• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Татьяна Петровская / Фото из личного архива героини /

Вчера Турция ослабила ограничения по борьбе с коронавирусом: открыла парки, рестораны, музеи и пляжи. Ограниченными в передвижении остаются люди старше 65 лет и младше 18 лет, остальные вышли на работу. Отели готовятся принимать туристов. Но по-новому: гостей смогут заселить только в половину номеров, столы в кафе будут расставлены на безопасном расстоянии, а шведскому столу пришел конец.

Турция оживает, но чтобы это стало возможным, пришлось отсидеть на карантине (который, кстати, вводили со скрипом: власти боялись коллапса экономики). О том, как это было, рассказывает белоруска София Туроль.

«Мы в Стамбуле не рассматривали карантин как непосильную ношу и осознавали, что так мы помогаем нашим врачам и самим себе»

София Туроль переехала в Турцию в 2018 году сразу после того, как отбросила свои предубеждения по поводу этой страны и побывала в Стамбуле, в который моментально влюбилась. До переезда работала и сейчас продолжает работать техническим писателем в белорусской IT-компании.

— Мой личный карантин начался еще в середине марта, когда я прилетела из Германии. К тому моменту Турция уже закрыла воздушное сообщение и наземные границы с десятком европейских стран. И передо мной маячила перспектива остаться в Германии, но, к счастью, удалось купить билеты и попасть через Афины домой, в Стамбул.

Поскольку я находилась в стране-очаге, к тому же в Баден-Вюртемберге, где количество зараженных было одним из наибольших в Германии, мы с моим молодым человеком были обязаны самоизолироваться на две недели и при любом ухудшении самочувствия позвонить по спецлинии медпомощи. При несоблюдении добровольного домашнего карантина нас бы забрали в общий карантин под постоянное наблюдение медиков. К тому моменту в Стамбуле уже дезинфицировали весь городской транспорт два раза в день, а также обрабатывали туристические улицы.

Уже через неделю после начала нашего личного карантина ограничительные меры начали вводить во всей стране.

Отменили занятия во всех учебных заведениях, закрыли все общественные места (кроме супермаркетов и аптек), ввели запрет на прогулки в парках и набережных. Ввели запрет на выход из дома пожилым людям (в Турции действует специальная служба, которая доставляет им необходимое). В апреле появился и запрет на нахождение на улице людей до 20 лет. (Примечание редакции: это было обусловлено безответственным поведением молодежи, часть которой была уверена, что коронавирусом молодые не болеют).

Позже отменили паромы, закрыли более 30 городов, а также ввели обязательный масочный режим.

Возможно, необходимые меры были введены не сразу, но они оказались серьезными.

«Мы с соседями каждый день в 9 вечера выходили на балкон и аплодировали»

— За время карантина я выходила только в магазин за продуктами, когда это было действительно необходимо. И для того чтобы накормить уличных котов. В Стамбуле трепетно относятся к уличным животным, на улице всегда есть вода и корм для них. И во время пандемии люди продолжали выходить на улицу, чтобы покормить животных, но держали приличное расстояние, если видели таких же энтузиастов.

А мэрия провинции Эдирне, например, устроила специальную доставку корма для бездомных собак. Раньше животные кормились благодаря предприятиям пищевой промышленности, которые отдавали съедобные излишки производства. Когда производство встало, мэрия пришла на помощь.

В целом, по моему мнению, и власти, и жители вели себя гуманно на протяжении всего карантина.

(Примечание редакции: тем не менее случился коллапс, когда комендантский час ввели, считай, без предупреждения — за два часа до полуночи. Позже сообщили, что аптеки и булочные будут работать, но напуганные люди уже побежали закупаться. За этот эпизод власти принесли свои извинения.)

У нас не было ажиотажа в магазинах: ни пустых полок, ни отсутствия товаров, ни очередей. Почти все продовольственные лавочки призывали покупателей звонить им по телефону — и они принесут домой.

Мне понравилась сплоченность и эмпатия в обществе. Мне понравилось, что мы не рассматривали карантин как непосильную ношу и осознавали: так мы помогаем нашим врачам и самим себе. Я рада тому, что мы с соседями каждый день в 9 вечера выходили на балкон и аплодировали в знак солидарности и поддержки врачей по всему миру. Этот ритуал стал поводом для социализации целой улицы, и теперь мы знаем, как дела не только у нашего любимого дедушки из дома напротив, но и еще десятка других соседей.

«Каждый день министр здравоохранения Турции предоставлял актуальные сводки и докладывал о мерах»

— О ситуации, складывающейся в Беларуси, я могу судить только из новостных сводок и рассказов друзей. Я не хочу уходить в диванную аналитику и рассуждать на тему того, как могло бы быть, но это задевает лично меня. У меня пожилая мама, ей исполнилось 67 лет в этом году.

Ее информированием в сложившейся ситуации занимаюсь я, потому что по телевизору «поле всех вылечит» и «хоккей — лучшее антивирусное лекарство». Есть большая разница между предотвращением паники, которая действительно последнее, что нужно в критической ситуации, и недостаточным информированием об опасности вируса и его симптоматике, базовых рекомендациях ВОЗ, регулярных апдейтах по динамике ситуации от представителей здравоохранения и так далее.

Если сравнивать с Турцией: каждый день министр здравоохранения предоставлял актуальные сводки по заболевшим и умершим, докладывал о принимаемых мерах и новых ограничениях, напоминал о мерах предосторожности и социальной ответственности граждан. По моему мнению, только прозрачность ситуации и личная осознанность каждого помогли нам выбраться.

-10%
-50%
-25%
-20%
-16%
-23%
-10%
-15%
-65%
-20%
-50%
0071356