Анастасия Короткевич / Фото: из архива /

На прошлой неделе мы рассказали про белоруску Анастасию Короткевич: к 29 годам девушка успела пожить в трех странах с абсолютно разной культурой и получить тот уровень образования, который позволил ей из учительницы новополоцкой школы стать педагогом международного уровня. Освежив в памяти рассказы Анастасии о Дубае и Ханое, предлагаем прочесть третью часть истории заграничных приключений нашей героини — о жизни в Праге.

Фото: из архива героини

Про переезд

— Во Вьетнаме у меня был краткосрочный контракт — всего на лето, и поскольку я понимала, что продлевать его точно не буду, стала искать варианты. Мне очень хотелось поехать в Чехию и работать в том центре, где я училась на CELTA, но я понимала, что устроиться туда на работу будет крайне проблематично.

Дело в том, что есть сайт International House World Organization, на котором размещаются все открытые вакансии во всех школах этого типа по всему миру.

И в описании вакансии практически в каждом европейском International House стоит пометка: только для граждан Евросоюза или людей, имеющих право работать в ЕС. С вакансией в Праге была та же история.

В один из рабочих дней в Ханое я решила отправить свое резюме не через этот общий сайт, а напрямую — директору по обучению в Пражском IH. Ее контакты нам давали в конце курса, мол, если захотите остаться поработать здесь — напишите ей. Я, кстати, и написала сразу после учебы, но тогда она мне ответила, что у них сформирован полный комплект преподавателей.

И я снова послала ей свое резюме, копию сертификата и характеристику, написав, что понимаю почти полное отсутствие у меня шансов попасть на работу к ним из-за сложностей трудоустройства, но если вдруг когда-нибудь появится возможность стать частью их команды — я буду очень счастлива. Я и в самом деле сделала это без особой надежды, но, к моему огромному удивлению и восторгу, она ответила и пригласила на скайп-собеседование.

Фото: из архива героини
Вид на город из парка Летнани

Интервью длилось совсем недолго: Хелена (так зовут начальницу) перед этим поговорила с моими преподавателями на курсе и сказала, что была бы рада принять меня на работу. Я была безмерно счастлива!

Но она быстро меня остудила, сказав, что вся загвоздка в моих документах. И пока они совсем не знают, насколько сложно будет взять меня в штат, поскольку в их школе до этого не работали граждане Беларуси, России или Украины. Поэтому, сказала она, мы должны разобраться в этом процессе, и если он действительно слишком непростой, то — извини.

… И пропала на несколько дней. Я очень нервничала, но стала выяснять на сайте белорусского посольства, какие документы нужно предоставить, чтобы подать заявку на рабочую визу, и вообще как это происходит. Чешские работодатели, в свою очередь, делали то же самое у себя на месте. Одной из необходимых бумаг оказалась выписка об отсутствии у меня административных нарушений во время моего пребывания во Вьетнаме.

Здесь надо отдать должное hr-отделу моей компании в Ханое: они знали, что сама я не смогу это сделать, поскольку не говорю на вьетнамском языке, поэтому отвезли меня в нужное отделение полиции, все объяснили местным работникам, заполнили за меня необходимые документы и впоследствии их забрали и отправили мне в Беларусь. Мне оставалось только заплатить определенную сумму.

Фото: из архива героини

Все мои документы нужно было перевести на чешский язык, а они у меня были на трех языках: русском, английском и вьетнамском. Мне очень повезло с работой, это языковой центр, который опять же все сделал за меня. В пражском International House перевели все бумаги на чешский язык и нотариально заверили здесь на месте, после чего снова выслали мне обратно для предоставления в посольстве.

Весь процесс с «вышли-получи-распишись-отправь-заверь» занял примерно месяц, затем я поехала в чешское посольство в Минске для подачи этой кипы бумаг на получение трудовой карты. Трудовая карта дает право жить и работать на территории страны на протяжении двух лет, после чего ее снова нужно продлевать. Но она оформляется уже по приезде в Чехию; в посольстве же выдают временную визу на полгода, по которой — до получения трудовой карты — я не могу выехать за пределы шенгенской зоны.

После подачи документов оставалось ждать. На сайте указано, что вопрос рассматривается в течение девяноста дней. Но нет, совсем нет. Прошло два месяца, три, пошел четвертый…

Из Праги мне постоянно писали, спрашивали, есть ли новости, сами мониторили сайт по выдаче таких долгосрочных виз. Сложно было просто сидеть в ожидании разрешения вопроса, тем более когда не знаешь, будет ли ответ положительным.

