Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


/

Бывает так, что любимый на полчаса в магазине задержится, а некоторые особо впечатлительные жены уже начинают коситься на пузырек с валерьянкой и наяривать на его мобильный в режиме нон-стоп: не случилось ли чего? Между тем существуют женщины, у которых действительно есть повод ежедневно волноваться за мужа: это жены тех, чьи профессии напрямую связаны с разнообразными опасностями и даже с риском для жизни.

Каково жить в постоянном стрессе, мы спросили у жен пожарного, водолаза-спасателя и сотрудника уголовного розыска.

«Часто, особенно зимой, думаешь: как он там, под водой?»

Светлана, 26 лет, супруга спасателя-водолаза центра водолазно-спасательной службы Республиканского отряда специального назначения РБ:

— Быть женой человека с опасной профессией и сложно, и легко одновременно. Сложно — из-за того, что хочешь не хочешь, а волнуешься за него постоянно. А легко — потому что знаешь, что это настолько надежный и отважный человек, что с ним ничего не страшно и все по плечу!

Конечно, со временем мое отношение к его профессии стало более спокойным, а все переживания перешли в разряд обыденности. Но несмотря на это, я за него по-прежнему переживаю каждый день, так как под водой бывают разного рода непредвиденные ситуации. Например, когда они обследовали гидроэлектростанцию на Солигорском водохранилище, погружение было в подводные тоннели, где видимости ноль. Ширина тоннелей — всего один метр, и что в них находится — неизвестно. Всегда есть опасность запутаться или зацепиться за что-нибудь в мутной воде. И ведь бывают случаи, когда выпутаться не получается…

Однажды я была у Олега на работе и видела его подготовку к погружению. Конечно, когда я нахожусь дома, переживания не такие сильные. А когда ты видишь, что твой муж скрывается под водой, и ты ждешь его на берегу, — минуты кажутся вечностью.

Обычно я его прошу звонить мне, как только он выйдет из воды. Но он не всегда выполняет мои просьбы. А иногда и вовсе не говорит мне о том, что погружается, чтобы я не переживала.

Да, возможно, со стороны может сложиться впечатление, что у меня в последнее время слишком спокойная реакция на его работу. Но за весь период наших отношений, если бы я на все реагировала более эмоционально, то уже, вероятнее всего, сошла бы с ума. Особенно если учесть, что, помимо опасной профессии, у моего мужа еще полно экстремальных увлечений: подводная охота, рукопашный бой, борьба, сноуборд, езда на спортивном мотоцикле.

Сменить работу на более спокойную и безопасную, думаю, он бы никогда не согласился: ему нравится этот постоянный адреналин, он в этой профессии — как рыба в воде (причем во всех смыслах). Когда мы только познакомились, Олег еще работал пожарным-спасателем. И надо было видеть, какое счастливое у него было лицо, когда он мне сообщил, что его переводят в водолазы!

Знакомые, конечно, удивляются, когда говорю, кем работает муж. Начинают, как правило, задавать одни и те же вопросы. Или про его работу: «А зимой тоже погружается?», «И людей из воды спасает?», или про мое к этому отношение: «Небось, на валерьянке сидишь?», «Седые волосы раньше времени не появляются?»

Про первое отвечаю, что да, водолазы работают в любое время года, и бывает, приходится спасать любителей зимней рыбалки, пловцов, переоценивших свои способности, людей в нетрезвом состоянии, полезших в воду… А про мое отношение я уже говорила: с каждым годом все спокойнее, стараюсь контролировать эмоции без помощи успокоительных средств, но недавно парикмахер нашла таки у меня несколько первых седых волосков… Но своим мужем я очень-очень горжусь! И за спасенные им жизни, и за то, что он выбрал такую профессию, на которую решится не каждый.

«Вот скажет задержанный: „Я тебя запомнил!“, и с этим как-то надо жить дальше»

Ольга, 29 лет, супруга старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска:

— Так получилось, что мы с мужем оба работаем в милиции. Приезжаем с утра в одно и то же здание, но в течение дня практически не видимся. Потому что я все время сижу в своем кабинете — работаю в группе режимно-секретной деятельности, а он постоянно на выездах, на дежурствах, на местах преступлений или, как мы шутим с ним, «в засаде». Но если уж ты выходишь замуж за милиционера, будь готова к тому, что это и постоянные его возвращения домой затемно, и «суточные», и внезапные вызовы среди ночи, не говоря уже о праздниках и выходных.

Мы, честно говоря, и познакомились в здании милиции. Он увидел меня мельком, когда еще только проходил здесь практику, у кого-то узнал номер моего мобильного и начал звонить почти каждый день из Могилева, куда поехал продолжать учебу. При этом я не знала, как он выглядит, но разговаривать было интересно: так мы и прообщались почти месяц «вслепую». А потом встретились и вот уже восемь лет как женаты и растим сына.

