175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  3. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  4. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  5. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  6. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей
  7. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  8. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  9. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  10. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  11. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  12. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  13. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  14. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  15. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  16. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  17. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  18. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  19. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  20. 14 мая будут судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Рассказываем про обвиняемых
  21. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  22. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  23. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  24. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  25. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  26. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  27. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  28. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  29. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  30. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран


Дарья Клюйко / Фото: из архива героя материала /

Евгений Задиран эмигрировал в Израиль в 2002 году, только окончив школу. Сегодня он — Габриэль Задиран-Финкельштейн. В проекте «Наши за границей» он рассказывает о том, почему считает Беларусь — страной для жизни, а Израиль — нет.

Фото: из архива героя материала

На иврите мог сказать только «Шалом»

— Решение о репатриации принимала моя мама, которая давно хотела уехать к своим родственникам. Это была ее мечта, а не мой осознанный выбор. К сожалению, отец мамин энтузиазм по поводу переезда не разделял. И их семья распалась. Родители развелись, папа остался в Беларуси, а мама, я и бабушка уехали.

В первые дни в Израиле мое настроение было довольно-таки мрачным. В родном Могилеве остались мой отец, друзья, любимая работа: еще будучи школьником я несколько лет сотрудничал с местной газетой. В Израиле все было новым, но чужим. Жизнь предстояло начинать с нуля, а в первую очередь — изучение языка. На иврите я мог сказать «шалом» и еще буквально несколько слов. Тем не менее какого-то особого языкового барьера я не ощутил: примерно треть населения Израиля, по моим ощущениям, свободно говорит на русском.

Я поменял имя и стал Габриэлем. Это более привычное для слуха израильтян имя. Интересно, что раз в семь лет жители Израиля имеют право поменять и имя, и фамилию. Это вообще не вопрос.

Фото: из архива героя материала

Чтобы выучить язык, я записался в Ульпан — школу по изучению иврита — и параллельно устроился на работу сразу в несколько русскоязычных изданий, которые в основном публиковали рекламные статьи. Там я и продолжил свою белорусскую карьеру журналиста.

Курсы, честно говоря, мне немного дали, хорошо выучить язык я смог только тогда, когда пошел в университет. Через 9 месяцев после приезда мне удалось поступить на подготовительное отделение Университета имени Давида Бен-Гуриона в городе Беэр-Шева. А немного позднее стал полноценным студентом факультета гуманитарных наук этого учебного заведения.

Фото: архив героя

Фото: из архива героя материала

Фото: архив героя

Фото: из архива героя материалаФото: архив героя

Фото: архив героя

Фото: из архива героя материала

«Ничего нового для себя в университете не узнал»

Образование в Израиле платное. Год потянет примерно 13 000 шекелей, это — 3700 долларов. Учеба длится в течение 3−4 лет: зависит от того, как студент сам распределил свою нагрузку — учебные часы. Дольше только на врача: примерно 6−7 лет. 13 000 шекелей — большая сумма, но репатрианты получают от Министерства абсорбции (отвечает за помощь новым репатриантам) грант на два года бесплатного обучения, а на третий год можно получить стипендию, покрывающую расходы минимум на полгода. Такая стипендия назначается за участие в социальных проектах.

Учеба в университете в основном ориентирована на самостоятельную работу студента. Есть курс лекций, который можно посещать или нет, но в итоге каждый обязан сдать экзамены не ниже определенного балла (например, не меньше 60 из 100).

Фото: из архива героя материала

Как мне показалось, что касается журналистики, образование тут дается немного архаичное. Ничего принципиально нового за годы обучения я для себя не узнал.

Практически все студенты во время учебы работают: по-другому сложно выживать. У меня тоже были всяческие подработки в русскоязычной прессе (газеты, сайты). На тот момент эти издания были очень востребованы, сейчас уже далеко не так.

После окончания университета работал редактором новостного портала. Брал интервью у депутатов кне́ссета (парламент Государства Израиль), был общественно-политическим обозревателем. Так прошло несколько лет, но однажды из-за политических разногласий мне пришлось оставить свою работу. И вот уже девятый год, как я занят в сфере мобильной связи. Я оператор и работаю со звонками клиентов в многопрофильном сервисном центре. По профессии уже много лет не могу устроиться: нужны связи, нужно знание «высокого» иврита для работы в СМИ.

