102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  4. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  5. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  6. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  7. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  8. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  9. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  10. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  11. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  12. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  13. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  14. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  15. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  16. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  17. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  18. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  19. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  20. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  21. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  22. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  23. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  24. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  25. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  26. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  27. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  28. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  29. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  30. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино


Фото: Pauline Greefhorst

Прочтя второй роман Элизабет Гилберт, я была поражена тем, насколько откровенна она в своих текстах. Личная жизнь, ставшая публичным достоянием целого мира, страхи, чувства и сомнения, нашедшие отклик в миллионах других сердец, заставили меня задуматься: откуда у женщины – не конкретно Гилберт, а вообще у любой – берется смелость настолько обнажаться перед другими? Откуда это бесстрашие выставлять чувства напоказ?

Не в состоянии аффекта, когда вслед за словами летят тарелки, и не с бродящим по венам спиртным, а будучи адекватной и совершенно трезвой. Они раскрывают перед тобой сердце, и ты можешь видеть, как желудочки качают кровь. Они рассказывают то, в чем некоторым страшно признаться даже себе – о страхах, о целом кладбище несбывшихся надежд где-то в районе солнечного сплетения, о снах, о большой нелюбви...

Найти в себе силы говорить вслух о том, что делает тебя уязвимой, – это поступок. Как тогда, в шесть лет, когда ты отваживаешься ночью заглянуть под кровать, чтобы лицом к лицу встретиться с привидениями и прикоснуться к громыхающему мешочку с костями. Не найдя же там ничего, кроме густой темноты, немного страшной, но безобидной, ты легко засыпаешь, и свет от фонаря за окном в этот момент особенно нежен.

В "Звездном пути" есть такой эпизод. Капитан Кирк смотрит в открытый космос через люк и говорит: "Где-то там сейчас кто-то произносит три самых красивых слова, которые есть в любом языке". Ты думаешь, он имеет в виду "Я люблю тебя". Но тут капитан уточняет: "Помогите мне, пожалуйста".

(Хью Лори в интервью Psychologies)

Уязвимость часто ассоциируется с беспомощностью и слабостью – этими рудиментами человеческой психики, от которых мы так стремимся избавиться, чтобы больше ничто не могло причинить нам боль. И неважно, что последняя помогает расти, делая душевный хребет крепче, – когда тебя ранят или предают, ты не думаешь о том, насколько сильнее станешь – тебе просто больно.

Не желая больше испытать ничего подобного, ты закрываешься. Температура внутри тебя начинает падать, пока однажды в самый обычный вторник не опускается до нуля. И ты становишься неспособной ни согреть, ни согреться.

Всё. Антарктида.

Фото: www.pixelwelten.de

Но есть те, кто несмотря ни на что, продолжает верить: в себя и себе, в людей и будущее. Заваривает крепкий чай, зализывает царапины, шепчет старинные заклинания над разбитыми коленками. Без гнева на тех, кто обидел, без мысли о том, чтобы отомстить. И эта уязвимость защищает душу от злобы, хранит ее в чистоте, оберегает от грязи. Она кислотой размягчает душевные наросты, после чего кажется, будто Боженька по сердцу босыми ножками пробежал – так хорошо…

Быть уязвимым – это когда ты не боишься говорить вслух о том, что тебя гложет, о своих опасениях и мечтах, но не тратишь время на выстраивание защит и баррикад, продумывание путей отступления и поиск возможного подвоха. Ты просто не считаешь это нужным, потому что знаешь наперед: как бы с тобой ни поступили – ты справишься, ты всё сможешь преодолеть. И нет никакой беды в том, что однажды "мир перевернется с ног на голову, и небо под ногами станет пропастью" – ты просто ещё острее ощутишь себя живой. Живой по-настоящему.

Решиться на уязвимость почти так же страшно, как заглянуть в детстве под кровать. Как признаться в любви. Как сделать первый шаг к примирению в страстной ссоре. Это похоже на свободное падение без страховки, затяжной прыжок в никуда, где единственное, на что можно рассчитывать – это то, что восторг от полета превысит страх падения.

Рискнув довериться миру и обнажить свое cердце, можно не раз об этом пожалеть, это правда. Но в то же время – ощутить вдруг, что кто-то сильный, тот, который сверху, однажды подхватит тебя на лету и поведет по жизни дальше, уже крепко держа за руку. Потому что ты приняла его самый ценный дар – дар уязвимости.

 

-5%
-20%
-30%
-40%
-15%
-25%
-15%
-50%