Анастасия Короткевич / Фото из личного архива автора /

Вчера мы опубликовали первую часть рассказа белоруски Анастасии Короткевич, которая к своим 29 годам успела пожить в трех разных странах. Не найдя себя в Дубае, Анастасия отправилась в Ханой. Как девушка с образованием педагога искала свое место под солнцем во Вьетнаме — читайте в этом материале.

На втором году жизни в Дубае я поняла, что хочу вернуться в профессию — преподавание. И начала искать разные преподавательские курсы, в частности мне было интересно, как готовить студентов к международным экзаменам, таким как IELTS и TOEFL.

Так я и нашла курс, который называется CELTA. Он организован Кембриджским университетом и проводится повсеместно, от Беларуси до Эквадора, но вести его имеет право лишь организация под названием International House. Имея этот сертификат, можно преподавать английский как детям, так и взрослым людям и работать в разных странах мира.

Я решила поступить на этот курс и получить сертификат. Система такая: выбираешь город, в котором хочешь проходить обучение, находишь подходящие тебе даты, заполняешь форму-заявку и выполняешь задания лингвистического и методического характера. После проверки твоей письменной работы тебя приглашают на устное собеседование по скайпу. Во время такого интервью задают много вопросов по грамматике, методике и другим аспектам преподавания английского языка. По его окончании тебе предлагают (или не предлагают) место на курсе.

Я не сразу определилась, где именно хочу учиться. Сначала выбирала между Тбилиси (потому что очень люблю этот город) и Киевом (потому что недалеко от дома). Я поступила в оба эти города, но все равно металась, не знала, что делать. А в итоге выбрала третий вариант: увидела идеально подходящее мне время курса в Праге — и решила, что поеду в Чехию.

Здесь нужно оговориться, что сам по себе курс CELTA довольно дорогой. Цена варьируется в зависимости от страны, но в целом выходит примерно около 1100 долларов (в моем случае). В США, Англии, Франции, Италии, Испании выходит еще дороже, чем в Чехии. Сам курс очень интенсивный, длится 4 недели, в течение которых ты посещаешь практические занятия, слушаешь теорию, проводишь уроки и выполняешь письменные работы.

По его окончании присваивается отметка (так называемый Pass) о том, что ты прошел курс. Чаще всего это обычный Pass, но есть еще Pass B и Pass A. Последний получает всего лишь 5% от учащихся на курсе по всему миру. Я вошла в эти 5%.

Именно после этого курса я поняла, что могу быть не просто преподавателем, а хорошим преподавателем. Работая в школе, я, к сожалению, этого не чувствовала. А CELTA открыла мне большее количество возможностей, хотя учиться было довольно тяжело. Я спала по 4−5 часов в сутки, мой рекорд — 21 час без сна. Но, уверена, это того стоило.

Потом я снова вернулась в Беларусь. Нужно было все начинать с начала, и первым пунктом было найти работу. Я отправила резюме в International House в трех разных странах: в наш минский филиал, в Москву и… в Ханой, столицу Вьетнама. После нескольких типов заданий и интервью меня приняли во все три организации. Но я решила, что Минск и Москва — это не очень интересно, и засобиралась в Ханой.

Мои родные, да и большинство друзей, в восторг не пришли. Очень далеко, страна необычная, я ни разу не была до этого в Азии и ничего о ней не знала — в общем, переживали сильно. Я же, наоборот, была как завороженная, думала, что пару лет назад и не поверила бы, что меня могут пригласить работать во Вьетнам.

Я ехала туда преподавать детям и подросткам. Это был так называемый краткосрочный летний контракт — с середины мая до конца лета, с возможностью продления. Подготовка документов с моей стороны свелась к покупке билета до Ханоя и получения справки о несудимости в Новополоцке (на которую в итоге никто даже не посмотрел). Дальше мне нужно было просто ждать.

И этот процесс затянулся. Школа должна была выслать письмо, которое нужно предъявлять по прилете в аэропорте Ханоя, чтобы тебе проштамповали визу (стоит она 25 долларов). За три дня до вылета у меня все еще не было документов, и я начала сильно беспокоиться. Однако девочка, с которой мы познакомились на курсе в Праге, сказала мне не волноваться, потому что для азиатских стран это нормальная практика — делать все в самый последний момент. Сама она уже много лет живет в Китае, поэтому я ей поверила и постаралась расслабиться.