«Половина зарплаты уходит на съем жилья»

Жилье в Израиле сегодня купить очень сложно, не так, как было в начале 90-х. Это невозможно сделать без ипотечных ссуд и начального капитала размером в 30 процентов от стоимости — не менее 70 000 долларов.

Фото: архив героя

Если речь идет о семье, то у обоих супругов должен быть стабильный и высокий доход. И в итоге вы заплатите минимум 200 000 долларов. Это за квартиру в старом скромном доме в провинциальном городе. Поэтому в основном все живут в арендном жилье, благо его рынок просто огромен. Зажиточные люди специально покупают десятки квартир и зарабатывают на их сдаче.

Стандартная месячная зарплата в Израиле — 6000 шекелей — 1700 долларов. У меня половина суммы сразу уходит на съем жилья, это без коммунальных услуг, которые здесь также недешевые. За электричество можно и 100 долларов в месяц заплатить. Снять же трехкомнатную квартиру в Тель-Авиве на месяц вообще стоит минимум 1500 долларов. Многие залезают в овердрафт и активно пользуются картами рассрочки. Очень тяжело по-другому прожить, не говоря о том, чтобы откладывать.

Фото: архив героя

О медицине

Вопрос о самой лучшей в мире медицине в Израиле — палка о двух концах. Действительно, если с тобой случается что-то серьезное и сложное — да, лечение проходит на очень высоком уровне. Но если мы говорим о каких-то базовых вещах, то очереди к врачу ты будешь ждать порой несколько месяцев. Медицина уровня семейного врача — бесплатная. Если ты хочешь расширить корзину услуг — ежемесячно доплачиваешь по 10−20 долларов (зависит от твоего возраста). В принципе, это — недорого и ты можешь рассчитывать на более широкий спектр услуг.

Первая беременность моей жены закончилась трагически: на 9-й неделе у нее случился выкидыш. Хотя мы и приехали в больницу вовремя, с небольшим кровотечением и можно было попытаться спасти будущего ребенка, врачи только пожали плечами: «Это — естественный отбор», — сказали они.

О декретном отпуске

Фото: из архива героя материала

Мою жену зовут Малка Авигайль. Она приехала в Израиль из Украины 4,5 года назад. Мы познакомились и всего 3 недели спустя решили пожениться. Чуть менее полутора лет назад у нас родился наш любимый сын Михаэль Аарон .

Супруга по профессии — психолог и личный коуч (тренер). Пока не работает, присматривает за малышом. Мы решили, что так будет лучше для всей нашей семьи. Декрет в Израиле очень короткий — три месяца за счет работодателя и еще три можно взять за свой счет. Как правило, женщины выходят на работу уже через 2−3 месяца,  т. к. боятся, что их уволят. Ребенка оставляют с няней, которой нужно платить от 8 долларов за час (это минимальная сумма зарплаты в Израиле). Пособие на ребенка у нас — 40 долларов в месяц.

Когда ты поступаешь иначе: увольняешься, чтобы побыть подольше со своим малышом — на тебя смотрят как на белую ворону. Но тем не менее семьи в Израиле все равно гораздо больше, чем в Беларуси: 4−5 детей или больше — это норма.

Фото: из архива героя материала

Ребенок с самого детства здесь в центре внимания. И никто не будет косо на вас смотреть, если твой малыш разрыдался в автобусе или ресторане. Детей любят и балуют. Но это не всегда хорошо, я считаю. В школах дисциплины нет вообще. Учителя называют на «ты» и могут легко оскорбить педагога. Уровень образования в Беларуси на голову выше израильского. К 5−6 классу белорусские дети развиты гораздо больше, нежели в Израиле, где более-менее серьезная учеба начинается лишь в старших классах.

