/ Фото: из архива героини /

Ольга Кохан живет в Нью-Йорке с 2016 года и воспитывает дочь с красивым именем Нева. Малышке всего два года, но она уже снимается в рекламе крупных модных брендов. Как живется молодой маме в многомиллионном городе и как устроен детский модельный бизнес в США, читайте в проекте «Наши за границей».

Ольга до переезда работала в отделе PR в одном из минских отелей. В Нью-Йорке работу по специальности ей найти сразу не удалось. Она изучила довольно много вариантов, но потом поняла, что нужно получить дополнительное образование. Но пойти учиться не успела: родилась дочь.

—  В США система устроена так, что пособия на детей не выдают. Да и самого понятия «декретный отпуск» тоже нет. Работодатель может предоставить отпуск за свой счет матери или отцу после рождения ребенка, но не более чем на три месяца. Дальше делай что хочешь: нанимай няню, отдавай ребенка в садик или бросай работу. Поэтому многие мои знакомые выходили из отпуска после 6−12 недель после родов, — рассказывает Ольга.

У мужа была работа, а у меня нет, поэтому логично напрашивалось решение: пока дочь совсем маленькая, я буду с ней. Но долго без дела сидеть я не смогла. Решила попробовать свои силы в модельной индустрии с дочкой. Моя сестра увлекалась моделингом и училась в школе Сергея Нагорного, поэтому кое-что об этой сфере слышала. Но окончательно меня подтолкнуло то, как часто на улице незнакомые люди говорили, что Нева очень красивая и что у нее модельная улыбка. А однажды незнакомая женщина даже попросила сделать ее фото…

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 18 Дек 2019 в 10:56 PST

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 11 Дек 2019 в 6:00 PST

«Никто не заставляет ребенка работать»

Нью-Йорк — мировая столица моды, здесь снимают рекламу всех топовых брендов одежды, не говоря уже о кино и сериалах. Модель или актриса — это обычная профессия здесь, при этом хорошо оплачиваемая. Детский модельный бизнес устроен, конечно, немного иначе, чем взрослый. Он не такой жестокий и конкурентный, ведь маленький ребенок непредсказуем, его нельзя контролировать или заставить что-то делать, если ему не хочется. Сегодня он улыбчивый и доверчивый, а завтра уже не идет на руки к чужим людям. К этому относятся с пониманием. Никогда не будут укорять, если малыш капризничает или отказывается сниматься.

Чтобы попасть на съемки, я прошерстила всю доступную информацию в интернете и выяснила, какие агентства есть на рынке. Сначала я пыталась писать напрямую брендам, но они дали понять, что работают только через агентства. В целом агентства в городе можно поделить на эксклюзивные и неэксклюзивные. Эксклюзивные агентства сотрудничают с крупными брендами, однако попасть к ним в пул намного сложнее. Работа с эксклюзивными агентствами предполагает, что ребенок только под именем этого агентства ходит на кастинги. Неэксклюзивные — это маленькие агентства, которые присылают информацию из разных крупных (эксклюзивных) агентств, и сегодня ребенок представляет на кастинге Zuri, а завтра — Generation. Но главный их минус в том, что приходится делать двойные отчисления: и агентству-посреднику, и главному агентству. Мы начинали с Munchkin star management, которые стали звать нас на съемки, а после перешли в знаменитое и крупное New York model management.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 24 Июн 2019 в 3:41 PDT

Для того чтобы начать сотрудничать с агентством, я отправила им фотографии и указала рост, вес, размер одежды и обуви Невы. Крупные агентства отвечают не сразу, и письма от них надо ждать от месяца до двух. После нужно собрать документы (разрешение на работу, справку от врача) и открыть счет в банке на имя ребенка.

Первые агентства откликнулись на наш запрос довольно быстро, но на первом кастинге мы с дочерью оказались спустя два месяца. Процедура прозрачная: тебе присылают информацию о том, что за бренд заказал рекламу, где проходит кастинг, сколько заработает модель в случае контракта, и даже карту проезда не забудут прикрепить. На кастинге может быть 400−500 детей, иногда 50. На них не всегда все четко организовано: иногда приходится ждать по два часа, прежде чем попасть на «прием».

