Делай тело
Вкус жизни
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


30 лет назад, отправляя меня в пионерский лагерь, мои мама и папа могли рассчитывать на короткую родительскую передышку и одно бумажное письмо в неделю от любимого чада. Сегодня цифровое общение между старшими и младшими начинается с ультразвукового сканирования плода на ранних сроках беременности и не прерывается до тех пор, пока мы живы.

фото
flickr.com

В 2005 году в мировой прессе широко обсуждалась экстравагантная причуда Тома Круза. Знаменитый голливудский актер приобрел аппарат УЗИ, чтобы в домашних условиях следить за жизнью зародыша в утробе его беременной супруги Кэти Холмс.

Комментируя этот случай в своей книге "Под давлением: спасая наших детей от гиперопеки", британский журналист Карл Хонор сравнивает современные стратегии родительствования в условиях цифровой революции с фантастической реальностью легендарного фильма "Шоу Трумана". Развитие цифровых технологий изменило подход к родительской заботе – трансляция чуть ли не каждого вздоха онлайн стала привычной реальностью для современных детей.

Однако в новой культуре заботы контроль осуществляется в обе стороны: родители и дети постоянно получают дисциплинирующие сообщения о приемлемом поведении, в соответствии с семейными ролями. Так, в наши дни широко распространены идеи несовместимости родительствования и злоупотребления алкоголем. "Хорошие родители" также не должны курить, вести "аморальный", "нездоровый" образ жизни. В результате современные дети не только воспитываются, но и принимают участие в воспитании родителей.

Важное место в семейном потреблении занимают цифровые гаджеты. Карл Хонор считает, что мобильные телефоны и компьютеры, с одной стороны, позволяют членам семей постоянно быть на связи друг с другом, но с другой стороны, способствует аморфному образу жизни и как следствие – появлению новых недугов.

Обеспокоенность автора книги "Под давлением" вызывает и сама культура коммуникации в цифровых сетях, по его мнению, ослабляющая навыки "живого" общения. Впрочем, писатель оговаривается, что "моральные паники" по поводу технологических новшеств известны со времен распространения книгопечатания, которое в свое время считалось опасным для воспитания нового поколения.

С развитием социальных сетей мы получили больше возможностей предъявлять себя миру и находить сообщества. Но в наших виртуальных домах прозрачные стены и мы постепенно привыкаем к тому, что каждое наше движение отзывается "лайком" или его отсутствием. Что это означает для семейных связей? Становятся ли блоги дополнительным средством родительского контроля или пространством для совместного творчества? Как мы обходимся с новым для нас понятием "личного пространства" в зависимости от семейных ролей?

Чтобы открыть дискуссию о влиянии социальных сетей на отношения внутри семей, мы провели блиц-опрос среди пользовательниц интернета, чьи родные делят с ними виртуальное пространство. Вопрос, на который было предложено ответить, звучал так: "Каково это – быть с мамой/дочкой "во френдах"?

фото
firstcovers.com

Некоторые респондентки признавались в том, что не хотели бы делиться с мамами информацией из своих блогов:

Ника, художница

Когда я узнала, что моя мам нашла мой ЖЖ и начала его читать, я была в шоке. Я целую ночь провела, удаляя посты, которые не следовало читать маме. Я запретила маме обсуждать то, что она там прочитала. Например, мама могла позвонить: "Доченька, почему ты ложишься спать так поздно? Или: "Никуся, куда это ты ходила одна?" В общем, я сказала, что если мама будет со мной это все обсуждать, я перестану с ней разговаривать. Мама не обсуждает. Я тоже. Я не хочу, чтобы она читала. Я знаю, что многое прочитанное может ее огорчить.

Другие, принявшие участие в опросе, говорили о том, что принцип прозрачности блогосферы, а не родственные, перекочевавшие в сеть, подталкивает их к самоцензуре.

Жанна, директор фирмы

Я не подсматриваю за детьми в соц. сетях. Только если, проходя мимо, увижу открытую страницу – брошу взгляд. Недавно в Инстаграме увидела, как в мое отсутствие на моей кровати спит компания после санкционированного "флэта". Ну и что? Все тусовки происходят с моего согласия. Дети знают, что я могу прочитать, и ничего "такого" не публикуют. Я и сама ничего не пишу сугубо личного. Раньше, когда ЖЖ был в моде, можно было спрятаться за "ником". А теперь в "Фэйсе" все под своими именами, на виду и родных, и коллег. Поэтому люди перестали писать откровенно…

Представительницы младших поколений объясняют, что личные границы, принятые в семейных отношениях, переносятся и в виртуальную реальность.

Ева, студентка, дочь Жанны

Мама больше сидит в ФБ, а я в ВК и Инсте. Поэтому, когда пишу что-нибудь в соц. сетях, не задумываюсь, что это может увидеть мама. Сама мамины странички специально не мониторю. Раньше, когда у нас был один комп, я постоянно натыкалась на ее ЖЖ, могла и почитать. Но там не было ничего особенно откровенного (слава Богу!). Я рада, что мне не приходилось натыкаться на мамины откровения в интернете. Верю, что она не станет читать мои личные сообщения. Но если я куда-то захожу с ее компьютера, обязательно потом разлогиниваюсь.