«Килограмм говяжьей вырезки — 30−40 долларов, буханка хлеба — 4 доллара»

На продукты цены в Израиле очень высокие. На закупку еды в выходные может уйти порядка 150 долларов. Мякоть говядины — 30−40 долларов за килограмм, на косточке, подешевле, — 20 долларов, буханка хлеба — 4 доллара, килограмм яблок — 3 доллара. Кстати, в Израиле уже забыл привычный вкус яблока — все они напичканы «химией». В Могилеве, купив на рынке килограмм «белого налива», был приятно удивлен старым добрым вкусом. То же самое можно сказать про огурцы и помидоры.

Обычно все закупаются в четверг вечером или в пятницу утром (шабат наступает в пятницу вечером). Выгоднее всего делать покупки в супермаркете: в маленьких магазинчиках цены гораздо выше. Многие пользуются для такого шопинга картами рассрочки.

Транспортные расходы немного снизились в последнее время, после реформы теперь можно купить дневной проездной на все виды транспорта. Он действует в течение суток и стоит 17 долларов. Тогда как один билет, чтобы доехать из Беэр-Шева до Тель-Авива, — 8 долларов. Бензин — 7 шекелей за литр (2 доллара).

Зарплаты у нас, конечно, выше, чем в Беларуси, но цены на все просто зашкаливают. Жить в Израиле дорого.

Фото: из архива героя материала

Праздники в Израиле — не просто пьяные застолья

Наша семья соблюдает еврейские традиции. Чтим шаббат и отмечаем все религиозные праздники. Мы очень их любим. С присутствием традиций в нашей жизни появилось ощущение того, что ты не один, с тобой всегда рядом Всевышний — и это прекрасно.

Присутствие религии в повседневной жизни, конечно же, ощущается. Так, в шаббат ни в одном городе не ходят автобусы, кроме туристических, и не работают магазины. Но навязывать религию насильно тебе никто не будет.

Если говорить о напряжении между мусульманами и израильтянами — то это больше раздувается в новостях, нежели есть на самом деле. Зависит еще, конечно, и от района, в котором ты живешь: есть более благополучные, есть менее. Когда начинается обстрел и люди спускаются в бомбоубежище — никогда с этим нельзя смириться до конца. Но в целом мы привыкли и некогда думать о терактах и всех этих ужасах. Каждый считает, что лично его это никогда не коснется, хотя, конечно, это далеко не так.

Возвращаясь к праздникам, могу сказать, что самые любимые праздники, которые местные жители с удовольствием отмечают, следующие:

Рош ха-Шана — еврейский праздник Нового года, празднуют в середине — конце сентября.

На десятый день после Нового года — день искупления грехов Йом-Кипур. Даже нерелигиозные евреи проводят его в синагоге, в покаяниях и молитве. В стране вообще ничего не работает.

Фото: из архива героя материала

Песах — Пасха.

Суккот — большой еврейский осенний праздник, когда в течение 7 дней Тора заповедует жить в специальных шалашах. Многие проводят эту неделю на природе.

Шавуот, Пятидесятница — праздник дарования Торы.

Начало нового месяца — Новомесячье всегда торжественно отмечается разными интересными мероприятиями.

Если на постсоветском пространстве все праздники сводятся к застолью, то в Израиле это не так. Духовная составляющая здесь гораздо более сильная: люди идут в синагогу, навещают родственников, а не пьют алкоголь.

Фото: из архива героя материала

Мысли о возвращении

Я часто навещаю отца, который и по сей день живет в Беларуси. Примерно несколько раз в год. Приезжал и на месяц, и на три. Мне очень нравится тут. Я постоянно читаю белорусские новости. Вижу, что многие недовольны работой нашего правительства, критикуют его. Да, все непросто: низкие зарплаты и много проблем. Но в Беларуси немало позитивного, только надо захотеть это увидеть.

Я прожил в Беларуси и Израиле равное количество лет, и скажу, что до сих пор не стал в Израиле своим. Считаю, что в Беларуси я бы добился намного большего. Здесь меньше кумовства, коррупции на всех уровнях, поэтому мы серьезно думаем о возвращении домой.

Если вы, как и Габриэль, перебрались за рубеж и готовы поделиться своим опытом в проекте «Наши за границей», — пишите на alesia.pesenko@tutby.com

-37%
-15%
-10%
-10%
-50%
-10%