• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Ольга Астапович / Фото: архив героини /

Ольга Новик сейчас заканчивает университет в Германии и успешно совмещает учебу с работой. В проекте «Наши за границей» она вспоминает, как уехала всего на год, но не вернулась. Между реальностью и мечтой был непростой путь и физически сложная работа, но она решила не сдаваться до последнего.

Фото: из архива героини
Ольга Новик. Фото из личного архива героини

«Такую заботу государства мне представить было сложно»

— Чтобы выпить чашку кофе, необходимо оставить свои паспортные данные, адрес и телефон. Меня, конечно, это немного напрягает, но немцы объясняют такие действия заботой: если у кого-то из персонала кондитерской обнаружат коронавирус, нас оповестят, — рассказывает Ольга. С нами она вышла на связь из кафе и признается, что это, пожалуй, первый ее выход в свет с момента ослабления карантина в Гамбурге.

В период карантина было рекомендовано не покидать дом без надобности, но никто не запрещал выйти в магазин за едой, выгулять собаку или проветриться в компании из двух человек либо семьей, члены которой живут вместе. С официальной отменой карантина появляться на улицах можно только в защитной маске.

— По ресторану, к примеру, тоже нужно перемещаться только в маске. Не делают исключение, даже если нужно отойти в туалет. За своим столиком маску можно снять, это логично, ведь как иначе есть? — разводит руками собеседница.

Многие услуги «переформатировались» или исчезли. Например, пока в салонах красоты невозможно сделать коррекцию бровей, макияж или уходовую процедуру.

— Все манипуляции с лицом запрещены из-за вируса. Или вот еще нововведение: теперь парикмахеры обязаны мыть волосы клиентов перед любой процедурой. Я хотела подстричь секущиеся кончики, это стоит 22 евро. По новым правилам, я обязана согласиться на полное мытье головы, а это увеличивает чек на 20 евро. Подумала я и решила, что мои кончики не такие уж и секущиеся, — шутит Ольга.

Собеседница работает в издательстве, из-за пандемии им пришлось уйти на «удаленку» (это добровольно сделали многие компании). По сути, Ольга ничего не потеряла, кроме офисных стен. Более уязвимы оказались, например, продавцы, магазины которых в карантин вынужденно не работали. Работники все равно получали зарплату, но неполную — примерно 60 процентов от нее.

— Есть вещи в трудовой сфере, которые меня очень удивили. В Гамбурге легализована проституция: женщины, занятые в секс-бизнесе, считаются предпринимательницами и официально платят налоги, — рассказывает собеседница. — Чтобы предотвратить распространение вируса, федеральные земли запретили им на время пандемии оказывать интимные услуги. Потеря рабочего места дает женщинам возможность обратиться за государственной выплатой, предъявив выписку из налоговой. Конечно, компенсация намного меньше, чем они обычно зарабатывают, но такую ситуацию в Беларуси я вообще представить не могу.

Когда есть мечта

Ольга переехала в Германию восемь лет назад. Вспоминает: окончила университет и через две недели после выпускного уже грузила вещи в рейсовый автобус «Минск-Гамбург». Одна из молодежных программ предлагала неплохие условия: работаешь няней в семье, а взамен получаешь языковые курсы, бесплатное жилье, питание и немного карманных денег за работу.

— Я хотела подтянуть немецкий, который на тот момент был очень слаб. С моим немецким единственной легальной возможностью пожить в языковой среде было уехать «в няньки», — вспоминает она. — Смешно, но при оформлении визы в посольстве спросили, какие у меня будут рабочие обязанности в Германии. Я не могла перевести на немецкий «отводить детей в школу», тогда я просто показала жестами — «пробежалась» пальцами по столу перед носом работника посольства.

Фото: из архива героини
Во время работы няней в Германии. Фото из личного архива героини

Ольга попала в чудесную семью. Целый год (ровно столько длилась программа) присматривала за двумя младшеклассниками, пока их родители работали. Отводила в школу и забирала, помогала делать уроки. В свободное время училась сама и вместе с семьей путешествовала.

— Конечно, было ошибкой думать, что язык можно выучить в совершенстве за год, особенно если проводишь большую часть времени в окружении маленьких детей, — говорит она. — Я поняла, что надо двигаться дальше, и решила поступать в немецкий университет. Денег на учебу не было, и у меня появился план: поработать еще год, чтобы накопить хоть что-то для старта.

Ольга нашла похожую программу обмена в Австрии и решила переехать. Там за такую же работу полагалась более высокая оплата, а это только приближало девушку к мечте — она собирала деньги на учебу.

— Тогда я еще не знала, что следующий год жизни будет тяжелым и многому меня научит. Многому, но не языку, ведь австрийский немецкий был больше похож на диалект немецкого, — интригует она.

«Тот год жизни был адом»

Семью для работы няней ищешь самостоятельно на специальных сайтах, договариваешься на условия, затем подписываешь договор (он, кстати, нужен для оформления визы).

