• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: из архива героини /

В Бельгию Елена Смирнова переехала в 2011 году, хотя таких целей перед собой никогда не ставила. На первом курсе университета она с подругой отправилась на отдых в Одессу. Там познакомилась с бельгийцем. После нескольких лет отношений на расстоянии девушка решила поступить в магистратуру в Бельгию, чтобы быть поближе к любимому человеку. Сейчас Елена работает в Howest University of Applied Sciences, воспитывает ребенка, а живет в том самом Брюгге, где все как «в чертовой сказке» (цитата культового фильма Мартина Макдонаха «Залечь на дно в Брюгге»).

Фото: из архива героини

Про учебу

— Если вы начнете искать информацию про образование в Бельгии, то, скорее всего, сразу же наткнетесь на информацию о католическом университете в Лёвене как одном из первых университетов Бельгии. Он был основан в 1425 году, входит в топ-сто лучших университетов в мире по различным рейтингам. Особенно это касается рейтингов исследовательских институтов. Туда я поступила на магистерскую программу «культурные исследования».

Город по бельгийским меркам средний по размерам: здесь живет порядка 100 000 человек, и ежегодно 40 000 студентов приезжает на учебу. Благодаря им Лёвен очень молодой, шумный и веселый. Здесь много скидок на услуги для студентов, например, парикмахерские, салоны красоты. Здесь дешевле сходить на обед и ужин в кафе или выпить в барах, в отличие от Брюгге.

Фото: из архива героини
Крокеты из креветок — типичная бельгийская еда

Когда студенты разъезжаются по домам из Лёвена, то это сразу ощущается. А уезжают домой они часто: фламандцы — очень семейные. Обычно учеба занимает четыре дня в неделю, поэтому самый тусовочный день в Лёвене — четверг. В пятницу молодые бакалавры запаковывают свое грязное белье и одежду в чемоданы и едут домой. Не знаю почему, но они сами не стирают одежду и не ходят в прачечную. Бывает, что взрослые мужчины полагаются на помощь матери в этом вопросе (знала я такую семью). Сначала это казалось странным, но потом я привыкла.

В 2011 году, когда я поступила в магистратуру, в университетах Бельгии не было государственных стипендий или бесплатного обучения для иностранных бакалавров и магистрантов, но были стипендии для докторантов. Я платила за учебу, как бельгийцы и студенты из стран ЕС. Плата была небольшая, около 560 евро в год — вполне подъемная сумма.

Фото: из архива героини
Во время учебы Елена принимала участие в культурном проекте, посвященном африканской моде

Через несколько лет ситуация поменялась. Университеты Бельгии подняли стоимость для иностранцев не из ЕС. После магистратуры в Лёвене я подала документы на бизнес-программу в Брюсселе и, не уточнив все детали, получила чек на 6000 евро на третью неделю занятий. Я сразу же сказала, что хочу выписаться из программы, потому что, не имея постоянной работы, такую сумму оплачивать не могу. После длительных переписок, учитывая, что я проучилась всего три недели, сумма, которую я заплатила, была 800 евро.

С другой стороны, появились программы, поддерживающие студентов магистратуры. Конечно, есть конкурс, но механика отбора не такая сложная: нужно написать мотивационное письмо, получить две рекомендации от преподавателей и сдать международный тест на знание английского языка. Все отправить до 1 февраля в приемную комиссию.

Моя программа — междисциплинарная, туда приходят студенты из разных областей: политология, германистика, испанские исследования, социология и так далее. Программа длилась год, хотя можно было бы пойти на «культурную антропологию» и учиться два. Но мне хотелось быстрее попасть в реальную жизнь, начать работать. Как потом оказалось, это желание было напрасным, потому что поиск работы в Бельгии — непростой процесс, который, возможно, хотелось бы отложить.

Фото: из архива героини
Со студентами из университета

Учиться было очень интересно: на потоке 140 человек и 40 из них — иностранцы со всего света. Белорусов, правда, кроме меня не было, но были студенты из Украины, России, Польши. Ты постоянно варишься в международном соку и получаешь опыт общения с другими культурами, их взглядами.

До поступления в ЕГУ я проучилась год на факультете международных отношений в БГУ, и учеба в Бельгии мне больше напомнила учебу в белорусском университете. Большой поток, преподаватель показывает презентацию и комментирует ее. Конспектировать ничего не надо, все материалы есть в доступе онлайн. В конце семестра по курсу, как правило, надо написать критическое эссе, но может быть и стандартный письменный экзамен в аудитории на три часа.

