• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Анне 34 года, семь из них она живет в Швеции, работает и растит маленького сына. Она рассказала нам о гендерном равенстве по-шведски, о том, зачем дети учатся доить коров, и о настоящей «шведской семье».

Анна с мужем на праздновании Мидсоммара (праздника середины лета)

— Анна, расскажите, чем вы занимались в Беларуси.

— Я окончила факультет философии и социальных наук БГУ. Во время учебы начала задумываться о том, как буду себя содержать после окончания университета. И так как я больше практик, чем теоретик, стала задумываться о смене специальности на более техническую.

После разных курсов переподготовки и получения второго высшего образования я смогла устроиться на работу в IT-компанию тестировщиком программного обеспечения. Сменила пару компаний за пару лет, и в один прекрасный момент увидела вакансию в шведской компании. Решила попытать счастья. Так в 2010 году я устроилась на работу функциональным аналитиком в шведскую компанию с офисом в Минске.

За время работы на эту компанию у меня было несколько командировок в разные страны, то есть была возможность посмотреть мир. И я для себя поняла, что хотела бы попробовать пожить в другой стране. В тот момент я думала о США, потому что мне там понравилось больше всего. Параллельно начала заниматься изучением шведского, чтобы лучше понимать культуру и людей, с которыми в тот момент работала.

В какой-то момент стало понятно, что мне нужны кардинальные изменения. Мои отношения с теперь уже бывшим мужем не клеились, у меня не было жилья в собственности, то есть в Минске меня ничего не держало.

Я сообщила шведским менеджерам, что хотела бы поехать на длительные курсы шведского непосредственно в Швеции и что для этого мне, возможно, придется взять отпуск за свой счет. В ответ я получила предложение о переезде и работу в головном офисе компании.

— С какими трудностями вы столкнулись после переезда?

— Для тех, кто переезжает по причинам, не связанным с работой, адаптация дается сложно, мне же было относительно легко. Чтобы устроиться на работу, нужно знать шведский язык и обладать хорошими социальными связями, то есть знать кого-то, кто тебя знает и может порекомендовать как человека и сотрудника. На личном опыте знаю, что здесь звонят тем контактным лицам, которых соискатель указал в резюме, и разговаривают о кандидате.

Язык придется учить достаточно долго, а это значит, что все это время с работой будет непросто. Тем, кто планирует переезд, советую учить язык заранее, еще до переезда в страну. Чем лучше знаешь язык, тем проще будет влиться в среду, найти работу и так далее.

Шведы оканчивают школу (гимназию) в 19 лет, и обычно к этому времени у них уже есть рабочий опыт, так как они работают летом начиная с 15−16 лет. Это может быть работа официантом, работа в саду или в магазине. После школы они обычно работают несколько лет до поступления в университет, ищут себя и определяются, и если нет опыта, то очень сложно найти работу. Конкуренция за рабочие места очень высокая. Конкретно меня все это не касалось, так как у меня уже была работа.

Сразу по приезде я начала посещать курсы «шведский для иммигрантов». Они бесплатны для тех, у кого есть вид на жительство. Мои трудности заключались в том, что у меня не было друзей. Шведы очень милые и приветливые, но достаточно закрытые, когда дело касается личной жизни или семьи.

В компании на тот момент я была одним из самых молодых сотрудников, а у всех уже были семьи, поэтому просто так сходить куда-то мне было просто не с кем. Я приехала ранней осенью — и сразу началась эта темная депрессивная пора года. Пожалуй, это и было самым сложным в первую зиму. Через какое-то время у меня появились шведские друзья, потом я встретила своего мужа и была очень хорошо принята его семьей. Их не смущало, что я из другой культуры, более того: им всегда интересно, а как это у нас. Они, например, отмечают мое такое «белорусское» стремление делать запасы. Я стараюсь не выбрасывать еду и собираю разные грибы (шведы собирают и едят только лисички). Мою свекровь обычно это очень пугает, она боится, что я могу набрать чего-нибудь ядовитого.

 — Были ли у вас какие-то стереотипы о стране?

