Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Люди, которые пережили войну, говорят о ней невыносимо простыми словами. Самые частые: жизнь, смерть и любовь.

В преддверии Девятого мая, Дня Великой Победы, мы поговорим о последней.
А точнее, поделимся
историями ваших дедушек и бабушек, которые приходили в нашу редакцию на протяжении недели. Судьбы миллионов людей были навсегда соединены и разорваны войной. Жизнь целого поколения могла бы сложиться совсем по-другому… Но тогда, возможно, не было бы и нас с вами.
Мы благодарны каждому, кто бережно относится к историям прошлого и хранит их, чтобы пересказать своему будущему – детям. Чтобы помнили… и любили!

Евдокия и Адам

В феврале 1945 года мою бабушку, Потапову Евдокию Павловну, вызвали в военкомат г.Ново-Борисова. Работник военкомата сообщил, что ее муж (мой дедушка), Синяк Адам Петрович, пал смертью храбрых в бою в Восточной Пруссии 16 января 1945 года, и вручил извещение о смерти. Бабушка в ответ на такую новость только рассмеялась. Сказала, что он жив, и на глазах у всех порвала это извещение. Естественно, увидев это, работники военкомата подумали, что бабушка после такого сообщения сошла с ума от горя.

5 лет назад я узнала о сайте, где собраны архивные документы о погибших во время Великой Отечественной войны. Ни на что не надеясь, ввела дедушкины данные и действительно нашла копию того самого извещения.

Тем не менее утверждать, что дедушка жив, у бабушки были все основания.

16 января 1945 года в боях за освобождение г.Кенигсберга дедушка был тяжело ранен. Как рассказывал сам дед, после боя, как правило, шла санитарная бригада, которая оказывала помощь раненым и выносила их с поля боя. А убитых другие бойцы хоронили в общей могиле. Дедушку санитары сочли убитым. Но именно в тот момент, когда его готовили к захоронению, один из бойцов воскликнул: "Хлопцы, что ж вы делаете! Он же живой!".

Так и определилась дальнейшая судьба дедушки, так началась его новая жизнь.

Далее следовал долгий путь из Восточной Пруссии в госпиталь на Урал, в город Ирбит. Этот путь пролегал через г.Ново-Борисов, где недалеко от железнодорожного вокзала жила моя бабушка с маленькой дочкой Ниной, родившейся в сентябре 1941 года. Санитарный поезд, который двигался с ранеными бойцами на Урал, на некоторое время сделал остановку на станции Ново-Борисов. Дедушка попросил пробегавшего мимо знакомого мальчишку передать бабушке, что его везут в госпиталь и он хочет встретиться. В это время бабушка тяжело болела сыпным тифом и только-только начала идти на поправку.

Узнав о том, что дедушка проездом находится на вокзале, она из последних сил побежала на встречу к мужу, хотя бежать – это, наверное, громко сказано, поскольку ноги ее совершенно не слушались. Неизвестно, сколько бабушка добиралась до вокзала, сколько времени она искала своего мужа среди десятка вагонов, но все-таки волей судьбы она его нашла. Бабушка с дедушкой успели только обняться, как раздался паровозный гудок и поезд тронулся…

Эта встреча произошла незадолго до получения извещения о его смерти. Как вы понимаете, именно поэтому у бабушки и была такая реакция на "похоронку".

Дедушка проходил лечение в госпитале города Ирбита почти год, после чего он наконец-то вернулся домой.

Поженившись в ноябре 1940 года, сполна узнав холод, голод, разлуку, дедушка с бабушкой дружно прожили вместе почти 60 лет, вырастили и воспитали троих детей, смогли обласкать шестерых внуков, дождались правнуков.

В марте 2000 года дедушки не стало, а через 8 лет ушла из жизни и моя бабушка.

Их отношения были и остаются для меня примером того, какой должна быть семья. Они не говорили много слов о любви, но всегда бесконечно трепетно относились друг к другу, ну а мы, их внуки, постоянно ощущали их внимание, заботу и доброту.

Иван и Валентина

(история Ларисы Кохановской)

С самого детства слово "Победа" для меня стояло рядом с эпитетом "Великая". Потому что выжили, потому что выстояли, потому что спасли жизни. Потому что не будь Победы – не было ни меня, ни моей дочери.

И сегодня я, как никогда, понимаю, как же мало мы с дочкой знаем о нашей семейной победе и сколько нам еще предстоит узнать, а потом сохранить для внуков и правнуков, для того, чтобы на нашей земле всегда был мир и покой.