Для части респонденток социальные сети становятся не только дополнительным пространством воспитания, но и обмена эмоциональными ресурсами.

slavyanskaya-kultura.ru

Светлана, менеджер по персоналу

Я никогда не читала дочкину личную переписку. Но мы оговорили, что я просматриваю ее стену "ВКонтакте", и если мне что-то не нравится, требую удалять. Одно время Соня вместо удаления поста, который мне не нравится, удаляла меня из друзей. На что я поставила ультиматум – или я в друзьях, или модем вместе со мной ходит на работу. Больше из друзей не удаляет. Иногда расстраивают фотографии и грамматические ошибки. Делаю замечание – исправляет. В ФБ Соня никак не хотела со мной дружить. Но у дочери случился день рождения, и я накатала поздравительный пост с ее фоточкой, который собрал безумное количество "лайков" и комментариев. Она впечатлилась, сказала, что у меня крутые друзья, законнектила меня и стала иногда даже комментить.

Соня, дочь Светланы, ученица 9 класса

Я не рвусь смотреть, что у мамы нового в интернете, ведь все это проще спросить у мамы. У нее своя жизнь, и мне лучше не лезть ей в душу, дабы "не нарваться". Посты прятать от мамы не имеет смысла. Там в основном записи о рок-группах. Большое облегчение, что у нас с мамой схожие вкусы на этот счет.

Перенеся свои "виртуальные пожитки" в блогосферу, современная городская семья расширяет пространство для совместного творчества.

Ольга, фрилансер

Мои сыновья и муж не пользуются соц. сетями. Но у мамы и младшей сестры есть страницы на "Фейсбуке". Раньше я активно пользовалась ЖЖ, а потом перешла в ФБ. И маму туда затащила. Похоже, ей там нравится. Сама я с лета стараюсь избегать интернета. Весь этот негатив, эти бесконечные осуждающие комментарии – все это не по мне. Хотя сестра говорит, что все зависит от ленты, а в моей ленте было слишком много политики. Когда я ушла, высвободилось много времени для себя. Сейчас я общаюсь только с теми, кто мне действительно дорог. У меня очень хорошие отношения с мамой и сестрой. Мне не мешало то, что моя семья в соц. сетях.

Татьяна, сестра Ольги, маркетолог

Размещая что-либо на своей страничке, я в последнюю очередь вспоминаю, что у меня мама в друзьях. Мы с ней френды, в реальной жизни и в соцсетях. Поэтому никакой редакции не требуется. Мама мне обычно сама рассказывает, с какими интересными людьми она познакомилась в сети, и иногда советуется, кого добавлять в друзья. У меня бывают приступы особой гордости за маму, когда она, несмотря на статус моей родительницы, оставляет веселые комментарии к моим фото. Это задает особую тему обсуждения в комментариях среди моих друзей. Я часто наблюдаю появление родителей моих друзей в соцсетях и не считаю это сужением личного пространства, наоборот, это еще один шаг к сближению.

фото
prosocialmedia.info

Лилия, мама Ольги и Татьяны, преподавательница вуза

Я в последнее время увлеклась фотографией. В ФБ много фотографов, и мне интересно общаться с ними и учиться у них. Мне кажется, мы с моими девчонками друг другу не мешаем.

Полина, практикующий психолог

В "интернетах" представлено подавляющее большинство моих клиенток. Поэтому ничего не пишу о своей личной жизни, не делюсь фотографиями семьи и вообще "самовыражаюсь"  осторожно. Дочь здесь ни при чем. Если дочь не хочет, чтобы я была в курсе ее дел, она может легко ограничить мне доступ, на то есть настройки приватности. Мы общаемся в чате, иногда она уточняет, действительно ли мне понравилась музыка или фотография, которую я "лайкнула", и если да, то чем. Обмен фотографиями и музыкой – это как будто бы еще один язык, еще один сегмент восприятия мира, который мы используем для того, чтобы понять друг друга.

Ирина, дочь Полины, студентка

Подсмотреть за мамой в интернете не хотелось и не хочется, это ее жизнь. Общение в соц. сетях нас, пожалуй, сближает. Тут намного проще делиться своими интересами или полезной информацией.

Разумеется, блиц-опрос не может быть поводом для серьезных социологических выводов. Но все же, по-моему, очевидно, что Сеть не меняет сути близких связей и их центрального фокуса – заботы. Мы заботимся о мамах, не желая огорчать их вызовами наших жизней. Бдительность наших мам также продиктована заботой о нашей безопасности.

Представления о том, что "безопасно", может существенно различаться в разных поколениях. Однако растущая ценность собственных и чужих личных границ, похоже, является неким примиряющим фактором.