Много времени уделяется самостоятельной подготовке, а общение с преподавателями довольно формальное. Помню, однажды я написала письмо в весьма обычной манере «Dear …». В ответ я получила довольно резкое замечание по поводу стилистики, дескать, «я не затем 11 лет училась, чтобы ко мне обращались так. Обращайтесь ко мне — профессор». Потом еще долго боялась, что письмо скажется на моих успехах, но нет, все было в порядке. Хотя для бельгийских университетов отчисление из вуза — вполне нормальная практика. Если экзамен с первого раза не сдаешь, то есть две попытки его пересдать, а если нет, то с тобой прощаются. Но тут никто не заламывает руки, если так произошло. Поступить — легко, а учиться — сложно. Люди это понимают.

Фото: из архива героини
Во время учебы в магистратуре

На учебу я ездила из Брюгге на поезде — полтора часа в одну сторону. Поезда здесь скоростные, комфортные. Абонемент для студента на год — 300 евро. Скидки также есть и для пенсионеров. Сначала мне казалось, что ездить на поезде в другой город в университет странно, а потом подумала: «Ну, в Минске иногда до места работы добираешься столько же». К тому же, муж продемонстрировал настоящие фламандские качества, он сказал: «Ну зачем переезжать на год, ведь мы все равно будем жить в Брюгге». Очень уж привязанность к месту во фламандцах сильна.

Про мировоззрение

Бельгийцы не спешат жить, не спешат принимать решения: никуда не бегут, никуда не торопятся — это основа их стиля жизни. Думаю, может быть, это связано с тем, что в Бельгии очень стабильная жизнь в течение последнего столетия. Несмотря на очень непростую политическую ситуацию, масштабных катаклизмов или экономических потрясений в стране не было со времен Первой мировой войны.

Фото: из архива героини
С мужем

Бельгийцы все планируют на годы вперед: даже встреча с друзьями назначается за несколько недель, а то и месяцев. Они никогда не будут неожиданно звонить другу: «Я тут бегу мимо тебя, можно зайду?» Все держат дистанцию. А мне, конечно, не хватает спонтанности, вечеров с долгими разговорами на кухне, как это принято в Беларуси.

Интересный пример, который характеризует отношения между друзьями и знакомыми в Бельгии: как-то на Рождество мы договаривались, что придем на ужин к друзьям. Кроме меня с мужем было еще несколько пар, каждая должна была принести по блюду для общего стола. Но несмотря на то, что мы принесли еду, после обеда принимающая семья выслала счет — с каждого по 11,60 евро. Для меня такая практика — странная, но для Фландрии — почти норма.

Фото: из архива героини
Брюгге — город, где живет Елена

Фламандцы — закрытые люди. Об этом мне рассказывали еще на вводных занятиях в университете. Считается, что если ты пробьешь скорлупу отчуждения, то будешь дружить с ними долго. Но за 9 лет в Бельгии близких друзей среди местных не нашла. У меня достаточно близкие отношения только с фламандкой, которая выросла в Африке. Она не совсем типичный пример: придерживается ценностей разнообразия, открыта другим культурам и миру. Общительная и спонтанная.

Про поиск работы

В 2011 году я приехала в Бельгию по студенческой визе, а вскоре после окончания университета мы с моим парнем заключили гражданский брак. Это такой же брак, как наш официальный, но с небольшими ограничениями — нельзя подавать документы на гражданство в ЕС. В 2016 году мы заключили официальный брак и сыграли свадьбу.

Что касается поиска работы. В Беларуси обычно происходит так: ты получаешь, например, переводческое образование, а потом можешь идти в логистическую компанию, работать бизнес-аналитиком или IT-менеджером проектов. Но в Бельгии сделать это так просто нельзя. Нужна бумажка о соответствующем образовании, о пройденных курсах или мастер-классах. Я разослала более 100 резюме в разные организации, но мне даже никто не прислал банального: «Ваше резюме нам не подошло».

Фото: из архива героини

Моей целью были международные и неправительственные организации ЕС в Брюсселе. Искала там хотя бы практику. В итоге нашла стажировку в Universal Music Belgium. В организации была в это время одна вакансия, и на нее подали заявки 1500 человек. Потом я попробовала подать CV в одну некоммерческую организацию — со мной подали CV еще 400 кандидатов. Уровень конкуренции зашкаливал.