… 22 июня 1941 года в мирную жизнь нашей страны ворвалась война, перечеркнувшая мечты и надежды миллионов людей. Ивану Науменко тогда исполнилось лишь 17 лет. В Городокском районе, где жил Иван, как и во всех других, сразу же началась мобилизация военнообязанных в Красную Армию. Но как он ни просился, на фронт его не взяли. Иван с завистью смотрел на старшего брата Дмитрия, когда тот уходил на фронт. Тогда мальчишке-подростку война казалась чем-то героическим, когда ты раз за разом одерживаешь победу за победой. Но только на самом деле война оказалась совсем не такой...

Дмитрий был старшим в их семье – отец умер уже давно. Семья-то жила не так чтобы зажиточно: коровка, свинка да овечки, поле пахали, а у хорошего хозяина и урожай всегда хороший. Большой ли достаток?

Но в соответствии с постановлениями советской власти семья была признана зажиточной, и вердикт был один: "Раскулачить". Забрали коровку, овечек. Глава семьи как-то потом все не мог смириться… Так и сгорел от болезней и несправедливости.

Теперь Иван оставался за старшего – на руках сестра и двое маленьких братьев… Выход для него был один – в партизаны. Тем более на родной Городокщине в это время действовал истребительный батальон и только-только начиналось партизанское движение.

Год пролетел быстро. Иван потом часто вспоминал, как глубокой осенью переплывал озеро Лосвидо, переносив оружие и рацию партизанам. Страха не было, только холодно очень… Когда силы заканчивались, он говорил себе, что не имеет права подвести, ведь на том берегу его очень ждут, и – доплывал!

Ровно 21 февраля 1942 года, в день своего рождения, Иван ушел на войну. Так начался путь солдата Ивана Науменко. Измерив сапогами почти всю Европу, он будет в числе Победителей, которые дошли дорогами войны до Берлина. Но это будет лишь спустя долгих четыре года.

… Мою бабушку война тоже лишила юности: она ворвалась в жизнь 16-летней девочки Вали Муравьевой разрывами снарядов, криками и болью. Практически сразу она попала под "хапун" – так называли местные жители угон молодежи в Германию. Этих "хапунов" ждали с особым страхом: дочерей и сыновей забирали у матерей, и не было уверенности, встретятся ли они снова. Чуть заслышав крики "хапун-хапун идет", молодежь срывалась с места и убегала куда глаза глядят. Всегда у Вали получалось, а тогда, в тот день, она не успела. Это уже после войны она узнала, что родную деревню сожгли вместе с жителями...

На всю войну местом пристанища для нее станет Кенигсберг. Здесь она впервые до конца поймет, как страшна война, как страшен нацизм, но в то же время – сколько и среди немцев добрых людей. Здесь она встретит свою судьбу.

Валентина на первом плане, крайняя справа
Валентина на первом плане, крайняя справа

Их, девочек-подростков, определили в институт, где фашисты проводили опыты над людьми. С ней ничего страшного не делали: Валя мыла колбочки и баночки, раз в неделю сдавала кровь. Прилежную и вежливую девочку приметила одна фрау – из врачей – и забрала ее к себе служанкой.

Здесь же, при Кенигсберге, был ранен Иван. Так что пришлось какое-то время побыть в госпитале: эти несколько месяцев, пока спасали его раненую ногу, стали для него самыми счастливыми. Госпиталь разместился в старом немецком доме. Жара стояла сильная, поэтому окна всегда были открыты. Однажды утром он услышал, как где-то совсем рядом тонкий девичий голос выводил "Выходила на берег Катюша, на высокий берег на крутой…". Этот голос стал символом надежды, надежды на победу! Иван теперь точно знал, что должен выжить и подняться на ноги, чтобы увидеть ее, эту девочку, которая где-то в соседнем доме поет родные сердцу песни. Как только Иван смог встать на костыли, он сразу решил найти обладательницу чудесного голоса.

…Она была совсем худенькой, огромная русая коса, обвитая вокруг головы. Девушку звали Валя, и, как оказалось, они были из соседних деревень с Витебщины, а встретились здесь, в Кенигсберге. Иван потом писал Валентине длинные письма, она всегда отвечала. И как только заклеивала конверт, сразу начинала ждать следующего письма, все гадая, как там, где там ее Ванечка.

Дни складывались в недели, недели в месяцы, бой шел за боем. За годы войны можно привыкнуть ко всему. Только цель остается всегда целью – за свободу своих родных, своей земли.

