• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: личный архив героини /

Белоруска Валерия Кошель переехала в столицу Польши 8 лет назад, поступив в университет. Девушка быстро выучила польский язык, устроилась на оплачиваемую стажировку, а после — на очень интересную для нее работу. К сожалению, эту работу она недавно потеряла из-за пандемии. Что еще в ее судьбе и жизни польского общества изменил коронавирус, она рассказала LADY.

«В последний рабочий день марта весь наш коллектив — около 15 человек — собрали и сообщили о групповом увольнении»

— За 8 лет жизни в Варшаве я полностью обустроилась, сформировала свой круг друзей, интересов, занятий. Появилось важное ощущение, что именно тут мой дом.

Суть моей работы заключалась в том, что я в ответ на запрос бизнес-клиента (обычно это крупные корпорации — например Samsung, HBO и т.д.) организовывала мероприятие, которое нацелено на увеличение продаж. Эта работа объединяет в себе постоянные контакты с людьми, множество путешествий, новых впечатлений и опыта. Конечно, есть свои нюансы и подводные камни: часто приходилось работать внеурочно, под давлением времени и стресса, но тем не менее я очень люблю свое дело.

В работе Валерии было много ярких моментов. Один из них — полет на остров Маврикий.

Как раз в силу моей работы я столкнулась с проблемой коронавируса и его последствий одной из первых в Польше.

Шестого февраля большая группа клиентов должна была лететь на очень крупный, стратегически важный и дорогостоящий проект (бюджет свыше 300 тысяч евро) во Вьетнам и Камбоджу. Тогда казалось, что проблема коронавируса касается только Китая, но тем не менее после долгих раздумий и консультаций с головным офисом во Франции клиент принял решение отменить поездку за три дня до планируемого выезда.

К этому проекту мы готовились с мая 2019 г., и в тот момент, когда мне сообщили о том, что все отменяется, я как раз забирала из печати бейджи, брошюры и другие материалы для участников поездки. Конечно, это был шок.

Но потом, как домино, решения об аннулировании поездок посыпались одно за другим. Когда заболевание добралось до Италии, клиенты отменили все запланированные мероприятия, заморозили бюджеты и перенесли их на второе полугодие (а впоследствии — на 2021 год).

Мне стало понятно, что моя сфера придет в застой, а постепенно сядет и вся экономика. В последний рабочий день марта весь наш коллектив — около 15 человек — собрали и сообщили о групповом увольнении.

Предложена была форма расторжения контракта по соглашению сторон (по польскому законодательству при расторжении контракта найма работодатель оплачивает от 1 до 3 месяцев с момента увольнения — в зависимости от стажа работы). Для меня это событие было ожидаемо: работа встала без перспектив какого-либо дохода для компании на ближайшие полгода.

Понимая все риски для мировой экономики в случае карантина, к опасности вируса я изначально относилась достаточно критично и недоверчиво. Однако чем больше информации читала на эту тему, тем более внимательно и серьезно относилась к тому, что происходит. Сейчас я стараюсь ограничить риски заражения и/или распространения вируса, но не допускаю панических настроений, которые проявились у некоторых моих знакомых.

«Польша однозначно сделала своим приоритетом здоровье граждан»

Валерия отмечает: вероятно, никто в мире не был готов к подобному, но польские власти отреагировали достаточно быстро.

— Ограничения вводились поэтапно: сначала запрещены были собрания больше 50 человек, заведения перешли на режим обслуживания с доставкой/навынос, власти призвали работодателей перевести своих сотрудников на «удаленку». Образование, в том числе школьное, было переведено в режим онлайн. Закрыли аэропорты и отменили все пассажирские рейсы, параллельно осуществляя программу LOT do Domu (полет домой): польская национальная авиалиния ЛОТ осуществила серию рейсов для возвращения польских граждан, застрявших за границей.

Валерия шутит, что социальную дистанцию в Польше научились соблюдать даже собачки

Затем власти ввели следующий этап ограничений — удаленная работа уже в обязательном порядке, перемещение по городу максимум вдвоем, ограничение количества покупателей в магазинах.

Сейчас мы находимся на еще более строгом режиме: вот уже неделю ходить по городу можно только в одиночку, лицам до 18 лет и вовсе запрещено выходить из дома (за исключением жизненно важных дел — например посещение врача), обязательное минимальное расстояние между людьми — 2 метра.