Поэтому практически сразу по возвращении из Вьетнама я начала преподавать английский в онлайн-школе Skyeng. Я набрала себе учеников, и мы стали с ними работать; так я хотя бы постоянно была занята, и это отвлекало меня от мыслей о визе.

Прошло ровно четыре месяца, и мне, наконец, позвонили из посольства, сказав, что пришло разрешение на въезд, а потом спросили: «Поедете?». Нет, конечно, можно еще немножко подождать?! (Смеется.)

В Праге меня встречал водитель, который отвез меня в мою съемную квартиру. Должна сказать, что мой International House очень многие моменты взял на себя. Уже после того как я получила визу, со мной связывались по поводу квартиры, уточняли, где я буду жить, что там есть из необходимого, объясняли правила по договору аренды.

Фото: из архива героини

За саму квартиру определенная сумма вычитается из зарплаты, но за воду, электроэнергию и интернет я не плачу, поэтому даже не знаю, сколько выходит в месяц. Я заплатила депозит за жилье, который мне вернут по окончании срока договора (если я ничего не сломаю и не разобью, конечно).

Также мне вернули деньги за билет до Праги. А все затраты, связанные с получением трудовой карты, мой работодатель взял на себя. Правда, в случае моего решения прервать контракт раньше его окончания — а контракт у меня на четыре года — то, конечно, все расходы компании мне придется возместить.

Про работу

На работу я вышла сразу, через пару часов после въезда в свою квартиру. Не преподавать, конечно: в первый день мне объясняли принципы работы, рассказывали про курсы, существующие в школе, и еще выдали кучу информации, от которой у меня закружилась голова. Коллектив многонациональный: чехи, британцы, поляки, мальтиец, канадец и мексиканец. По-русски разговаривать мне не с кем. 
Приняли меня сразу хорошо, и мне было несложно освоиться. Наверно, все-таки сказывается время, прожитое в других странах.

Фото: из архива героини
Танцующий дом

Работы очень много: помимо курсов, проходящих в самом International House, есть большое количество занятий, куда нужно ехать. Например, я преподаю английский учителям одной из гимназий Праги. В Евросоюзе есть такая программа, когда все желающие преподаватели школ могут обучаться английскому языку и по окончании курса сдавать международные экзамены, подтверждающие их уровень. Причем обучение полностью оплачивается правительством ЕС, как и все необходимые учебники. Вот я и готовлю две такие группы к экзаменам.

Очень много курсов для деток лет шести-семи и подростков. Тинейджеры занимаются у нас, но помимо этого, организуются еще дополнительные уроки в их школах. У них есть английский как отдельный предмет, а также группы для желающих углубить свои знания — в этом случае преподаватели из International House приезжают к ним в школу и работают с ребятами дополнительно.

Конечно, есть курсы для взрослых и корпоративных клиентов, так называемый бизнес-английский. Поэтому в течение недели мне скучать не приходится, нужно готовиться к разным урокам, перемещаться по городу и везде успевать. Помимо этого, я продолжаю работать в Skyeng, потому что очень подружилась со своими студентами. Мы занимаемся с ними с лета, совсем не хочется от них уходить. Одна моя студентка, которая живет и работает в Москве, на прошлой неделе была в отпуске в Париже и на обратном пути заехала в Прагу на два дня, чтобы со мной познакомиться вживую! Я была невероятно счастлива!

На первом уроке с одной моей «взрослой» группой я, конечно, волновалась. А после занятия ко мне подошла моя студентка и сказала: «Вы не волнуйтесь, люди здесь только кажутся холодными, на самом деле они хорошие». И это правда.

Фото: из архива героини
Фото: из архива героини

Про город:

Бонус к моей работе — сама Прага. Бывает так: приезжаешь в какой-то город — и что-то внутри щелкает, тебе этот город как-то сразу становится близок. У меня так было с Киевом и Тбилиси. То же самое случилось и с Прагой. Еще в прошлом году, когда я здесь училась, я поймала себя на мысли, что мне бы очень хотелось здесь пожить. И сейчас я рада, что это желание сбылось.

На мой взгляд, Прага — совершенно необычный город. Одновременно мрачный и теплый, очень живой и разный. Здесь можно увидеть невероятную архитектуру тринадцатого века, а завернув за угол — расписанные граффити дома коммунистических времен.