Как-то я прочитала, что одна правозащитная организация составила одинаковые резюме, но одно из них было с арабским именем, а второе — с бельгийским. Они разослали CV в разные компании. И вот на CV с бельгийским именем отклики были, а на CV с арабским именем их не было вообще. Я даже начала думать о том, чтобы взять фамилию мужа, но потом поняла, что фамилия — важная часть моей идентичности и что я не хочу никого обманывать. Все равно на собеседовании будет видно, что я не из Бельгии.

Ситуация еще усугублялась тем, что я знала только английский язык. Во Фландрии же все владеют несколькими языками: голландский, английский, французский. Часто люди в придачу знают еще немецкий или испанский язык. Дело в том, что телевидение, все фильмы в кинотеатрах показываются на языке оригинала с субтитрами. К тому же, в школах делают акцент именно на развитие коммуникативных навыков, а не на изучение грамматики, как у нас. Я начала учить голландский, за два года достигла уровня С1 (свободное владение языком), но и этого было недостаточно. В Бельгии столько диалектов, что иногда жители регионов друг друга не понимают. Мне кажется, буду учить голландский всю жизнь.

Фото: из архива героини
Отель-ресторан Duc de Bourgogne в Брюгге

В какой-то момент я думала про возвращение в Минск, но меня останавливало, что мужу будет тяжело адаптироваться в другой стране. Когда казалось, что уже вообще сил нет, я нашла работу на Emirates Airlines. Целый год я проработала стюардессой, много путешествовала. И вот этот международный опыт работы помог мне получить свою первую работу в Бельгии.

Сначала я устроилась личной помощницей директора фирмы, специализирующейся на продаже недвижимости богатым русским. Потом устроилась администратором гостиницы, да не просто какой-то, а той самой, где снимали уже культовый фильм «Залечь на дно в Брюгге» Мартина Макдонаха. Дальше я пошла работать в постоянное представительство Мальты в ЕС. Работала в отделе, который отвечал за политику в сфере образования, молодежи, культуры и спорта.

Фото: из архива героини
Dar Malta — Постоянное представительство Мальты в ЕС и Посольство Мальты — выступает бывший премьер-министр Джозеф Мускат

Потом я работала в консалтинговой американской фирме, но ушла оттуда через 1,5 месяца, потому что поняла, что корпоративная культура — не мое. Нашла должность преподавателя английского языка недалеко от дома, а потом попала в University of Applied studies на факультет Digital Arts and Entertainment. У этого университета два кампуса: один в Брюгге, а второй в Кортрейке. Программа, на которой я работаю, готовит специалистов в сфере разработки и графики компьютерных игр, а также спецэффектов для фильмов и рекламы.

Я ответственна за набор иностранных студентов, а также отвечаю за международные отношения: студенческие обмены и программы сотрудничества.

Чтобы попасть на работу в университет, нужно было пройти интервью перед комиссией, в которую входит семь человек. Университеты в Бельгии — государственные, и, чтобы избежать коррупции, в комиссию приглашают не только сотрудников университета, но и людей извне, которые должны гарантировать нейтралитет при отборе кандидата.

Фото: из архива героини
Выставка высшего образования в Москве

Это было мое первое собеседование, где мой опыт учебы и работы как эмигранта сыграл мне на руку. В финале выбирали между мной и другим кандидатом-фламандцем, но моя будущая начальница смогла убедить комиссию, что университет только выиграет, если наймут меня, потому что разнообразие в команде — сила.

На факультете работает около 60 преподавателей — все фанаты своего дела. Сначала из иностранцев была только я и еще один мужчина-немец. Сейчас нас 70 человек и 5 иностранцев. Половина студентов выбирает обучение на английском языке, причем не только иностранцы, но и сами бельгийцы.

Особенно мне нравится в моей работе, что можно путешествовать. Работа позволяет делать это очень часто. Только за полтора года я посетила наш партнерский университет в Швеции, была на крупных образовательных конференциях в Женеве и Хельсинки, представляла факультет на образовательных ярмарках и в международных школах в Базеле, Цюрихе и Москве. Побывала на крупнейшем фестивале анимационного кино в Анси во Франции, возила группу студентов в Китай по программе студенческой мобильности.

В Бельгии я чувствую социальную защищенность. В случае увольнения будут выплачивать пособие по безработице. Тебя не оставят голодать, а если ты заболел и твоя болезнь долгосрочная, то сделают все, чтобы вылечить и реинтегрировать в работу.

