/ Фото из личного архива героини /

Марте Литвиненко 20 лет, и она работает моделью — правда, сразу просит отметить, что ей не нравится это слово. Модельные агентства азиатских стран любят работать с белорусками — их внешность находят очень интересной и самобытной. Вот и Марта по работе часто бывает в Азии, поэтому о том, насколько опасен коронавирус, задумалась раньше, чем многие белорусы.

— В конце января мне нужно было слетать в Китай. Конечно, я читала тревожные новости, которые сбрасывали мне родители, но на тот момент я не до конца осознавала серьёзность ситуации. Как у многих, наверное, у меня было ощущение информационного вброса.

Мое настроение резко изменилось, когда я попала в Китай, и я пожалела о своем прилете уже в аэропорте, где нам устроили долгую и тщательную проверку. Сразу стало ясно, насколько напряжены люди, как они боятся. Поразили и огромные очереди у аптек, место в которых покупатели занимали с самого утра. Чтобы раздобыть маски, мне пришлось обратиться за помощью к друзьям-китайцам, которые заказали их в интернет-магазине: купить маску в режиме офлайн на тот момент было уже невозможно. Было по-настоящему страшно, и в последующие дни я выходила из отеля только по работе, а оставшееся время сидела в номере. Тем не менее по возвращении в Беларусь я сразу сказала, что хочу сдать тест. На тот момент мне ответили, что это невозможно, и, по моим личным ощущениям, посмотрели на меня как на дурочку.

Марта не заболела, но раздумывала, стоит ли продолжать работу. Однако от сотрудничества с японским агентством отказаться не решилась и в марте улетела в Токио. Напомним, что уже в конце апреля ей бы это не удалось: Япония запретила въезд в страну гражданам из ряда стран, в том числе из Беларуси.

— Я готова была отсидеть карантин, — рассказывает Марта. — Особенно когда увидела сотрудников аэропорта, которые были не только в масках и перчатках, но и носили на лице защитные экраны — на тот момент это было в диковинку и произвело сильное впечатление. Однако мне сказали, что в моем случае можно обойтись без карантина, и просто попросили соблюдать все необходимые меры предосторожности.

Об этом же сразу сказали и в агентстве: «Вы должны приезжать на работу, но в остальное время, пожалуйста, находитесь дома. Не надо бежать в гипермаркеты и аптеки, чтобы смести с прилавков туалетную бумагу и антисептики — дефицита в стране нет, и мы предоставим вам все необходимое. Если вам все-таки необходимо выехать в город, не пользуйтесь общественным транспортом, надевайте маски и соблюдайте дистанцию».

Марта отмечает, что подобный подход — это часть японской культуры. В Японии распространено такое явление, как мизофобия — боязнь инфекционных заболеваний. Поэтому жители страны еще до пандемии и рекомендаций, которые поступили от властей, соблюдали все те меры предосторожности, о которых говорит ВОЗ.

Международный журналист Максим Крылов связывает мизофобию японцев с их известным во всем мире трудоголизмом. Сотрудники не хотят пропускать рабочие дни, да и работодатели не приветствуют больничные по причине ОРВИ и гриппа. Поэтому правило «обезопась себя и других» действует здесь безотказно.

Также, отмечает автор, традиции общения японцев тоже не способствуют распространению инфекции: у них не принято жать руки, «чмокать» или обнимать друг друга при встрече, нарушать границы чужого личного пространства.

Правда, закрывать лицо во время общения/обслуживания клиента — такой же дурной тон, как прижиматься к кому-то в очередях. Но здесь японцы нашли выход: на дверях магазинов и кафе можно найти таблички, где клиентам приносят свои извинения за вынужденные меры и объясняют, что все это ради их безопасности.

— Насколько мне известно, штрафы за отсутствие масок в Японии не введены, но они здесь и не нужны. В масках и так ходят все поголовно, а если случайно на улице попадается человек без нее — скорее всего, иностранец, на него смотрят, как на белую ворону, — подтверждает Марта. — Японцы постоянно дезинфицируют руки и соблюдают дистанцию, даже на узких улочках делают все возможное, чтобы разминуться.

По моим ощущениям, людей на улицах Токио по-прежнему много: это неудивительно с учетом того, что здесь живет более 9 млн человек. Правда, в городе стало ощутимо меньше пожилых мужчин и женщин — они, как говорят местные, уже давно на добровольной самоизоляции. Курьеры проносятся на скутерах ежеминутно: кажется, доставка всего на свете осуществляется бесперебойно. И если ты поставил себе цель вообще не выходить из дома, ты легко можешь ее осуществить.