Ваня был уже на подступах к Берлину. То апрельское утро запомнилось ему навсегда: казалось, что все уже позади, и так хотелось домой… Временная передышка между боями дала возможность вдохнуть всей грудью весенний воздух. Вдруг он услышал: "Иван!". Повернулся и увидел родные глаза, глаза старшего брата. Времени на долгие разговоры не было. "Скоро, совсем скоро мы будем дома, братик, и выпьем по чарке с тобой за родным столом!" – сказал на прощание Иван. Дмитрий посмотрел на него долгим взглядом: "Ты береги наших-то, и сына моего береги. Уже совсем скоро". Они обнялись на прощание…

Только спустя несколько лет Ивану принесут похоронку. Она будет долго плутать по городам и весям, пока найдет своего адресата. В ней будет всего несколько слов: "Солдат Дмитрий Григорьевич Науменко погиб в бою за взятие Берлина". Так и пронесет Иван через всю жизнь завет старшего брата и его долгий, такой родной взгляд – не свиделись…

Пока солдаты ждали демобилизации, Иван начал разыскивать сестру и братьев. Оказалось, что еще в 42 году им посчастливилось выпрыгнуть из эшелона, который вез их в Германию. Так они оказались в местечке Ошмяны, всю войну проработали в деревне Ягеловщина в "парубках". К ним в Ошмяны и вернулся Иван.

Отец Вали по какому-то высшему совпадению тоже оказался после войны в Ошмянах. Валя вернулась с войны с маленьким чемоданчиком. Добрая фрау сложила ей несколько своих платьев. Так он и стоял, этот чемоданчик, потом у дверей долгие-долгие годы, напоминая о человеческой доброте и хрупкости мира. Дочь Валентины спустя много лет, уже будучи подростком, открыла чемоданчик и ахнула: там, как в фильме о трех орешках для Золушки, лежали кримпленовые платья, которые только-только входили в моду в СССР – такой вот подарок с войны.

Встретившись после войны в Ошмянах, Иван и Валя и уже никогда не расставались. Прожив вместе более 50 лет, они сохранили не только любовь, память, верность, но и "Катюшу", которая сплела их судьбы в одну.

Тут, в Ошмянах, Иван и Валя вырастили двоих детей, обзавелись внуками.

И когда семья собиралась за одним столом, главным тостом были слова: "Чтобы не было войны". Со временем они, конечно, уже теряют былую актуальность, и современное поколение до недавнего времени относилось к ним с долей иронии. Но совсем недавно эти слова вновь приобрели очень важный, глубинный смысл.

Дай всем нам Бог – не повторить! Пусть небо над родной Беларусью всегда будет мирным!

Георгий и Данута

Вспоминаю, как в детстве, взобравшись на колени к любимой бабушке, сидящей в кресле, я упрашивала ее рассказать историю знакомства с дедушкой, с которым она прожила в любви и согласии более пятидесяти лет. И вот что я узнала…

Мой дедушка, Погорелов Георгий Власович, 1916 года рождения, встретил Великую Отечественную войну кадровым военным-артиллеристом 22 июня 1941 года в Севастополе. В 1936 году он поступил в Севастопольское училище зенитной артиллерии, которое с отличием окончил в 1938 году и был оставлен в училище курсовым командиром в звании лейтенанта для подготовки кадров.

Георгий Погорелов на фото слева
Георгий Погорелов на фото слева

С первого дня войны он принимал активное участие в организации противовоздушной обороны города. Приходилось совмещать обучение курсантов училища днем с отражением ночных атак авиации врага. Вскоре училище перевели под Уфу, а дедушка, после неоднократных рапортов, был направлен в действующую армию. Командир отдельной зенитной батареи на Юго-Западном фронте, командир дивизиона полка РГК Московской зоны обороны, старший помощник начальника отдела ПВО группы генерала Хозина, заместитель командира полка на Брянском фронте – таков вкратце его боевой путь до 10 июня 1944 года, когда по приказу командования он был направлен на 1-й Белорусский фронт командиром зенитного полка Войска Польского, когда части РККА вступали на территорию Польши.

