Делай тело
Вкус жизни
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Отношения


Нашим девочкам сложно в этот век, очень сложно. Жить в стране, за какую-то сотню лет пережившей пару революций, войн, смену властей, и найти в ней свое место, самоопределиться несказанно сложнее, чем в странах капиталистического строя, в которых все изменения проходили в основном планомерно и последовательно.

фото
picship.com

Эмансипация в Советской России хоть и присутствовала как явление, но все же была какая-то вынужденная, основанная на нуждах государства в первую очередь – в сильном лидере, работнике. Коллективизм не подразумевал выделения личности в принципе, а тем более женского пола. Сексуальная революция, борьба женщин за свои права были в какой-то мере нам навязаны. В то время как в западной и американской цивилизациях у женщин была идея, за которую они боролись, четко видя свою цель, на наши плечи все это свалилось нежданно – как отголосок большого движения, затеянного заморскими барышнями. Мы до конца не успели разобраться, что нам нужно, разгрести и так непростую ситуацию перехода от рабства и реформ к Стране Советов, социализму, коммунизму и якобы свободному рынку, как тут же – на тебе по голове – ты независимая женщина, оказывается. Да я и так все могла сама – недоумевала наша женщина, но тенденция требовала большего: женщина бросила вызов мужчине, а значит, появился соревновательный интерес.

Мало того, что мы просто "можем", важно было, чтобы каждый мужчина оценил и поклонился, признал, так сказать, и подвинулся, уступив нам дорогу к верхам. Мы же прогрессивные, мы же не хотим отставать от запада, мы же всё оттуда тащим, там лучше и правильней.

фото
picship.com

И вот ситуация. Мы – еще недоласканные, после суровой зимы отношений, которые у нас не было времени научиться строить, где-то подсознательно ищем мужской помощи и поддержки, просто мужчину как такового, а нам в спину уже толкают – мол, эй, ты же самостоятельная, отставить прогибаться!

И наша женщина выглядит примерно как обезьяна на распутье: куда податься – к красивым или умным. Слабые у нас уже не в чести, походят на лохушек, а сильные – в зоне риска остаться наедине с собой до конца жизни. У мужиков-то тенденция не менялась фактически…

Это прямо трагедия – мы ищем сильного мужчину, но сами отказываемся признавать слабость. Происходит борьба противоречий, в которой теряются оба начала: и мужское, и женское. Мы хотим быть независимыми, но не готовы отказаться от того, чтобы с нами поступали, как с нежными, беззащитными принцессами: открывали двери в машину, баловали цветочками и мелкими приятными подарочками, бежали к нам на помощь в любой чепуховой ситуации. Мы просто еще не доросли до тех матерых представительниц женского пола, которые однозначно понимали, борясь за идею эмансипации, что как было – уже не будет, когда они возьмут этот барьер. Если ты претендуешь на мужские места в карьере и жизни вообще, если ты хочешь быть наравне – будь готова к тому, что мужчина именно так это и воспримет. Теперь ты будешь конкурентом и на рынке труда, и в других областях. Те женщины выиграли этот бой, но они были готовы к последствиям.

У американок нет понятия "сильный" или " слабый" мужчина. Их мужчина – это тот, кто будет идти с ними в одной связке, также ответственно выполнять все жизненные обязательства. Он – партнер, и женщина старается выбрать хорошего партнера. Заметьте, не того, кто будет тянуть, а того – с кем ей тянуть эту упряжку.

фото
picship.com

Белоруски, похоже, проиграли. Мы не готовы были стать партнерами вот так вот, с бухты барахты. У нас затяжной конфетно-букетный период, а быт, обоюдные обязательства, так, чтоб в равных пропорциях с мужчиной и без нытья, мы можем только терпеть, от безвыходности. Считать это нормой мало кто из нас пока еще готов. Партнерства без претензий на обожание и без почти маниакальной потребности в руководстве, доминировании, "сильном мужчине" мы пока еще не можем принять. А наши мужчины, запутавшись в наших предпочтениях, уже не могут нам ничего дать. А мы все продолжаем гнобить их за то, что они " слабые" или вообще перевелись.

Понятно, что от прогресса не уйти. Культурное и производственное развитие в любом случае повлияло бы на изменение роли и места женщины в мире. Печально, что в нашей стране эмансипация привела к тому, что ни мужчины, ни женщины зачастую не довольны своим положением и страдают от завышенных требований к своему поведению.

Такова история. Мы переняли чужой опыт. Опыт, к которому те, другие женщины пришли путем осознания своего "я", своего места в жизни и к которому нам, неготовым, просто дали привыкнуть, без учета наших потребностей. Принесли на тарелочку и сказали: "Так надо, кушайте, леди".

Но мы сильные и упрямые. Мы можем всё. И если нам сказали, что надо быть "эмансипе", то мы ими, конечно же, будем.