Конечно, это невозможно для тех, кто продолжает ездить на работу (в Японии нет карантина, однако есть режим ЧС, который продлен до 31 мая. — Прим. редакции). Но эти люди, хоть и не входят в основную группу риска по возрасту, ведут себя очень осторожно и уважительно по отношению друг к другу.

Конечно, и мэр Токио, и новости по радио, и даже машины с громкоговорителями каждый день напоминают об опасности заражения и просят быть осторожными. Но, по мнению японцев, с которыми я общаюсь, эти напоминания и жесткий контроль нужны им поскольку-постольку в силу уровня осознанности нации. Здесь живут очень дисциплинированные люди.

На сегодня статистика по Японии действительно выглядит позитивно на фоне других государств (на момент подготовки текста подтверждено около 16 тысяч случаев и 678 летальных исходов). Складывается впечатление, что Япония — единственная из стран большой семерки, где пандемия не нанесла серьезный урон.

ЧС, введенная в стране, подразумевает закрытие крупных торговых центров, кинотеатров, библиотек. А также переход школ, университетов и тех компаний, где это возможно, на дистанционный режим. Однако в отличие от жесткого карантина, эта мера не ставит жизнь страны на «стоп».

— Далеко не все японцы верят официальной статистике, — отмечает Марта. — Как и во многих странах, наверное. Но здесь люди берут ответственность за происходящее на себя и относятся к вирусу очень серьезно. И это одна из причин, по которым я хочу пережить пандемию здесь, а не в Беларуси.

Не могу сказать, что у меня есть 100%-ное чувство защищенности: я свыклась с мыслью, что от вируса не спрячешься и все, что мы можем, — быть осторожными и надеяться, что нам повезет.

Но делать это легче в стране, где люди в полной мере осознают, что происходит. Где достаточно средств защиты. Например, сегодня не проблема купить надежные маски с респираторами. Где работодатели не говорят, что все в порядке, а ищут возможность снизить риски, что ты заболеешь, и относятся к тебе по-человечески.

В моем агентстве так: ты можешь зайти в общее рабочее пространство только в маске и после того, как помыл руки с мылом. Без масок и перчаток с нами не работают и не водят нас на кастинги. Кстати, последние чаще всего проходят теперь в режиме онлайн. Ну а если необходимо личное присутствие, мы заходим в помещение по одной.

Жизнь Марты в Японии оплачивает агентство. Правда, не безвозмездно: 50% от любого ее заработка будет уходить на покрытие всех расходов. Ну а работы, отмечает девушка, стало значительно меньше: если раньше кастинги и съемки начинались около 12.00, а заканчивались ближе к ночи, сейчас рабочее время занимает несколько часов в неделю. Визажисты и стилисты тоже жалуются на то, что остались без заработка, однако считают, что осторожность клиенток и отмена мероприятий обоснованны.

— Если бы я относилась ко всему с позиции «я молодая, здоровая, что мне сделается», то, наверное, могла бы вести обычную жизнь. Встречаться с друзьями, бывать на тусовках, отдыхать в парке — погода-то прекрасная, — делится Марта. — И агентство нас не контролирует, но рассчитывает на нашу сознательность. И я, по совести, не могу вести себя так, будто ничего не происходит. Поэтому честно сижу дома.

Солнечные дни в Японии

За себя не волнуюсь, а вот за родителей, которые остались в Беларуси, — очень. У них поначалу было странное отношение к вирусу: они умоляли меня не работать в азиатских странах и звали домой. А в ответ на мой вопрос «почему вы считаете, что в Беларуси все в порядке, и верите статистике?» — пожимали плечами.

Но, кажется, своими рассказами и видео я их достаточно напугала. (Улыбается.) Теперь они соблюдают все меры безопасности.

Но мне все равно тревожно. Когда я читаю комментарии о том, что это массовый психоз или естественный отбор, что носить маски и держать дистанцию ни к чему, у меня появляется сильное раздражение и желание посадить этих комментаторов под замок.

Пусть себе сидят дома со своей ценной точкой зрения и не заражают всех остальных. Надеюсь, что с моими родными и друзьями, которые остались в Беларуси, все будет хорошо. И когда пандемия наконец закончится, мы сможем встретиться и обнять друг друга.

-20%
-12%
-35%
-10%
-20%
-20%
-10%
-25%
-40%
-50%