Еще одно требование: каждый месяц обновлять информацию о росте и весе — ребенок в маленьком возрасте быстро меняется. Если вы собрались в отпуск, то тоже должны предупредить об этом агентство.

Бывает, компании не выделяют бюджет на кастинг. Тогда моделей отбирают по фотографиям, которые прислали родители. Их можно сделать просто на телефон.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 30 Мар 2019 в 5:39 PDT

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 14 Фев 2019 в 9:20 PST

Первый заказ — продвижение лекарства для компании RotaTeq. Фото разошлись по всему миру, но с нами ими не поделились, а я его не нашла в Сети. Согласно контракту, изображения принадлежат заказчику. Порой можно договориться с фотографами, чтобы он поделился фотографиями после съемки, но в 99 процентах случаев они не могут этого сделать: нет права собственности на изображение.

Из крупных и известных брендов мы работали для Levi’s. Снимались как для билбордов, так и для видео. Съемка проходила в два дня — в воскресенье и в понедельник. На всех съемках присутствовал аниматор, который развлекал детей и не давал им скучать. Оплату проводят после съемки: ты подписываешь ваучер, а потом отправляешь его в агентство. В срок до трех месяцев агентство высылает чек и деньги вносятся на счет ребенка. В конце года нужно заплатить налог и подать налоговую декларацию.

По оплате все очень разнится от заказа к заказу, но в среднем за час платят 100−120 долларов. Но может быть и больше: например, Levi’s платил 300 долларов за съемочный день. Видеосъемка стоит дороже: например, Kidbox (наша самая высокооплачиваемая съемка) — 1000 долларов минус налоги. Еще Нева снималась в коллекции брендов Джессики Симпсон, Old navy, MAGNUS & AXEL, Macy’s, Rubies costumes, Skip Hop, Andy & Evan, Delta Children, Shane Co, Saks!, Party City, Lamaze и других.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 9 Май 2019 в 5:17 PDT

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 1 Фев 2019 в 7:37 PST

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от NEVA (@neva.nyc) 20 Фев 2019 в 9:02 PST

Агентства начинают сотрудничать с детьми возрастом от 6 месяцев, работать малышам можно не больше четырех часов в день. Перерабатывать ребенку не дадут: за этим тщательно следят. А если вдруг на съемке ребенок капризничает и не хочет сниматься, то его заставлять не будут. Мало того, за то, что вы приехали и были готовы сниматься, деньги все равно заплатят как за съемочный час.

На съемках следят за здоровьем всей команды, задействованной в производстве. Ребенок заболел — вас не допустят на площадку. Так же и со взрослыми: если у кого-то есть даже насморк, то его отправят домой лечиться. Мне кажется, что это очень правильный подход, потому что если ты болеешь, то нечего ходить и распространять заразу, не жалея ни себя, ни людей.

У меня не было и нет цели заставить дочь постоянно сниматься. Для нее и меня это веселое времяпрепровождение в первую очередь, возможность лучше узнать город и людей в нем. На кастинги приходят разные дети и родители, рассказывают о себе и жизни в Нью-Йорке и США. Сообщество мамочек, которое приводит малышей на кастинги, очень дружелюбное, они постоянно делятся информацией, знакомятся и дают толковые советы. Каждая мама — промоутер своего ребенка, она ведет инстаграм для дочери или сына и рассказывает об успехах. Мы тоже завели инстаграм и делимся фото со съемок.

Про отношение к детям, питание, одежду и садик

В США продукты делят на органические и неорганические. Принято думать, что здесь вся еда ужасна, но все не так просто. Вполне реально найти хорошие продукты за вменяемые деньги. Но вот недавно столкнулась с тем, что не могу купить кашу без сахара — все с добавками. В целом мне кажется, что местные родители не сильно беспокоятся о том, чем кормить ребенка. Например, моя дочь ест ягоды и здоровую пищу, и тут я вижу, что ребенок младше ее наворачивает куриные наггетсы и картошку фри. Думаю, так не во всех семьях, но общая тенденция прослеживается.