— Мама из новой семьи в переписке была ангелом, но реальность оказалась более суровой, — останавливается перевести дух Ольга и продолжает: — А тот год жизни был адом.

Фото: из архива героини

Ольга попала в огромный дорогой особняк в пригороде Зальцбурга, что в западной Австрии. Семья была очень обеспеченной. Он — известнейший в стране хирург-ортопед, работал днем и ночью, она — фармацевтический консультант — несколько часов в неделю.

— Мне предложили работать больше, чем предусматривал контракт, и, соответственно, получать больше. Так я добровольно согласилась на шестидневную рабочую неделю, троих маленьких детей, один из которых был грудничком, лабрадора, а в дополнение — объемный список домашних обязанностей, которые обычно няни не делают, — рассказывает героиня. — Мой день начинался в 7, с этого времени и до детского отбоя я была занята. Я смотрела за малышами, купала их, гуляла, отводила в детсад и забирала, при этом младшего всегда приходилось таскать с собой. Дважды в день выгуливала собаку, иногда уже после укладывания детей, то есть в свое личное время. Каждый день я должна была пылесосить, загружать и разгружать посудомойку, стиральную машину. А еще моей обязанностью было заправлять особенным образом кровать той семейной пары. Именно особенным, иначе это доставляло им дискомфорт, а мне головную боль «из-за испытанного ими стресса при засыпании».

Такой набор услуг обходился австрийской семье сравнительно недорого — всего 650 евро в месяц, к тому же пара освобождалась от некоторых налогов за участие в международном обмене. Это значительно выгоднее, чем нанять австрийскую няню, час работы которой намного дороже, да и та точно бы не работала в режиме «круглосуточной» помощницы.

— Конечно, будь у меня тогда сегодняшние мозги, хороший немецкий и больше уверенности, я бы никогда не работала за такие деньги. Но тогда я упорно шла за мечтой: из зарплаты брала 50 евро на самые необходимые средства гигиены и чай-кофе, остальное откладывала на учебу, — рассказывает Ольга. — Было пару очень неприятных моментов, связанных с деньгами. По местному законодательству, семья должна была выплатить мне 13-ю зарплату, но австрийская мама отказывалась это делать. Мы долго ругались. И тогда она в порыве злости сказала мне: «Знаешь, достаточно девушек из стран третьего мира, которые мечтают оказаться на твоем месте, и никто из них не будет требовать деньги».

Парадокс ситуации в том, что ее бабушка была белоруской, которая много лет назад вышла замуж за австрийца. Это значит, что ее внучка тоже была немного такой «девушкой из третьего мира»…

Мамы бывают разные

Ольга признается: ее очень удивлял подход к детям в семье. В нашей культуре принято (хотя это отнюдь не эталон), что мама многозадачна, всегда легкодоступна и закрытая дверь (даже в душ или туалет) ничего не значит. В этой семье все было не так. Несмотря на то, что мама работала всего шесть часов в неделю (да и те из дома по телефону) и вообще не занималась бытом, она всегда отказывалась проводить время с малышами. В единственный выходной «круглосуточной» няни на бэби-ситтинг приходила другая помощница.

— Она часто закрывалась в гостиной, пила кофе и ела фисташки, просила ее не беспокоить. Всегда игнорировала детские просьбы, на них коротко отвечала «С тобой Ольга, поиграй с ней». Однажды сын обронил ложку во время еды, а она ему: «Я тебе не прислуга поднимать». Мне никогда этого не говорили, но, кажется, иметь много детей в этой семье было просто традицией, их заводили ради статуса, — рассуждает Ольга. — Однажды я увидела в ванной баночку с витаминами, на которой было слово «беременность» и женщина с животом. Тогда я очень перепугалась, подумав, что четвертый на подходе. А кому он достанется? Мне!

Фото: из архива героини

Шутит, что из-за всего происходящего много раз хотела собрать вещи и тайком ночью сбежать. Пока все спят.

— Хотя не получилось бы, весь дом был на сигнализации. Переступи порог — она бы сработала, — смеется Ольга. — Я жутко уставала. Из-за этого иногда попадала в очень странные ситуации. Однажды привязала в супермаркете нашего лабрадора и… забыла забрать! Всю дорогу домой 10-месячный малыш повторял мне: «Ога, гав-гав! Ога, гав-гав!», что в переводе значило: «Ольга, где наша собака? Ольга, мы забыли ее в магазине». А у меня от перегруза лопалась голова. Любимой забавой у нас с мальчиками была игра в автобан: я ложилась на ковер, а они втроем ездили по мне машинками. Им весело, а я успевала немного отдохнуть.

Привидение и уроки русского

Интересно и то, как может отличаться быт и семейные устои, в зависимости от условий, в которых мы родились, выросли, от того, какой была семья, окружение и благосостояние.

