Дарья Трайден / Фото из личного архива героини текста /

Последние два года Алина Черноусова прожила в Риме. За это время девушка успела сделать много наблюдений за бытом и характерами итальянцев и поделилась ими с LADY.

Если вы также переехали из Беларуси в другую страну и хотите рассказать о своем опыте, напишите нам в редакцию по адресу lina@tutby.com

«Хотелось погружения в совершенно другую культуру»

В Риме Алина оказалась благодаря учебе. Окончив кафедру медицинской психологии на факультете философии и социальных наук БГУ, девушка решила поступить в магистратуру по специальности «когнитивная нейронаука» на английском языке. Выбирала из университетов Польши, Чехии, Франции и Италии. Возможные альма-матер Алина искала в течение нескольких лет: интерес к жизни за границей возник еще на первых курсах университета. В итоге девушка остановилась на старинном университете La Sapienza в Риме:

— Я человек, которому свойственно принимать решения спонтанно, по зову сердца. Буквально за полгода я решила, что буду поступать в Рим, подготовила документы, сдала IELTS. Польшу и Чехию, которые близки к нам по менталитету и культуре, я рассматривала как запасные варианты: мне хотелось как раз погружения в совершенно другую культуру, в неизведанную среду. Простые решения я не люблю, — смеется девушка.

«Помогают, даже когда не понимают, о чем ты просишь»

Алина выбрала Италию в память о школьной поездке: тогда страна, казавшаяся раньше нагромождением скучных развалин, вдруг предстала перед девушкой живой и захватывающей.

— Когда в десятом классе мы с мамой поехали к ее подруге в город Дезенцано-дель-Гардо на северном побережье Италии, я открыла для себя эту страну. Раньше думала, что там нет ничего интереснее Колизея, но все оказалось совсем не так. Меня поразила живописная природа, вкуснейшая здоровая еда и улыбчивые люди. Мы ни слова не могли сказать по-итальянски, но было так легко! Итальянцы очень отзывчивы и эмпатичны, помогают, даже когда не понимают, о чем в точности ты просишь.

На собеседовании в посольстве Алину предупредили, что хоть обучение и на английском, без итальянского ей придется трудно.

— Я решила, что это просто какая-то злобная тетка, которая хочет демотивировать, лишить вдохновения и возникшей радости от возможности обучаться за границей, которую я так давно ждала. Но когда прилетела в Рим, стало понятно, что к ее ремарке стоило прислушаться. Итальянцы не понимают английский. Молодые люди не хотят учить его, даже персоналу в кафе и ресторанах с трудом удается поддерживать диалог на английском, в итоге получается итальянско-английский коктейль.

Я привыкла к тому, что в странах Европы нет такой проблемы. Но позитивным аспектом стало то, что итальянцы любопытны к другим национальностям, любят поговорить, и взаимодействие происходит на невербальном уровне: жестами, мимикой, интонациями. Кроме того, любая попытка говорить на итальянском сопровождается похвальным восклицанием «bravo, bravissimo»! Меня это постоянно подбадривало и заставляло улыбаться! Поскольку я не полиглот, итальянский давался мне непросто. Учила я его целенаправленно на языковых курсах, поскольку по книгам и фильмам, как это теперь многие делают, для меня не сработало: я вообще ничего не понимала! Теперь, спустя два года, могу поддержать беседу на бытовые темы, обмениваться любезностями с официантами, понимаю большую часть реплик в кино, — рассказывает девушка.

«Они дружелюбны, но не зовут провести вместе время после университета»

Хоть обучение велось на английском, итальянцы составляли большую часть Алининой группы:

— Костяк группы — это итальянцы, которые решили так подтянуть английский язык с перспективой получения стажировки в англоговорящих странах, и я. Остальная часть группы училась по программе «Эразмус», то есть стажировалась у нас три месяца, а потом возвращалась домой. На место одних приезжали другие — и так в течение двух лет. Были студенты из Германии, Ирана, Бразилии, Азербайджана, многих других стран. Ближе всего я была с девочками из Литвы и Польши — географическое соседство все же влияет, как я выяснила на собственном опыте. Мы гуляли, много общались, вместе учили итальянский. Я скрепя сердце прощалась, когда они уезжали из Рима. Почти со всеми продолжаю поддерживать связь.