Ночной Ханой

За два дня до вылета я все-таки получила свои бумаги. Летела я до Москвы, а оттуда — уже прямиком в Ханой. Перелет длился 9 часов, мой самый долгий на сегодня. Разница по времени с Беларусью составляет 4 часа, и это очень чувствуется.

В аэропорту после получения визы я познакомилась с двумя будущими коллегами: одна из Италии, вторая — из Москвы. Нас встречали водители, которые должны были отвезти в наш новый дом. Когда я вышла из аэропорта на улицу, чтобы сесть в машину, сразу почувствовала примерно такой же воздух, как летом в Дубае: тяжелый, душный и влажный. Меня это не очень обрадовало. (Улыбается.)

Нас поселили в небольшой отель, рассчитанный только на «летних» преподавателей для International House. Он находился недалеко от центра города и озера Хоан Кьем в типичном азиатском переулочке. Всего в отеле жило 5 человек, у каждого — своя комната и ванная. Для всех была общая большая кухня и гостиная. Как и в остальных домах, разуваться нужно было при входе.

Когда я снова вышла из машины на жару, чтобы дойти до отеля (в узкий переулочек ничего, кроме мопедов, заехать не может), я увидела рядом гору мусора и пару трупов огромных тараканов, размером с финики из Саудовской Аравии.

Улица, на которой Настя жила в Ханое

Подавив приступ паники, я дошла до отеля, где очень милая и приветливая хозяйка Линь приветствовала нас и расселила по комнатам. Пока она нам все показывала, я полушутя спросила, есть ли в помещении тараканы. Она на меня посмотрела… и ничего не сказала. Чуть позже, показывая каждой ее комнату, она припасла для меня «особенную» спальню: ту, куда тараканы, по ее словам, не заглядывают.

Пытаясь преодолеть разницу во времени, мы прилегли поспать на пару часов. Позже решили сходить и осмотреть центр города. Вышли мы на улицу, дошли до первой дороги, которую нужно было перейти. И вернулись домой. Мы просто не смогли перейти дорогу.

Нескончаемый поток мопедов и байков самого разного масштаба заполонил все, никто не обращал внимания ни на светофоры, ни на пешеходный переход. Мы пришли обратно в отель и попросили Линь перевести нас через дорогу. Позже она объяснила, что нужно очень уверенно пересекать проезжую часть, пропуская только машины, говорила, что мопеды будут нас объезжать. Главное — идти с одной скоростью, не дергаясь назад и не переходя на бег. Сначала эта задача казалась невыполнимой, потом я привыкла и стала переходить дорогу, почти как местные жители.

«За секунду до того, как передо мной пробежала огромная крыса», — подписала фото Анастасия

Первые три дня у нас были вводные подготовительные занятия для преподавателей, где нам рассказывали об особенностях проведения уроков во Вьетнаме. У нас была довольно большая группа «летних» учителей из самых разных стран, от Новой Зеландии до Бразилии. Интересно, что как такового уикенда у нас не было, центр работает без выходных, семь дней в неделю.

Группы на занятиях по английскому большие, около 20 человек; в младших группах количество детей доходит до 25. Но нужно отдать должное: в группах с маленькими детьми (от 5 до 8 лет) учителям помогают местные ребята, так называемые Teacher Assistants, то есть ассистенты преподавателя. Это, как правило, местные студенты, которые подрабатывают на таких занятиях после своих пар. В их обязанности входит следить за дисциплиной, раздавать необходимые материалы, помогать проводить задания и следить за правильностью их выполнения. На словах звучит здорово, но, к сожалению, далеко не все из них справлялись со своими обязанностями.

Один урок длится от двух до трех часов, после каждого часа есть пятиминутный перерыв. Мне очень сложно было привыкать к такому графику после 45-минутных уроков в обычной школе, да и вообще после большого перерыва в преподавании. Занятия проходили во второй половине дня, начинаясь около часа-двух и порой заканчиваясь около половины десятого вечера.

