Ольга Астапович/ Фото: из архива героини /

   Минчанка Дарья в декабре прошлого года приехала преподавать английский во вьетнамский Хошимин, более известный как Сайгон. Проработать долго не успела — начался карантин из-за пандемии коронавируса. Дарья подумала и обратный билет покупать не стала, решила перезимовать в тепле, а сегодня уже возвращаться и смысла нет — пандемии «как будто и не было».

Дарья окончила Минский лингвистический колледж, но поступать в университет не собиралась, как и работать по специальности в Беларуси. Признается: была уверена, что знание языка и хорошее произношение всегда без проблем позволят найти работу за границей. Так и случилось.

Фото: из архива героини

— Удивительно, но я могла столкнуться с коронавирусом в самом эпицентре — в Китае. До Вьетнама примерно год я жила и работала там, — вспоминает Дарья. — Многие учителя английского работают в Китае нелегально, потому что, согласно местному законодательству, преподавать могут только носители языка, а не все, кто знает английский. Полиция ужесточила меры контроля, и в случае проверок мы должны были прятаться в шкафах или выпрыгивать через окна и убегать. Не очень хотелось работать в таких незащищенных условиях, я вернулась в Беларусь. А через пару месяцев улетела во Вьетнам.

Сейчас Дарья учит английскому детей в одном из вьетнамских тренинговых центров, периодически преподает в школе и детском саду. Успела поработать в государственной школе, но быстро оттуда ушла.

— Работать во вьетнамской государственной школе — то еще испытание. Их классы по 40 человек, это очень много. Чтобы учителей было слышно на уроках, выдают микрофоны, — с улыбкой вспоминает собеседница. — Поэтому я долго не продержалась, ушла в более комфортные условия.

Фото: из архива героини

Фото: из архива героини

Приятная погода, вкусная еда и свежие фрукты, много активной и креативной молодежи — то, что Дарью особенно привлекает во Вьетнаме. Здесь сравнительно недорогая жизнь. Например, снять хорошую квартиру в центре мегаполиса стоит около 300−400 долларов вместе с коммунальными платежами, на окраине — дешевле. Для передвижений по городу нужно арендовать, заправлять и обслуживать байк — это примерно 60 долларов в месяц. Хорошее питательное меню на этот же период обойдется примерно в 300 долларов или меньше.

— Здесь очень интересные люди. Например, у них есть склонность недоговаривать важные вещи, но к этому нужно приспособиться и привыкнуть. Вам просто надо напрямую говорить о своих желаниях, без намеков, чтобы местные понимали, — рассказывает минчанка. — Важно отстаивать свою точку зрения.

Фото: из архива героини

Карантин в этой стране начался после Китайского нового года. Все ушли на каникулы, а после отдыха образовательные учреждения просто не открылись.

— Так я в один момент лишилась работы, мои друзья тоже, — рассказывает Дарья. — Я не чувствовала сильной паники, в стране было очень мало случаев заражения, несмотря на то, что Вьетнам граничит с Китаем. «Попрятались» все в марте: весь бизнес свернулся, общественные места закрылись. Вьетнам закрыл границы.

Фото: из архива героини

В доступе остались только самые важные сервисы, например, аптеки, круглосуточные магазины с вещами первой необходимости и продуктами. Дарья делает оговорку: покупать продукты здесь не особо выгодно, ведь поесть всегда было проще и дешевле на улице, но на время такая возможность исчезла.

На время карантина девушка смогла найти подработку — занималась маркетингом и продвижением брендов в социальных сетях. Правда, тоже недолго — маркетинговое агентство скоро закрылось. Так или иначе, траты пришлось сократить, признается Дарья:

— Я очень экономила, закупалась в супермаркете едой сразу на неделю примерно на 30 долларов. На другие вещи вообще не тратилась. Да и тратить их особо было некуда: даже самая тусовочная улица города, что очень похожа на Зыбицкую в Минске, затихла. Но я выбрала переждать пандемию тут, хоть друзья вернулись в Минск.

Фото: из архива героини

Фото: из архива героини
Самая популярная улица в Хошимине до пандемии. Здесь обычно полно туристов и местных

 

Фото: из архива героини
В Сайгоне дешевле покупать еду на улице, чем готовить дома

Несмотря на сложности, в Сайгоне никто не паниковал, вспоминает Дарья. Людей просто просили не выходить на улицы при недомоганиях. При легких проявлениях самостоятельно лечиться, наблюдать за состоянием, а в более тяжелых случаях — обращаться к медикам. Тест на коронавирус делали только при типичной клинической картине.

— Кстати, есть и те, кому пандемия помогает неплохо зарабатывать. Например, визовые агенты, которые оформляют документы для мигрантов. Раньше за оформление визы на три месяца брали 130 долларов, а теперь, после карантина, 100 долларов за месячную визу, — говорит Дарья.

Фото: из архива героини

Фото: из архива героини

В мае всё в Сайгоне начало понемногу оживать: на улицах появились люди, стремительные потоки машин снова захватили город, открылись школы и вузы. Дарья вернулась к работе.

Сейчас Сайгон, второй по величине город в стране, вернулся к обычной шумной жизни, хотя вьетнамцы по-прежнему осторожничают: пользуются антисептиками, которые есть во всех общественных местах, измеряют температуру, носят маски. Раньше без масок во многих местах просто не обслуживали, могли оштрафовать, сейчас штрафы сняли, но все привыкли носить маски и продолжают до сих пор.

В целом во Вьетнаме живет около 97 миллионов человек, при этом из-за своевременной массовой профилактики распространения вируса заразившихся немного. На 20 июня 2020 года в стране было подтверждено 349 случев заболевания, 326 человек выздоровело, смертей нет.

-40%
-10%
-20%
-24%
-5%
-50%
-10%