Отношения с одногруппницами-итальянками не были особенно теплыми: они дружелюбны, но держатся своих, не зовут провести вместе время после университета, вообще не подпускают к себе слишком близко. Сначала это немножко обижало, но скоро я научилась развлекать себя сама. Придешь в галерею современного искусства и пообщаешься с создателем работ, на концерте — с исполнителями, даже на аперитиве обменяешься несколькими словами с официантом — и в жизни уже не чувствуется недостатка впечатлений и живого общения.

«Там не получается быть несчастной»

Алина признается, что в Италии ей бывает одиноко:

— Круга общения как такового там не сложилось. Но это не ощущается как что-то драматичное. За время обучения я объездила половину итальянских регионов, впитывала в себя эту красоту, разные культуры в пределах одной страны, диалекты, вкусную еду, вдохновляющие искусство и архитектуру. Там настолько хочется смотреть вокруг, что не получается быть несчастной.

Для девушки страна стала бесконечным источником вдохновения.

— Там я стала искать себя, задумываться, могу ли проявиться в творчестве. Искусство в Италии повсюду: от музеев с шедеврами именитых мастеров до улиц, где играют музыканты на любой вкус. Ты выходишь гулять — и оказываешься в эпицентре творческой энергии. Уличные фестивали, перформансы, кино под открытым небом — все это повсеместно и бесплатно. Именно такого личностного роста я и ждала от времени в Италии. У меня изначально была цель получить не только профессиональные знания, но и культурные впечатления, увидеть примеры другого подхода к жизни, — резюмирует девушка.

«Спросить, что происходит, не у кого»

Жизненные впечатления поначалу обескураживали. По словам Алины, Италия — это страна хаоса.

— От повсеместной анархии итальянская бюрократия обретает особые черты. Поскольку все происходит крайне неспешно и никто ничего точно не знает, любой простой вопрос — это в итоге целый консилиум. Судя по тому, что я видела, у итальянцев нет никаких заранее известных алгоритмов действий и должностных инструкций. Ты приходишь на почту, спрашиваешь что-то несложное, а женщины и мужчины из всех окошек начинают переговариваться. Вместе они решают, что мне ответить, чтобы нести коллективную ответственность за возможные последствия. Итальянцы вообще очень коллективистская нация.

В правилах университета разобраться тоже было непросто:

— Все эти белорусские традиции про то, что за группу студентов должен кто-то отвечать, там не работают. К нам прикрепили профессора, но она редко и неспешно отвечала на наши письма с вопросами. Деканата тоже не было. Если профессор решает задержаться на два часа, мы должны ждать. Наше классическое правило «пятнадцать минут — и студент уходит» здесь не работает. Спросить, что происходит, в непонятной ситуации не у кого. Только и остается, что довольствоваться почтовыми уведомлениями от профессора, полученными за полчаса до начала лекции или даже в момент ее начала: «По семейным причинам лекция отменяется!» — делится Алина.

«Одну комнату сдают за 300−400 евро»

Цены на недвижимость — еще одна проблема для приезжих.

— Перед началом обучения я подумала, что на первое время нужно будет арендовать жилье. Была уверена, что разберусь с общежитием в ноябре. В итоге я заселилась в него только в марте. Никто не понимает, как организована очередь. Ты имеешь право на нее встать, если доход твоей семьи не превышает определенную сумму. А дальше все покрыто тайной. Что ж, в первые полгода пришлось снимать комнату в четырехкомнатной квартире. Цены на жилье меня шокировали. Одну комнату сдают за 300−400 евро. Когда включают отопление, стоимость аренды возрастает еще примерно на 150, — вспоминает Алина.

— С соседями мне везло. У знакомых были всякие странные истории про то, как арендодатель, например, внезапно решил въехать в свободную комнату квартиры, занял места общего пользования своими вещами и смотрел на всех с неприязнью. У меня ничего такого не случалось. После того как я получила общежитие, жизнь и вовсе наладилась. Оно было в часе езды от Рима, у моря. Комнаты рассчитаны на одного, максимум на двух человек. Их убирают не студенты, а сотрудники общежития. Все очень приветливые, милые, уважительно и дружелюбно разговаривают. Комендантского часа, как в белорусских общежитиях, нет, — рассказывает девушка.