С одеждой дела обстоят гораздо лучше: в магазинах постоянно действуют скидки, устраивают распродажи, есть стоки, куда попадает интересная брендовая одежда за небольшие деньги. Например, три пары боди можно купить за 8 долларов, а кроссовки — найти в диапазоне 20−50 долларов. Мне как-то звонила подруга и предложила прислать что-то из Беларуси в подарок. Я послушала ее рассказ о ценах и ответила, что не надо: в Нью-Йорке цены на детскую одежду ниже, чем в Беларуси.

Большой минус, что детский садик для детей до трех лет — платный, но приятно, что нет такого жесткого подхода, как у нас, в отношении посещения. Детей водят в садик, когда удобно родителям: утром 1−2 раза в неделю либо привозят после обеда каждый день. После трех лет в штате Нью-Йорк ребенка можно перевести в бесплатный садик, а потом отдать в бесплатную школу, куда возить его будет специальный автобус.

Средняя цена садика в месяц — 1200 долларов, он открыт с 7 утра до 7 вечера, но если родитель хочет отправить ребенка в какие-то кружки на базе садика, то нужно за каждый отдать еще сто долларов.

В Нью-Йорке к детям относятся очень хорошо, постоянно улыбаются и стремятся помочь мамам. Из-за того, что все съемки проходят в центре города, на Манхэттене, и из-за постоянных пробок мне приходится часто перемещаться на метро. Там всегда уступают место женщине с ребенком, а если она заблудилась, то подскажут, куда идти. Однажды в метро коляску мне помогал спускать парень, у которого не было одной руки. Автобусы здесь ездят по специальным полосам, поэтому добираться до центра довольно просто и быстро. В автобусах есть специальные пандусы, которые опускаются водителем, чтобы мамам было легко закатить коляску внутрь.

Чтобы снять жилье в Нью-Йорке, нужно показывать арендодателю свой доход и свою кредитную историю. Если у тебя все хорошо, то не так сложно найти квартиру или дом. По поводу поиска жилья с ребенком лучше знать один нюанс: никто открыто не скажет, что квартира не сдается семье с ребенком, но могут отказать по какой-либо другой причине. Дело в том, что если в семье есть маленький ребенок, но родители не могут заплатить ренту по какой-либо причине, то выселить их на улицу нельзя. Поэтому среди арендодателей очень настороженное отношение к семьям с детьми. Еще есть момент, связанный с работой социальных служб. Например, втроем мы можем жить в квартире с одной спальней и гостиной, но если появится еще один ребенок, то служба может потребовать переехать в жилье побольше.

Американцы внимательно отслеживают проблему насилия в семье: если ребенок упал в садике и ударился, то соседи могут вызвать проверку, потому что решили, что ты его ударил. Социальные службы будут выяснять, что произошло на самом деле.

Мы живем в частном секторе, на острове в Статен-Айленде, прямо около океана. Это очень зеленый район Нью-Йорка с большим количеством парков и зон для отдыха. С «большой землей» остров связан огромными мостами, но развитая инфрастукрура не дает ощущения, что мы живем где-то на отшибе. До детской площадки нужно пройти 10 минут, но если стало скучно, то можно отлично провести время в музеях (они здесь интерактивные) либо отправиться в развлекательный центр или просто сесть на экспресс-маршрут и поехать на Манхэттен.

В Бруклине, который тоже недалеко от нас, тоже на один квартал будет оборудована детская площадка. Сейчас Нева только начинает говорить, но она уже понимает два языка. Дома — русский, на съемках и на прогулках — английский. Когда пойдет в садик, то окружение будет преимущественно англоязычное. Говорит она пока не очень много слов, но это из-за того, что дочь находится в двуязычном окружении: обычно билингвы начинают говорить позже. Думаю, что больших проблем не будет и к трем годам она заговорит на двух языках.

Если вы, как и Ольга, перебрались за рубеж и готовы поделиться своим опытом в проекте «Наши за границей», — пишите на alesia. pesenko@tutby.com

-10%
-10%
-30%
-20%
-20%
-12%
-10%
-20%
-30%