В магазине единовременно может находиться ограниченное количество людей (количество касс умножается на три, то есть, например, если касс 8, то максимум — 24 покупателя): за этим следят работники магазина. Кстати, в магазине нужно обязательно находиться в перчатках — их выдают на входе.

Чтобы снизить риски для стариков, ввели специальные часы покупок для пенсионеров — с 10 до 12 магазины и аптеки обслуживают только посетителей в возрасте 65+. Чтобы избежать нехватки определенно рода продуктов (маски, дезинфекторы, туалетная бумага) были введены лимиты: за раз можно купить только три штуки одного и того же товара на человека.

Табличка на входе рассказывает о новых правилах работы магазина

Сейчас запрещено пользоваться велосипедами в городе, гулять в парках, по набережным, пользоваться скамейками. Начиная с четверга, 16 апреля, выходя на улицу, нужно будет обязательно закрыть нос и рот (например маской, повязкой или шарфом). За порядком следит полиция: количество полицейских на улицах значительно увеличилось. Несоблюдение новых правил карается штрафами.

В католическую Пасху был усилен патруль на улицах, чтобы напомнить людям о необходимости остаться дома и в этом году воздержаться от празднования в кругу компании.

Обратите внимание на дистанцию между людьми

У местных жителей эти ограничения вызывают некоторые вопросы: по нашему законодательству ограничить свободу перемещения граждан можно только при введении режима чрезвычайной ситуации. А введение такого режима должно сопровождаться переносом президентских выборов, которые у нас запланированы на май. Но на такой шаг местные власти пока что идти не готовы.

Парки Варшавы тоже опустели

Что касается работы аптек и больниц — как и везде, были нехватки масок и средств дезинфекции, но сейчас, по информации моего знакомого врача, больницы в Варшаве достаточно хорошо оснащены необходимым.

Добавлю, что занижение статистики заболеваемости и смертности Польшу не обошло стороной: по крайней мере это мнение моих знакомых, работающих в сфере здравоохранения. Они утверждают, что некоторые случаи смертей от коронавируса не афишируются: причиной летального исхода указывают сопутствующее хроническое заболевание.

Что касается экономической стороны вопроса: были приняты определенные меры, чтобы уменьшить потери малого бизнеса, а также оказать поддержку людям, которые потеряли регулярный доход. Ввели послабления налоговых сборов для ИП (отмечу, что в Польше большой процент сотрудников устраиваются именно как ИП, подписывая с работодателем контракт на условиях сотрудничества фирм, а не найма, чтобы платить значительно меньший налог).

Для ИП в апреле также сделали однократную социальную выплату — в пересчете около 450 евро. По настоятельной рекомендации властей банки предложили своим клиентам воспользоваться режимом «ипотечных каникул».

Валерия говорит, что поддержка в Польше ощущается на нескольких уровнях:

— Со стороны государства поддержка выражается на уровне социальной рекламы и коммуникации с населением: на баннерах и экранах в городе высвечиваются слова благодарности для тех, кто продолжает работать в режиме офлайн в это трудное время — врачам, курьерам, работникам магазинов и аптек.

Граффити, посвященное работе врачей — «супергероев пандемии»

Были созданы районные волонтерские программы, где каждый желающий может зарегистрироваться, чтобы помочь пенсионеру с покупкой и доставкой продуктов. Или помочь детям с выполнением домашних заданий и обучением в режиме онлайн.

Со стороны бизнеса: очень многие компании выделили бюджет на благотворительные мероприятия — закупку дезинфицирующих средств в больницы, пошив и доставку масок в пункты, где чувствовалась нехватка. Некоторые рестораны ввели акцию «обед для пенсионера»: можно пожертвовать деньги на такой обед, а ресторан его подготовит и доставит домой пожилому человеку.

На уровне жителей города поддержка тоже очень заметна: в социальных сетях люди объявляют о том, что шьют маски для стариков и нуждающихся. Многие выражают поддержку мелкому бизнесу и пострадавшим индивидуальным предпринимателям: польские звезды, например, призывают в своих инстаграм-аккаунтах заказывать еду и товары у местных производителей, которые остались без работы из-за пандемии. Такие публикации размещают в соцсетях с хештегом #wspierajlokalnybiznes («поддержи местных предпринимателей»).

А это уже благодарность для сотрудников супермаркета, благодаря работе которых поляки могут купить свежие продукты

Валерия признается, что сравнивать обстановку в Польше и Беларуси ей трудно: взгляд получится субъективным. Тем не менее в Беларуси осталась ее семья и друзья, поэтому свое мнение девушка составила.