Моя бабушка, в девичестве Сенють Данута Брониславовна, 1925 года рождения, родилась в многодетной семье на территории Польши и рано лишилась родителей. В 1939 году, после присоединения Западной Белоруссии, пятеро сестер и братьев направили в детский дом в Северо-Казахстанскую область. Время было трудное. Бабушка была старшей, и чтобы подкармливать малышей, пошла работать в колхоз, а в марте 1943 года добровольно вступила в армию и была направлена в формирующуюся 1-ю Польскую дивизию имени Костюшко в Подмосковье. Сначала были трехмесячные курсы медсестер, но хрупкую девушку направили в связистки, посчитав, что не сможет она с поля боя вытащить раненого – слишком вес у сестрички маленький.

Боевое крещение она приняла в бою под Ленино в Могилевской области в октябре 1943 года телефонисткой на боевом коммутаторе штаба артиллерии дивизии.

Затем были бои за города Холм, Люблин, Пулавы и Прагу Варшавскую. В сентябре 1944 года была переведена на боевой коммутатор командующего 1-й Польской Армии. Здесь-то и заметил молодую связистку боевой командир зенитного полка подполковник Погорелов Г.В. и попросил направить ее в свой полк. С тех пор они шли военными дорогами плечом к плечу. Были бои за освобождение Варшавы, Быдгощи, Флатова, Ястрова, Дойч-Кроне, Фалькенбурга и Кольберга, а затем окружение и взятие Берлина.

Отгремели бои, отзвучали салюты… Тогда-то и решили оформить официально свои отношения мои бабашка и дедушка, ибо ранее были опасения за жизни друг друга. Но любовь оберегала их. Приказом вышестоящего командира они были объявлены мужем и женой.

Особенно меня умиляет рассказ о том, как дедушка сделал бабушке предложение стать его женой: на столе перед находящейся на дежурстве бабушкой лежали карманные часы, и дедушка попросил в случае согласия на брак подвинуть их к нему, а если нет… Так тому и быть.

И часы стали медленно двигаться по направлению к дедушке. Вот какие высоконравственные и в то же время наивные были тогда отношения!

За годы уже мирной жизни в браке у дедушки и бабушки родились три прекрасные дочери.

Эта пара навсегда останется для меня ярким и добрым примером личностных отношений, построенных на взаимопонимании, взаимоуважении и любви. И хотя их уже нет с нами, глядя на семейное фото, где они молодые, в военной форме, с наградами на груди, улыбаясь смотрят в объектив, я снова и снова переживаю с ними годы их совместной жизни и прошу дать мне нужный совет. А на стене под их портретами висят награды за ратные подвиги и доблестный мирный труд.

Можно по праву сказать, что на груди ветеранов порой звенит орденами и медалями вся география Европы. Подвиг наших отцов, дедов и прадедов навсегда останется в наших сердцах. И я горжусь тем, что среди них были мои бабушка и дедушка.

Алексей и Ольга

Дед мой Алексей служил до начала войны на Дальнем Востоке. Перед самой войной танковые войска, где он как раз и проходил службу, перебросили на границу Польши с Беларусью. Война началась, и, к сожалению, дедушка очень быстро попал в плен, но ему выпал один шанс на миллион – дед сбежал. И, конечно, подался в леса Витебской области – к партизанам.

А бабушка Ольга как раз родилась под Витебском и провела там свои юношеские годы. После переехала в Минск и жила в районе теперешнего автозавода, на том заводе и работала.

Могли бы они с дедом и не встретиться, но когда началась война, Ольга вернулась к своим родным под Витебск. Там она стала связной и очень помогала партизанам. Так они с Алексеем и познакомились, но времени на свидания и романтику тогда, понятное дело, не было – их связывали всего только короткие встречи для передачи информации.

Так Алексей и партизанил, пока немец не начал отступать. Прогонял он фашистов вместе с нашей армией. Так дошел до Минска и там остался отстраивать город. Ему дали одну из свободных квартир при заводе, куда он устроился на работу.

Время шло, а дед все думал о том, как же найти ему ту девушку связную-партизанку. Он ведь не знал даже ее фамилии!

Но судьба – она есть. Однажды дверь открылась и в нее вошла, как к себе домой, та самая девушка, о которой Алексей так часто думал и жалел, что встречи были такими короткими.

Ольга же действительно жила в той квартире при заводе, которую занял Алексей, до войны. Решила вернуться в Минск, приехала на старое жилье, заходит – а там он, тот самый партизан. "Ирония судьбы" – только военного времени.

Через год родилась дочь (моя мама), после – мамина младшая сестра, так они и прожили душа в душу до конца дней своих. Встреча их точно была не случайной, и я всегда вспоминаю об этом, когда слышу слово "судьба".

Вторую часть материала читайте завтра - в День Победы!