Прага хороша в любую погоду: когда светит солнце, она очень теплая и уютная, когда пасмурно — холодная и готическая. Мне кажется, если прожить здесь все мои четыре года, положенные по контракту, все равно никогда не надоест гулять по ней, и я всегда буду находить те места и улицы, где я еще не была.

Чехи могут не улыбаться, серьезно рассматривать тебя и не открываться с первых минут. Могут казаться суровыми и закрытыми. Но только на первый взгляд. Пообщавшись с ними, понимаешь, что они веселые, активные и всегда открыты новому.

Кстати, по выходным чехи редко сидят дома. Они стараются выбраться за город на природу, много катаются на лыжах в сезон, посещают театры, концерты — в общем, ведут очень нескучный образ жизни. Пока я не говорю на чешском, знаю лишь несколько базовых фраз; но со следующего учебного года планирую пойти учить его. Думаю, что сложно быть не должно, потому что чешский язык частично похож на русский, частично — на белорусский.

Чехия — одна из самых недорогих стран Евросоюза. Здесь до сих пор расплачиваются местной валютой — чешскими кронами. Если переводить цены в евро или доллары, выходит совсем немного. Мне очень нравится, что, в отличие от Ханоя и Дубая, продукты в магазинах практически идентичны тому, что можно купить дома, в Беларуси. Поэтому мне совсем не страшно покупать здесь мясо или рыбу, да и молочные продукты здесь тоже отличные.

Фото: из архива героини
Фото: из архива героини

Самые популярные места в Праге — это, конечно, местные пабы, где подают чешское пиво. Если спросить меня, куда лучше пойти, чтобы окунуться в настоящую атмосферную пивную культуру, я бы посоветовала не оставаться в центре, где всегда полно туристов, а выехать за его пределы, в жилые районы города.

Там нужно зайти в любой паб, который попадется на пути. Интерьер внутри довольно-таки суровый: массивные деревянные столы, такие же стулья, приглушенный свет, темно-коричневые тона, иногда с некоторыми вкраплениями глубокого зеленого.

По залу снуют неулыбчивые официанты, от которых вы вряд ли дождетесь привычных ужимок и желания угодить посетителям. Они сурово спросят, что вы желаете заказать, потом так же, без тени улыбки, вам это подадут. Но есть во всем этом некое ощущение приобщения к чешской культуре — в таких заведениях всегда очень оживленно и весело.

Национальная кухня довольно тяжелая, я практически никогда не заказываю их блюда, когда обедаю или ужинаю вне дома. Но, безусловно, если вы путешествуете, обязательно рассмотрите варианты попробовать что-то истинно чешское, пусть и с ущербом для фигуры.

Прогуляетесь потом от Карлова Моста до Вышеграда — и все сгоните! Основное блюдо, рекомендованное моими студентами к дегустации, — это «свичкова», такое говяжье жаркое в специальном соусе.

Я не так давно живу в Праге, но мне здесь очень нравится. Она какая-то особенная для меня. Со своей историей и характером, но при этом домашняя, уютная. Еще здорово, что Чехия находится недалеко от Беларуси — всего полтора часа самолетом. Если есть необходимость или сильно соскучишься, домой добраться легко.

Фото: из архива героини

Мне очень хочется стать не просто хорошим преподавателем по английскому, а отличным. И, как мне кажется, сейчас я в правильном для этого месте. Есть огромное желание обучаться самой, развиваться и работать, работать. Когда преподаешь студентам, не говорящим с тобой на одном языке, всегда есть место вызову: нужно объяснить материал, а каким образом ты будешь это делать — твоя забота; хочешь — танцуй, хочешь — разыгрывай миниатюру, но работу свою выполни.

Я настолько этим увлечена, что даже завела отдельный аккаунт в инстаграме, где снимаю видео и рассказываю о некоторых моментах, связанных с изучением английского языка.

Как правило, я не говорю о том, что не вернусь в Беларусь. Теперь я знаю, что никогда и ничего нельзя загадывать. У меня довольно долгий контракт с International House, но, как показывает опыт последних лет, я не боюсь что-то менять. Сейчас я счастлива там, где я есть — посмотрим, что будет через год.

-50%
-10%
-15%
-20%
-30%
-20%
-20%
-10%
-20%