— Шведская семья, шведская стенка, шведский стол? Ни один швед не слышал об этих трех вещах, но они присутствуют в шведской культуре. «Шведская семья» — это отсылка к сексуальной революции 1970-х и групповым бракам, что, конечно, не было чем-то общепринятым в Швеции.

Но и традиционная семья претерпела преобразования, и здесь я имею в виду то, что после развода дети живут по очереди неделю с мамой и неделю с папой. Папы хотят принимать равное участие в воспитании детей. Иногда образуются новые семьи, порой состоящие из уже разведенных партнеров. В итоге у каждого есть дети от предыдущих отношений и общие. Планирование в такой семье — это целый пазл, который непросто сложить. С кем будут дети на Рождество, с кем на Новый год, как будут проводить отпуск. В Швеции такая вот «шведская семья» — это совершенно упорядоченная форма отношений, называется бонус-семья.

Шведский стол называется в Швеции «буфет», обычно подразумевается завтрак в отеле и ланч в большинстве ресторанов, которые предполагают наличие разных блюд на выбор. Но в Швеции никто не называет это дословно «шведский стол».

Шведскую стенку действительно придумал швед, но здесь она называется совершенно по-другому — «рама с перекладинами».

— Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас.

— Я работаю руководителем проектов в IT. Работаю с командой, слежу за тем, чтобы у разработчиков были задачи и им было понятно, как их решать. В Швеции компании борются за то, чтобы в числе руководителей или среди топ-менеджмента были активно представлены женщины. В некоторых профессиях наличие представительниц женского пола очень приветствуется, как, например, женщина-пожарный. Еще здесь более терпимо относятся к отсутствию на работе по причине болезней ребенка и к декретным отпускам. Маленькие дети все время болеют, и в большинстве семей 2 или 3 ребенка. Поэтому все привыкли, что сотрудники с маленькими детьми могут в любой момент не появиться на работе. Это касается в равной степени и мужчин, и женщин.

— Как вы познакомились с мужем?

— С мужем мы познакомились на работе. У него был другой наниматель, но он временно выполнял работу на мою компанию как консультант. То, что меня удивляет во всех шведах, — это чувство уверенности в себе и в завтрашнем дне, чувство собственного достоинства.

С самого начала меня удивляла та спокойная уверенность, с которой мой будущий муж выполнял разные задачи, будь то поменять колесо автомобиля или приготовить свинину в пиве. В нем нет этих внутренних противоречий и комплексов. Он не задается вопросами, хорош ли он собой, правильно ли он делает что-либо, соответствует ли он правилам и нормам, принятым в обществе. Могу сказать, что у меня подобные вопросы всегда были в голове, и после переезда долгое время я боролась с каким-то комплексом неполноценности.

Еще одна особенность — это то, что мы все делим поровну: и расходы, и домашние обязанности. Если мы идем в кино, то либо платим с общего счета, куда скидываем поровну каждый месяц определенную сумму, либо я плачу за билеты, а он покупает попкорн и напитки.

Это вообще непринципиально, кто платит, но я не понимаю, почему только мужчина должен отдавать деньги, если мы оба зарабатываем. Во время декретного отпуска, когда мой доход состоял только из декретных, я вносила посильную часть в семейный бюджет, но, например, оформляла какие-то крупные покупки на себя в рассрочку. Домашние обязанности не делятся на мужские и женские. Для моего мужа не проблема помыть попу ребенку или почистить туалет. Еще мой муж очень практичный человек, поэтому цветы он предпочитает дарить в горшках. А еще лучше, если это будет помидор в кадке, тогда вообще двойная польза.

— Чем, как вам кажется, отличаются шведские парни и девушки?

— Если говорить про поколение молодых шведов, то все предпочитают равные отношения. Я просто уверена, что мой муж не заинтересовался бы мной, если бы я была в зависимом положении, то есть без работы или без документов. К моменту нашего знакомства я уже неплохо говорила на шведском, сама зарабатывала, снимала квартиру, и виза у меня была рабочая.