— В плане защиты населения разница с Польшей просто огромная. Оставить все так, как есть, кажется мне довольно легкомысленным решением: ценой могут стать жизни и здоровье многих.

Хотя, признаюсь, мне трудно представить, чем бы закончился для белорусов и принудительный карантин: ведь чем ниже уровень жизни и благосостояние жителей в целом, тем более опасные последствия он может иметь.

Мне кажется, что странам нужно было положить на весы финансовое благополучие и человеческие жизни. В этом случае Польша однозначно сделала своим приоритетом здоровье граждан. Экономика страдает очень сильно: многие мои знакомые остались без дохода (начиная от владельцев кафе и баров и заканчивая людьми, которые получали доход от сдачи бизнес-недвижимости в аренду). Абсолютно все, кто работал в моей сфере, были или уволены, или были отправлены в неоплачиваемый отпуск. Без работы временно остались парикмахеры, массажисты, косметологи, тренеры. Надеюсь, принесенные экономические жертвы оправдают себя и все мы как можно скорее вернемся к привычной жизни.

«Многие шутили, что круглосуточное пребывание дома обернется лишним весом и ссорами. На самом же деле все наоборот»

Валерия делится своими опасениями: потеря работы, ожидаемая инфляция и смена привычного образа жизни очень ее беспокоят.

— Почему я не говорю в первую очередь о здоровье? Потому я уже давно максимально ограничила риски и придерживаюсь политики # stayhome (по польск. #zostańwdomu), к которой нас призывает государство. Из дома выхожу только в продуктовый магазин или на короткую прогулку.

В работе Валерии было много путешествий, теперь девушка по ним скучает. На кадре она позирует на фоне гор «Три сестры» в ЮАР

Карантин, когда ты вдвоем с мужем, проходит намного легче в психологическом плане — есть чувство безопасности и понимание: если что-то случится, мы сможем прийти друг другу на помощь. А еще у нас замечательные друзья, и мы поддерживаем друг друга в это непростое время. Правда, мы полностью ограничили с ними личные контакты на время карантина, чтобы если кто-то из нас заболеет, другие могли оказать помощь покупкой продуктов, лекарств и всего необходимого.

Возможно, мне не страшно еще и потому, что власти постоянно ведут коммуникацию с жителями: каждый новый шаг объявляется по телевидению, высвечивается в городе на экранах (у нас из окна, например, виден огромный рекламный экран торгового центра — сейчас там постоянно показывают информацию о статусе эпидемии, призывы оставаться дома, чтобы не разносить вирус, рекомендации по мытью рук). Официальная информация появляется и на официальном сайте — gov.pl.

Более того, когда начали вводить строгие меры обязательного характера, каждый получал СМС с общей информацией и ссылкой на детали, опубликованные на официальном сайте.

Чтобы убедиться, что с информацией ознакомились все, по городу ездят полицейские машины с громкоговорителями, которые транслируют объявление: «Внимание! Полиция информирует: у нас эпидемия! Останься дома, не подвергай риску себя и своих близких!».

Живя в центре города, мы слышим такие объявления около 3−4 раз в день — они очень громкие. Первая машина начинает свое движение в районе 7−8 утра — в выходные мы просыпаемся с ней, как по будильнику. В это время многие раньше выходили на пробежку (а некоторые продолжают и сейчас) — думаю, именно поэтому полиция начинает ездить так рано. Чтобы в очередной раз напомнить о личной ответственности и призвать остаться дома, пусть даже пожертвовав своими полезными привычками на время.

Валерия говорит, что большинство поляков адекватно воспринимают то, что происходит, но есть и бунтари:

— Насколько я могу судить по своему кругу знакомых, а это жители больших городов, представители среднего класса, люди показали себя с хорошей стороны. В соцсетях все стараются поддерживать друг друга и помогать, многие занялись благотворительностью.

Большинство ведет себя рассудительно и осознанно: остаются дома, следуя идее stayhome и призывая к этому других, носят маски, пользуются перчатками и средствами дезинфекции.

У некоторых моих знакомых на это невеселое время выпал день рождения — никто из них не отмечал в компании! День рождения прошел в режиме онлайн — с бокалом вина и тостами друзей в режиме веб-конференции.

Конечно, не все так радужно — встречаются и «революционеры», которые хвастаются в инстаграме и фейсбуке тем, что убегают от полиции, несмотря на запрет встречаются с друзьями и ездят на шашлыки.