— Хозяйка ничего не делала по дому. На мне было каждодневное поддержание порядка, а раз в неделю приходила домработница. Весь особняк за несколько часов вылизывала румынка. Помню, как однажды она позвонила со словами: «Я рожаю, сегодня приехать не получится». В тот день у хозяйки началась паника: завтра гости — пол не вымыт. Вместо того, чтобы взять швабру и вымыть, она позвонила мужу. И тот в свой двухчасовой перерыв примчался и убрал дом, — удивлена собеседница.

Фото: из архива героини

Иногда чужое богатство и вовсе пугало.

— Как-то семья собралась на Венский бал, нарядились в пышные платья, фраки. Перед выходом из дома мама моей хозяйки поправила покосившийся портрет покойного отца со словами: «Ну что, папа, ты снова к нам приходил?» Все уехали, оставив меня, как обычно, с тремя детьми и собакой в новом огромном особняке, в котором я никогда до этого не была. Антикварная тяжелая мебель везде, пугающие часы с кукушкой бьют каждый час. Комнаты детей на разных этажах — необходимо было метаться, чтобы уложить мальчиков. В какой-то момент один из них обратил внимание, что лампа в его комнате гаснет. А потом в доме и вовсе началась световая игра: свет сам по себе то включался, то выключался в разных комнатах и на разных этажах. Вы можете представить мой ужас, — вспоминает, как чуть вмиг не поседела, Ольга. — Подумала, что та шутка про дедушку вовсе не шутка. Оказалось, что к дому подключена специальная защита для отпугивания воров: когда семья уезжает, свет начинает по очереди включаться и выключаться в комнатах, имитируя присутствие людей. Мне про это сразу не сказали, но после своего Венского бала они еще долго отпаивали меня успокоительным.

Были и приятные моменты. Например, один из мальчиков просил заниматься с ним русским языком, он был так увлечен новыми знаниями, что в своей речи заменял некоторые немецкие слова на выученные русские. Дети с удовольствием смотрели мультфильм «Маша и Медведь», хотя тогда он еще не был переведен на понятный им язык.

Сегодня Ольга шутит: все равно вся та жизнь была похожа на шоу «Последний герой. Остаться в живых». Потом она узнала, что оказалась единственной няней, которая продержалась в семье так долго, остальные сбегали через пару месяцев.

«Всегда имейте деньги на обратный билет»

Если вы хотите уехать за границу поработать, готовьтесь к этому тщательно, советует уже опытная в этом деле белоруска. Расспросите про условия труда, прочитайте договор, если будете жить в семье, узнайте про нее больше.

— Например, на сайтах по подбору нянь нередко встречается особенный тип — «одинокие отцы». В завуалированной форме они могут предлагать не только присматривать за детьми, но и проводить вместе время, «оказывать прочие услуги», — обращает внимание на нюансы Ольга. — Безусловно, не все одинокие отцы будут склонять вас к интиму. Я и сама знаю прекрасные семьи мужчин-одиночек, в которых работали мои русскоязычные подруги. Но читать предложения между строк и перестраховываться — хороший навык.

Фото: из архива героини
Путешествие в Италию. Фото из личного архива героини

Ольга рекомендует знать примерный алгоритм действий на экстренный случай, контакты организаций, которые помогают мигрантам в сложных ситуациях.

— У меня есть подруга, которую выставили за дверь через неделю. Она всего-навсего хотела в свой выходной выпить кофе вне дома, что не понравилось семье. Мы должны были как раз встретиться, а она позвонила в слезах и с чемоданом в руках. Отправились в полицию, единственный вариант, который ей предложили — это ночлег за один евро в месте, где спят бездомные. Ей едва хватило денег на обратный билет, и наутро она уехала, — описывает неприятный случай собеседница.

Еще один совет: если собираетесь поехать поработать по похожей программе, попросите контакты предыдущих работниц, чтобы узнать больше про семью и реальные условия жизни. Если вы уже находитесь в семье, а условия плохие, не бойтесь поменять ее, это чаще всего разрешено программой. Не бойтесь обращаться в службы, которые занимаются консультированием и защитой трудовых мигрантов.

— А вообще тебе должно быть 23, чтобы никакой страх не остановил перед мечтой. И чтобы море было по колено, как это было у меня. В университет я поступила, но пандемия внесла свои коррективы: некоторые предметы перенесли, и мне придется на год-полтора позже его закончить, — резюмирует Ольга, допивая свой кофе.

Если вы собираетесь уехать работать за границу или уже там, но попали в затруднительную ситуацию, можете проконсультироваться по телефонам горячей линии о безопасной миграции «Ла Страда»: +375 29 645-31-66 или по короткому номеру 7113 (пока номер работает с перебоями, но вновь станет доступен после завершения пандемии), сделать это можно на сайте компании через чат-бот.

-10%
-20%
-20%
-10%
-20%
-50%
-21%
-10%
-21%
-14%
0071356