Жизнь в общежитии Алина использовала как возможность знакомиться с культурами других иностранных студентов.

— Я познакомилась со студентами-индийцами, которые учились в этом же университете. Сначала их традиция есть руками вызывала вопросы, но потом я стала больше общаться с ними, узнавать их культуру. Они держатся очень сплоченно, но при этом приветливы с другими: зовут вместе поужинать, искренне интересуются тобой, готовы отвечать на вопросы. В отличие от белорусов, они все хотят вернуться домой после обучения. Нет идеи любой ценой закрепиться в другой стране. Иностранную магистратуру они рассматривают как преимущество на рынке труда своей страны, дополнительную возможность стартовать более успешно, не начиная с самого низа.

«Они проживают каждый момент, наслаждаясь и не спеша»

Но больше всего наблюдений Алины связаны с самими итальянцами.

Главными отличиями итальянцев от белорусов девушка считает отношение ко времени, умение получать удовольствие и чувство внутренней свободы.

— Я прилетела позавчера и уже успела погулять по Минску. Что сразу удивило — это атмосфера напряженности. Кажется, что все происходит очень быстро, все торопятся, и я тоже должна непонятно куда бежать. Никто не улыбается. Люди стараются не вступать в контакт друг с другом. Такое чувство, что едешь в дребезжащем трамвае, который дрожит на поворотах. И при этом людей на улицах намного меньше, чем в Риме, — рассказывает девушка.

По наблюдениям Алины, в итальянцах есть уважение ко всему живому, к своей жизни — в том числе.

— Они проживают каждый момент, наслаждаясь и не спеша. Рабочее и личное время разделены. Когда человек выходит с работы, она остается там. Традиционный аперитив, когда вечером друзья собираются за алкоголем Aperol Spritz и разнообразной едой, — это только про дружеское общение и веселье.

Тимбилдинг, нетворкинг — про все это можно забыть. Итальянцы вообще не любят работать и обсуждать связанные с этим темы, как мне показалось. Но и в труде они остаются радостными и чувствующими. Например, работа официанта и повара требует вынужденной спешки, но даже там люди обмениваются репликами, подбадривают друг друга, обращаются к посетителям с шутками и небольшими историями. Они не отстраняются, а находятся в моменте, проживают его. Может, поэтому итальянские блюда получаются настолько вкусными! — задумывается Алина.

«На пафосное оформление ставку не делают, главное — сама пища»

Отношение к еде, как подчеркивает Алина, у нас тоже разное.

— Для итальянца, в отличие от белоруса, привычно завтракать вне дома. Макиато и круассан в ближайшей кофейне — обычное дело. Время обеда и ужина свято чтут. На бегу есть не принято. Ссобойки тоже не носят, насколько я видела. В кафе и ресторанах готовят безумно вкусно, со знанием дела. Итальянские официанты так рассказывают про сочетание пищи и вина, так хорошо ориентируются в составе блюд, их истории и изюминках, что хочется попробовать все. Когда едешь в Италию, важно понимать, где именно есть.

Если у Колизея, то будет дорого, неинтересно и невкусно. Нужно сворачивать с туристических улиц и не бояться немодных интерьеров: на пафосное оформление ставку тут не делают, главное — это сама пища. Если вы путешествуете по регионам Италии, то тоже читайте о кухне каждого из них. Флоренция, например, не славится кулинарией. А вот Неаполь… Самую вкусную пиццу в мире пекут там! Я испытала невероятное, экстатическое удовольствие от неаполитанской пищи: от пиццы до традиционных сладостей, в числе которых — ромовая баба и sfogliatella. Про итальянскую кухню нужно давать отдельное интервью! — смеется Алина.

Несмотря на то, что питаться вне дома вкусно и не очень дорого, итальянцы продолжают готовить сами:

— Они делают вкуснейшие ужины по семейным рецептам. Особенно по праздникам или когда планируются гости.

«Итальянские мужчины удивляют своим стилем»

Отношения мужчин и женщин в Италии тоже отличаются.