Конечно, работа моего мужа очень опасная. Равно, как и работа участковых и сотрудников ГАИ. Это в милиции, по статистике, те самые сферы, где больше всего риска попасть в какие-то нехорошие ситуации. Мой муж часто выезжает на места серьезных преступлений, участвует непосредственно в задержании подозреваемых, которые не так уж редко оказывают сопротивление. Бывало так, что приходил домой с дежурства в разодранной куртке, рассказывал о том, что задерживаемый был вооружен ножом или пытался драться. Хорошо еще, что муж у меня верткий — тьфу-тьфу, но как-то пока обходился без травм, полученных на работе.

Многие жены милиционеров такого волнения за мужа и особенно его постоянного отсутствия дома из-за ненормированного графика долго не выдерживают. Мой муж, к примеру, приходит домой только часам к девяти вечера, часто работает по выходным, ночью может сорваться на вызов, было такое, что и Новый год приходилось мне одной встречать, и поездки отменять… Но я привычная: во-первых, сама работаю в этой сфере и вижу все изнутри. А во-вторых, у меня папа — подполковник милиции в отставке, поэтому я с детства привыкла к такому вот образу жизни в семье и знала, на что иду, выходя за Сергея замуж. А вот тем девушкам, кто далек от милиции, это сложно принять и понять, многие не верят мужьям, что они так много работают, начинают ревновать, а там и до разводов недалеко… Это очень печально, конечно.

А еще была как-то ситуация, что муж проводил обыск у скупщика украденного, который знал в лицо его, меня и видел не раз нашу машину. Так вот, было очень не по себе, когда он говорил: «Учтите, я вас запомнил!» Наверняка мужу такое говорят очень часто, просто он не рассказывает. И с этим как-то надо жить. Ведь должен же кто-то охранять общественный порядок и защищать от таких индивидуумов население. Мы с сыном очень уважаем Сергея за то, что он делает это каждый день. И тут главное не упрекать, не изводить своим волнением, а обеспечить любимому человеку надежный тыл и спокойную семейную обстановку.

«Он показал расплавленную каску и меня охвати ужас: ведь она была у мужа на голове!»

Ольга, 30 лет, супруга пожарного-спасателя МЧС РБ:

— С Сашей мы вместе уже давно — двенадцать лет (пять из них женаты). И даже предложение руки и сердца он сделал мне, как настоящий спасатель: забрался на третий этаж школы, где я работаю учителем, на подъемнике с огромным букетом цветов. Все уроки сорвал! Но нам это, конечно, простили.

Быть женой спасателя-пожарного, конечно, очень почетно (для меня, по крайней мере). Это то ощущение, когда ты понимаешь, что рядом с тобой настоящий мужчина: сильный, крепкий, отважный, который готов всегда прийти на помощь, рискнуть своей жизнью ради спасения других… Кстати о риске. Мой огнеборец — отчаянный товарищ, его работа — его призвание, поэтому и рискует часто. Боюсь я за него. Не то чтобы я была не уверена в его силах и умении, но это чувство страха и волнения иногда просачивается в сознание. Каждый неотвеченный вызов на его «сутках» — это повод для волнений: «Значит, на выезде. Хоть бы было все хорошо».

Однажды после очередного дежурства муж мне показал свою расплавленную каску, которая пострадала на пожаре. Я была в ужасе. Она была у мужа на голове! И от одной мысли, что могло произойти, не будь этой каски, мне стало плохо.

Саша мне рассказывает, конечно, о каких-то происшествиях, которые случаются во время дежурства, но знает, как я за него переживаю, поэтому иногда предпочитает поберечь мои нервы. Но нервничать иногда все же приходится, как и мириться с уставом и некоторыми особенностями профессии. Вот, например: мы запланировали отдохнуть на выходных, собираемся в поездку, и вдруг объявляют срочный сбор личного состава, на который муж просто обязан приехать. В итоге приходится бросать все и уезжать. Поначалу я, естественно, возмущалась, критиковала систему, но со временем поостыла и начала понимать, что это неизбежно и, видимо, действительно необходимо.

Работа, конечно, напряженная и в моральном, и в физическом плане, поэтому я стараюсь дома создавать благоприятную атмосферу. Профессиональные праздники (19 января — День спасателя и 25 июля — День пожарной службы) мы отмечаем в семейном кругу, и всячески чествуем нашего огнеборца и очень им гордимся. Два года назад ему вручили нагрудный знак «За адзнаку другой ступенi» за помощь и спасение людей во время урагана «Хавьер». Это был праздник для всей семьи. Для меня муж — настоящий герой. И, судя по всему, наш маленький сын Роман уже тоже примеряется к профессии пожарного. Как оно будет — время покажет, но пока у него любимая машинка — пожарная.