилегированной группы людей с «особыми» потребностями, которые эти самые потребности контролировать не могут. И идея о том, что мужчину можно «спровоцировать» унижает еще и самого мужчину — это означает, что человек совсем не может отвечать за себя. А если в самом деле не может — это уже медицинский случай.

Благодаря флешмобу многие осознали масштабы проблемы. У женщин появилась возможность понять, что они не одиноки и ощутить поддержку. Увидеть, что другие женщины справились с травмой, смогли создать семьи и жить полноценной жизнью, пусть даже и принимая антидепрессанты.

Более того, мы видим много откликов мужчин, говорящих о том, что они не ожидали, что они прозрели, что они шокированы и изменили свой взгляд на мир. И это тоже к вопросу «зачем?»

Да, многим признать страшно, поэтому они предпочитают обесценивать, отрицать или не замечать. Ведь иначе придется признать, что насильники среди нас. Что это не какие-то там гипотетические серийные маньяки, а вполне осязаемые наши же знакомые, родственники, соседи, коллеги по работе.

Да, сексуальное насилие над женщинами — это лишь часть большой темы насилия в целом. Но именно о нем говорить открыто наиболее страшно. Поэтому надо.

И нет, это не про ненависть.

Нужные услуги в нужный момент
0058953