Все здесь следят за собой, занимаются спортом. Мужчины более ухоженные, как мне кажется, чем в Беларуси. И это касается мужчин всех возрастов. Много внимания уделяют внешнему виду и волосам.

Ну а девушки не делают яркий макияж. Это нормально — ходить по городу в спортивных легинсах и кроссовках, выглядеть естественно. Я вообще мало встречала людей, которые ходят в мини, на каблуках и носят декольте. Может быть, только на дискотеке.

Анна с мужем и сыном

— Чем особенно запомнилось время беременности и родов? Как вообще в Швеции обстоят дела с материнством и детством?

— Вставать на учет можно на сроке около 10 недель. До этого есть лишь возможность профилактической беседы на тему образа жизни, питания и вредных привычек. На сроке 11−14 недель делают УЗИ, которое вместе с анализом крови определяет вероятность рождения ребенка с хромосомными нарушениями.

За все время беременности женщина встречает акушерку около 6−8 раз — акушерка ведет всю беременность. Анализы, вес, размер живота и сердцебиение плода — никаких других осмотров не проводится. Справедливости ради надо сказать, что на медсестру здесь нужно учиться три года, и это нормальное университетское образование. Мой муж учился три года на программиста. На акушерку надо учиться еще полтора, то есть в сумме получается 4,5 года.

Про то, сколько учиться на врача, лучше вообще промолчать. По-моему, они учатся всю жизнь, лет 12 точно со всеми ординатурами и специализациями. На врача поступить невероятно сложно, отличных оценок недостаточно, так как конкуренция просто огромная. Нужно иметь дополнительные баллы, которые даются за изучение курсов на углубленном уровне. Для тех, кому не хватает таких баллов, есть возможность сдать один общий экзамен по трем предметам (шведский, английский и математика), который тоже должен быть сдан на самую высокую оценку.

В целом, если честно, я ожидала большего внимания к себе. Но тут считается, что беременность — это естественный процесс, а не болезнь, и может протекать сама по себе.

Женщины работают обычно до самых поздних сроков. Никакого отпуска по беременности и родам тут нет. Дается определенное количество декретных дней на маму и папу поровну. Можно начать брать их чуть раньше, еще до рождения ребенка. Я сохранила отпуск, поэтому перестала работать примерно за 3 недели до предполагаемой даты родов. Но я знаю случай у моей знакомой, когда она отработала, завершила все дела и поехала в роддом, так как ребенок родился на неделю раньше срока, а она оставила себе только неделю на отдых.

Папа всегда может присутствовать на родах. У другой моей знакомой в родзале были и мама, и муж. Никаких анализов сдавать заранее не надо, как и переодеваться. Раньше можно было оставаться в больнице до трех дней вместе с женой, но сейчас это не разрешается из-за коронавируса.

Декретный отпуск — это 450 дней, которые делятся между родителями поровну. Каждый решает сам, сколько дней в неделю брать, можно даже 7. Из них 90 дней оплачиваются по минимуму, а 360 исходя из заработной платы, но при этом есть «потолок». То есть пособие не может быть очень большим в случае высокого дохода. Я провела в декретном отпуске 11 месяцев, потом 1 месяц с сыном были мои родители, а потом 4 месяца муж. В итоге мы отдали ребенка в садик в 1 год и 4 месяца, и я ничуть не жалею об этом решении.

В садик можно отдать детей начиная с 1 года. Садик стоит около 140 евро в месяц с питанием. Это на самом деле очень небольшая сумма, которая покрывает лишь малую часть расходов на содержание ребенка, а остальное дотируется государством. Причем есть частные детские садики, есть коммунальные (государственные), есть сады под управлением разных некоммерческих организаций и объединений, где, например, родители помогают с уборкой и приготовлением еды.

Есть сады разной направленности: Монтессори, с вегетерианским питанием, сады, где дети учатся ухаживать за животными, музыкальные, сады, где дети практически все время пребывают на улице и спят там вне зависимости от времени года. Все они стоят одинаково, так как платим мы всегда не садику, а коммуне (муниципалитету).