— Отношение к женщине там совсем другое. И женщины тоже другие. Они не готовят, не обслуживают мужа или бойфренда, а принимают ухаживания и заботу от них. При этом женщиной восхищаются не как этаким украшением, которое, по сути, ни на что не способно, — наоборот, никто не удивляется тому, что женщина строит карьеру, занимается бизнесом, реализует себя самостоятельно. Итальянки не готовы делиться своим пространством со всеми, кто на них посмотрит: они скорее холодны и недоступны, — рассказывает Алина.

При этом итальянский стиль в одежде Алину не особенно восхитил:

— Италию считают столицей моды, но, если честно, я этого не почувствовала. Любимый цвет итальянок — черный. Почему они выбирают черное при такой жаре — загадка. В Италии больше принятия по отношению к другим людям, но все же их стиль в одежде достаточно однообразный, можно сказать безвкусный. Я заметила, что та моя одежда, где больше цвета, кажется одногруппницам неуместной. Они ничего не говорили и не смеялись надо мной, не смотрели как-то слишком пристально и высокомерно, но некоторые взгляды я ловила. А вот итальянские мужчины более стильные и смелые в одежде, чем белорусы. Рубашка, дорогие брюки или шорты, обувь — все аккуратно и тщательно подобрано.

Еще одно отличие — это отношение к парфюмерии.

— Итальянцы пользуются парфюмом более свободно, чем белорусские мужчины. Много разнообразных запахов, они обращают на это внимание. Не раз хвалили мой парфюм и даже угадывали, как он называется. Вообще выбор запаха здесь — тонкий ритуал. В магазинах сразу объясняют, что для каждого времени года свои группы ароматов, и среди них стараются подобрать именно ваш. И я не замечала, чтобы в общественные места душились чрезмерно, как это иногда бывает у нас.

«В Италии людей не раздражают другие люди»

Но самым значимым Алина считает не еду, моду или гендерные проявления, а то, какие ценности исповедуют итальянцы.

— В Беларуси очень много запретов, в том числе внутренних. Люди закованы в представления о правильном и неправильном, в страх осуждения от других: соседей, коллег, просто прохожих. Мы постоянно судим друг друга, испытываем недовольство от нарушения установленного порядка вещей. В Италии на каждом шагу живая жизнь в настоящем моменте, непредсказуемая, экспрессивная. Даже чтобы перейти дорогу, нужно вступить в человеческое общение: посмотреть водителям в глаза и убедиться, что тебя готовы пропустить. И эти маленькие контакты случаются везде. В Италии людей не раздражают другие люди. Общение открывает возможность узнать что-то новое, научиться друг у друга. Во всем чувствуется и принятие, и радость.

Алина отмечает, что это проявляется и в отношении к детям, в принципах воспитания.

— В одну из прошлых поездок в Минск я наблюдала такую сцену. В автобусе девочка стала что-то рассказывать бабушке, немножко повысив голос. Бабушка сразу стала шептать ей с таким стыдом и порицанием: «Тише, перестань, как ты себя ведешь». В Италии «хватит» и «нельзя» используют в крайних случаях, когда ребенок делает что-то действительно опасное. Детям дают больше свободы и радуются им, — рассказывает Алина.

«Тратят колоссальное количество денег на уход за питомцами»

Животные, как и дети, у итальянцев в почете. Например, собаки в городах не вызывают негативных комментариев от прохожих, их не выгоняют из общественных мест предписаниями властей.

— В Риме я перестала бояться собак. В Беларуси возникали ситуации, когда они агрессивно себя вели со мной, но в Риме ни разу ничего такого не случалось. Собак там очень много, но они воспитаны для жизни в городе, ты идешь и не чувствуешь опасности. Большие, маленькие, любых пород — с ними спокойно гуляют на людных улицах, в парках, берут в кофейни и рестораны. Собаки чистые, ухоженные, хорошо пахнут. Итальянцы вообще тратят колоссальное количество денег на уход за питомцами и заботу о них.

«Хочу работать по своей специальности»

Алина приехала в Минск на месяц, потом вернется в университет писать магистерскую работу: обучение в Италии длится три года, последний отведен для подготовки тезисов. Что будет после, девушка пока не знает.

— Я хочу работать по своей специальности — психологом. Если в Италии работу найти не удастся, вернусь в Беларусь, — говорит Алина.

-30%
-40%
-10%
-15%
-15%
-20%
-80%
-20%
-10%