Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Частная история о том, почему девочке так трудно вырасти храброй.

В книге «Второй пол» Симоны де Бовуар есть зарисовка: мальчик забрался на дерево, а на него снизу вверх смотрит девочка. Прошло шестьдесят лет, казалось бы, все изменилось. Сегодня женщины бегают марафоны и занимаются боксом. Но если присмотреться, изменилось далеко не все.

Не так давно в NYU Department of Psychology провели эксперимент с одиннадцатимесячными младенцами. Им предлагалось на четвереньках спуститься с доски, наклон которой раз от раза менялся. Внизу был приз. Никакой разницы между девочками и мальчиками обнаружено не было: в среднем максимальный наклон, на который те и другие решались и с которым справлялись, был одинаковым.

Существенную разницу обнаружили в ожидании матерей. Те, у которых были сыновья, предполагали, что их дети справятся с гораздо более крутым наклоном, чем те, у которых были дочери.

Я подобным экспериментам не доверяю, но в данном случае результат похож на правду. Летом мы гуляли в парке со скалами, и так получилось, что там было несколько семей с мальчиками возраста нашей дочери Б. (три-четыре года).

Все папы вели себя одинаково: уговаривали сыновей залезть повыше, всячески их подбадривали («Ты можешь!», «Какой ты молодец!»). Пап или мам с дочерями, кроме нас с Б., почему-то за подобным занятием не наблюдалось. Естественно, это был всего один день в одном парке, но, как мне кажется, картина была вполне типичная.

Вот еще один пример. Были как-то в гостях на дне рождения у четырехлетней подружки Б. Все приглашенные восторгались спортивным комплексом во дворе дома (турники, шведские стенки и т.д.). Родители именинницы сообщили: «Вообще-то мы все это устроили для младшего». Младший еще не научился ходить; его желания явно в учет не принимались, только его пол.

И это в университетском городе Мэдисоне: если феминизм где-то в Америке цветет, так это здесь.

Самое замечательное во всем этом то, что наличие форы для мальчиков никто не признает. Довольно часто можно услышать: «Мальчишки такие сорвиголовы!». Некоторые дети, мальчики и девочки, сорвиголовами рождаются, наверное, но очень многим помогают (или мешают) ими стать.

Девочкам мешают разными способами. Например, найти обувь для девочки, в которой ей было бы удобно носиться и лазить, крайне непросто. В обычном магазине для девочек возраста Б. будут продаваться почти исключительно туфельки (в том числе и на каблуках!), непрактичные, но «красивые». Подходящие ботиночки и босоножки, которые не будут скользить, сваливаться, жать, легко пачкаться, разваливаться после первого дождя, мы для Б. нашли только в дорогом спортивном магазине.

mytrainerfitness.com

Можно было бы подумать, что это мы одни такие дураки, но знакомые родители с теми же, что у нас, приоритетами обувь дочери покупают точно такую же. Для нас такая обувь дорогая; для многих недоступная. Я уже не говорю об одежде для девочек и отношении к ней родителей: белых колготках, которые нельзя пачкать, или платьях, в которых нельзя или неудобно спрыгивать с условных качелей в условную грязь.

Если же посмотреть отдел с одеждой для мальчиков, то там доминирует спортивная. Она удобная и по определению должна к концу дня быть грязной.

Я не спорю с существованием различий — например, в физической силе между средним мальчиком и средней девочкой. Не стоит спорить и с тем, что эти различия общество (родители, учителя, сверстники, медиа, индустрия игрушек, индустрия одежды) искусственно увеличивает и утрирует начиная с рождения ребенка.

Никто не знает, могла бы девочка из зарисовки Бовуар залезть на дерево или нет. Очевидно, что ей не дают даже попробовать. И плата за это довольно большая: залезая на дерево, мальчик получает заряд уверенности в себе, а девочка — как минимум нет.

Я не считаю, что все дети должны быть спортивными или что все родители должны стараться воспитывать их таковыми. Если брать все американское общество в целом, то мне кажется, что в культе спорта есть что-то нездоровое. Родители, которые злятся, когда их чадо — обычно сын — не проявляет чудеса силы и ловкости, здорово этому чаду вредят.

Уверенность в себе ребенок может и должен получать из очень разных источников, главным образом из безусловной (независимой от своих достижений, предпочтений, черт характера) любви семьи. Но факт остается фактом: доступ к одному из источников уверенности в себе по-прежнему в гораздо большей степени открыт для мальчиков, чем для девочек, и при этом считается, что иначе и быть не может.