Фото: из архива героини
Green Key студия на факультете Digital Arts and Entertainment

Также радует система медицинского страхования в стране. У каждого человека вне зависимости, работает он или нет, есть медицинская страховка, которая возвращает приблизительно 70−80% стоимости медицинских услуг. Кроме этого, страховые компании дают и другие бонусы, например, возвращают 50 евро в год на покупку линз или очков, 25 евро в год за фитнес-абонемент, 15 евро за поход в СПА или баню, 15 евро за солнцезащитный крем и т.д.

Суммы небольшие, но если знать и пользоваться этими возвратами, то получается, что твой денежный взнос за эту страховку «возвращается» с лихвой. Работодатели также часто предоставляют дополнительную страховку по госпитализации, которая «доплачивает» ту разницу (то есть 20−30%), которую должен был бы заплатить клиент из своего кармана в случае госпитализации. Учитывая, что счета за госпитализацию немаленькие — это очень приятный бонус. Плюс эта страховка распространяется на всех членов семьи. Например, такая страховка есть у моего мужа, в итоге за роды, за которые пришел счет больше 4000 евро, нам надо заплатить только 110 евро (за товары по уходу за ребенком, которые не покрывались страховкой).

Про пандемию

Фото: из архива героини
«Открыточный» вид Брюгге

13 марта в Бельгии закрылись бары, рестораны, клубы, а 16 марта ввели полный карантин. Всех перевели на «удаленку». Можно было выходить в магазин, аптеку и на улицу для прогулок и занятий спортом. По Брюгге никто не гулял, но бельгийцы стали заметно больше бегать. В карантине мы просидели месяц. Когда я выходила на улицы города, то наблюдала редкое явление: он был абсолютно пустой, таким я его никогда не видела. Но чем дольше карантин продолжался, тем больше людей выходили в парки, катались на велосипедах и так далее.

Совет безопасности Бельгии приготовил план: и с 4 мая мы постепенно выходим из карантина. С 16 мая открылись музеи и библиотеки, но с условием предварительной регистрации онлайн. Однако концерты и общественные мероприятия запрещены до конца лета. Удаленная работа остается нормой на неопределенный срок.

Фото: из архива героини
Сувенирные магазины до пандемии

Перемещаться по Бельгии запрещено. До сих пор в другие города ездить можно только к родственникам. Еще разрешили посещение родственников в ближайших странах: Нидерланды, Германия, Люксембург и Франция. Но координация решений в ЕС отсутствует: бельгийцы объявили, что во Францию ехать можно, люди доехали до границы, а французы их развернули обратно.

С 11 мая в школу вернулись ученики, которым надо сдавать экзамены. А вот студенты закончат свой год онлайн.

Про климат

К чему привыкнуть невозможно, так это к климату в Бельгии. Не хватает солнца, тепла. Брюгге находится недалеко от Северного моря, поэтому из-за морского климата температура около нуля чувствуется, как наши минус 10. Часто идут дожди, довольно сильный ветер.

Фото: из архива героини

Тем не менее, в Брюгге велосипед — основной вид транспорта, потому что город небольшой, компактный. В нем живет около 120 000 жителей. В центре — 19 000. Исторический город — музей под открытым небом, и везде, где можно, ездят на велосипеде. Бельгийцев климат не смущает. Они более закаленные, чем мы. Деткам они снимают носки, чтобы привыкали, а все тинейджеры ходят в пальто нараспашку или в худи, когда я, человек с севера, кутаюсь в шарфы. Вот у нас мамы часто спрашивают: «Сынок, а шапка где?» Тут это неактуально. Никто детям шапки насильно надевать не будет.

Фото: из архива героини

Единственный положительный аспект — можно не менять гардероб от сезона к сезону: летом +13 и осенью +13. В последние годы, правда, добавился месяц-полтора жары.

Вообще, после 9 лет жизни в Бельгии я приспособилась и к климату, и к «холодным» фламандцам. Иногда я рассказываю истории друзьям про жизнь в Бельгии и они говорят: «Надо написать книгу про них!» Пока за нее не садилась, но кто знает — может быть, когда-нибудь решусь.

Все рассказы в проекте «Наши за границей» отражают только субъективный опыт героев и героинь.

Если вы, как и Елена, перебрались за рубеж и готовы поделиться своим опытом в проекте «Наши за границей» — пишите на alesia. pesenko@tutby.com.

-20%
-50%
-50%
-10%
-25%
-10%
-20%
0071356