Обратная сторона таких выходок — «доносы» полиции: на нелегальные вечеринки, встречи компаний на улице и другие нарушения. Но лично я в своем круге общения с такими ситуациями не сталкивалась.

Грустное, но оправданное новшество: передвигаясь по городу, можно заметить, что люди стараются обходить друг друга стороной, сохранять дистанцию, не разговаривать друг с другом без необходимости — диалоги «покупатель — продавец» свелись к минимуму, сократились привычные тут проявления вежливости — люди стали реже здороваться и прощаться.

Жизнь Валерии вместе с потерей любимой работы изменилась кардинально, но она нашла выход, который позволил не грустить слишком долго:

— Ритм жизни замедлился, но я научилась извлекать из него пользу для себя. Я начала тратить появившееся свободное время на то, что постоянно откладывала в предкарантинной жизни. Так, начало карантина я провела под лозунгом «чистоту в дом!» — начала с разбора гардеробной и смены сезонной одежды и закончила мытьем окон, наведением порядка на балконах.

Сейчас я много читаю, слушаю подкасты, пишу картины (было очень приятно вернуться к своему давнему хобби). К тому же раньше мы с мужем питались в ресторанах и кафе, а на карантине появилась отличная возможность побаловать себя домашней едой и отточить свои кулинарные навыки.

Спорт никуда не пропал и на карантине — тренировки табаты (высокоинтенсивные интервальные нагрузки) с другом из спортзала перешли в режим онлайн. Договариваясь заранее на определенное время, мы дополнительно мотивируем друг друга и продолжаем заниматься. Продолжила я и свою практику йоги — на это теперь намного больше времени, есть возможность заниматься ежедневно по часу. Моя школа йоги — как и многие другие спортивные учреждения — перешла в режим онлайн-занятий; цена за занятие (разовое или месячный абонемент) снизилась приблизительно в два раза.

Режим моего мужа поменялся намного меньше: работая в крупной логистической корпорации, он просто перешел на работу из дому. Количество работы при этом увеличилось, но никаких негативных изменений в размере зарплаты и премий не было. Фирма выделила сотрудникам дополнительные средства для оплаты интернета на удаленной работе, предложила желающим доставку мониторов и кресел из офиса, чтобы оборудовать удобное рабочее пространство. Муж говорит, что его производительность труда выросла, но, конечно, ему не хватает разговоров с коллегами за чашкой кофе.

Когда начался карантин, многие шутили, что круглосуточное пребывание дома обернется лишним весом и ссорами для тех, кто проводит его под одной крышей. На самом же деле, судя по себе и моим близким, дела обстоят противоположным образом: отношения с мужем во время карантина только укрепились.

Со здоровьем тоже стало лучше: на карантине почти все мои друзья сохранили физическую форму или похудели, так как появилось время на регулярное и правильное питание. Стало больше времени на спорт, и, конечно, ограничилось до нуля количество мероприятий с алкоголем и поздними ужинами в ресторанах.

Я, например, находясь постоянно дома, решила на время перестать употреблять алкоголь и полностью отказаться от жареного, соленого, сладкого. Когда, как не сейчас, сделать детокс?

Валерия говорит, что в проживании кризисной ситуации поляки уже пришли к стадии «принятия»:

— Когда все только начиналось, тут было так же, как в Беларуси сейчас: кто-то впадал в панику, закупался макаронами, консервами, пересылал в интернете знакомым слухи о тайных планах правительства, секретных лекарствах и других теориях заговора. Кто-то, наоборот, предпочитал посмеиваться над происходящим, называл коронавирус обычной простудой и предвещал быстрое окончание паники.

Как и во многих странах, пустые полки в Польше стали предвестником карантина

Сейчас население перешло на стадию принятия сложившейся ситуации: паника и страх сменились разумным соблюдением мер предосторожности. Те, кто предпочитал игнорировать пандемию и вести себя так, будто бы карантин это просто веселый отпуск, вынуждены были признать масштаб проблемы и поумерить свой необоснованный оптимизм, граничащий с безрассудством.

Жители Варшавы со временем свыклись с новым режимом, и настроение, царящее вокруг, я бы охарактеризовала как «спокойно-оптимистичное». Люди приняли новые обстоятельства жизни, запаслись терпением и готовы с новыми силами вернуться к жизни в ритме большого города, когда это станет возможным. По самым оптимистичным предположениям это случится не раньше июня.

-90%
-20%
-25%
-50%
-10%
-25%
-58%
-40%
-50%
-21%
-25%
-10%
0071926