Садик на полный день полагается только в случае, если оба родителя заняты, и только на то время, пока они на работе или на учебе, плюс время на дорогу.

Здесь нужно пояснить, что если, например, один родитель работает с 8 до 17, а второй учится с 9 до 15 в университете, то ребенок может быть в саду с 8.30 до 15.30.

Нельзя пойти в магазин или решать свои личные дела, например, устроить себе выходной, если ребенок в саду. Эти правила лучше не нарушать. Нас в шутку предупредили, что первое время заведующая садиком будет ездить и проверять, что все находятся на работе. Если один из родителей не работает или находится в декретном отпуске по уходу за вторым ребенком, то первый ребенок имеет право на 15 часов в неделю в садике, исключительно с целью социализации.

Быть в декрете с ребенком и чтобы этот же ребенок ходил в садик — такое тут просто невозможно. Ответственность за детей всегда лежит на родителях, и государство считает, что когда родители не на работе, они должны сами заботиться о своих детях.

Сами садики кажутся мне очень креативными. Для меня было шоком то, чем в садике занимаются с такими малышами (полтора года). Они начали с изучения разных тем по очереди: корова, свинья, курица. Когда знакомились со свиньями, то дети делали морды свиней из бумажных тарелок, смотрели познавательный фильм про свиней, карточки, картинки. Когда изучали коров, то педагоги-воспитатели сделали корову из картона и вместо вымени прицепили резиновую перчатку, а дети учились доить.

При этом работа проводилась со всеми органами чувств: дети пробовали молоко, учились доить корову, смотрели на проекторе видео про коров, рассматривали картонную коробку из-под молока. На территории садика есть беседка с грилем, грядки с зеленью, на которых дети сами учатся выращивать овощи и зелень к столу. Дети активно гуляют и за территорией садика, ездят смотреть на животных на близлежащей ферме, собирают цветы, изучают птиц и животных в лесу, ходят на пикник. Информацию о том, как прошел день, мы получаем из блога, конечно, при наличии у воспитателей времени.

— Какая модель воспитания детей принята в Швеции и что именно принято в вашей семье?

— Детям многое разрешается, иногда кажется, что они избалованы, но это лишь потому, что большинство детей растет в достатке. Дети познают мир, а взрослые лишь устанавливают границы. Здесь не принято кутать детей, можно увидеть родителей в шапках, но при этом дети будут без шапок и без носков. Шведы говорят так: «Не бывает плохой погоды, бывает плохая одежда». Гулять принято в любую погоду. У всех детей есть резиновые штаны и куртки или комбинезоны. Бабушки и дедушки обычно работают, поэтому возможности постоянно сидеть с внуками у них нет. Всегда нужно заранее договариваться и уточнять, удобно ли им в этот день и в какое время мы ребенка заберем.

— Насколько вам сейчас комфортно живется в Швеции?

— Мы живем в маленьком городе — Векше, и сейчас мне здесь очень комфортно. Здесь я ощутила себя счастливой, здесь мой дом, мой муж и ребенок. Я заканчиваю работу в 17 часов, дорога на велосипеде или на машине занимает 10−15 минут, и после этого можно уделять время себе и своей семье.

В Минске (как и в любом другом большом городе) у меня был бы совершенно другой ритм жизни. Сейчас у меня самая средняя зарплата, но я не гонюсь за высоким доходом, так как главное для меня — это баланс между личной жизнью и работой. Здесь для меня меньше стресса, больше стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Я ощущаю, что я контролирую свою жизнь лучше: например, знаю, сколько я плачу налогов, на что могу рассчитывать, какая пенсия у меня будет. Мне нравится, что я могу пить воду из-под крана в любом месте, нравится чистый воздух, нравится то, что все сортируют мусор и думают об окружающей среде. Конечно, я скучаю по своим родителям, по возможностям большого города и по Минску в частности. Я всегда рада приехать в гости и сходить в новые интересные места.

-10%
-40%
-50%
-16%
-30%
0071356