Между домами в Ханое нет промежутка

Я очень много времени тратила на подготовку к урокам, приезжала в школу рано, поэтому рабочая неделя получалась очень напряженной и загруженной. Но при этом в центре было все устроено для комфортного и эффективного обучения английскому: мультимедиа, интернет, планшеты, всевозможные материалы для вырезания-лепки-рисования, даже еду школа закупала для специальных экспериментальных уроков! Я часто ловила себя на мысли о том, что, если бы у нас хотя бы наполовину так готовились к урокам, то все в Беларуси заговорили бы по-английски.

В течение рабочей недели город посмотреть совсем не получалось, оставались выходные. Из-за жары и влажности гулять было тяжело, поэтому мы делали это перебежками, заглядывая в местные кафе. Ханой — огромный, почти восьмимиллионный мегаполис, невероятно загруженный и постоянно шумный. Жители его в большинстве своем просыпаются рано, около 6 часов утра, и обедают тоже рано — примерно в 11.

Поэтому приходится либо мириться с правилами и привычками города, либо организовывать собственный график, что довольно трудно. Шум проникает отовсюду, даже в узком проулке невозможно найти тишину. Рано утром начинаются строительные работы, продажи, ездят мопеды, сигналят машины, перекрикиваются местные… В конце концов ты перестаешь замечать этот постоянный гул. Или почти перестаешь.

С местной едой отношения у меня не сложились. Конечно, я попробовала некоторые блюда вьетнамской кухни, например, знаменитый суп фо — с мясом, рисовой лапшой и специями. Он мне, кстати, понравился. Также были спринг-роллы, которые мы готовили вместе с Линь у нее дома, десерты из семян лотоса и много-много риса. Вообще мясо во Вьетнаме готовят в обильном соусе, свежих овощей я тоже не припомню, они обязательно сварены и политы разными соусами; не могу сказать, что мне это нравилось.

Десерт из семян лотоса
Соус к одному из блюд

Несколько раз мы ели в типично вьетнамских заведениях, если можно их так назвать. Как правило, это забегаловки с пластиковыми столами и стульями прямо на тротуаре, там подают местную очень простую еду (рис, запеченный арахис, овощи в соусе) и разливное пиво. Однако после того как я увидела, что мытье посуды заключается в ее ополаскивании водой в ведре, я больше к таким местам не подходила.

Продукты мы покупали в ближайшем супермаркете, и самое вкусное, что можно найти во Вьетнаме для меня, — это фрукты. Но лучше их покупать не в магазинах, а на улицах у женщин, которые приезжают в города из деревень и продают эти фрукты на улице. У них все гораздо вкуснее и, конечно, дешевле.

Киоск с фруктами, из которых при вас приготовят сок

Мясо я ни разу так и не осмелилась купить. То, что я видела в магазине, нельзя было назвать богатым выбором, а местные жители покупают то мясо, которое продается и разделывается на улице. Прямо под палящим солнцем, рядом с проезжей частью. В общем, мясо я ела только в ресторанах по выходным.

Несмотря на такой невероятный контраст и, честно скажу, культурный шок, в котором я пребывала довольно долго, я не могу не признать, что Вьетнам — очень красивая страна. Там такая природа, от которой дух захватывает!

Ха Лонг Бэй

Мы ездили в Ха Лонг Бэй (бухта Дракона), не очень далеко от Ханоя. Это огромный залив в Южно-Китайском море, включающий в себя более 3000 островов, пещеры и скалы. Бухта — объект всемирного наследия ЮНЕСКО и одно из семи новых чудес света. На сегодня для меня — одно из красивейших мест, которые я видела.

По заливу плавают джонки — специальные лодки, на которых возят туристов. Затем делают остановку и дают возможность пересесть в обычную лодку, которой управляют люди, живущие вблизи бухты Ха Лонг. Удивительно, но все они — женщины, ни в одной лодке не было мужчины, который «катал» бы туристов.

Мы проплывали вблизи этих огромных скал и островов, подплывали под пещеры и наслаждались видом и мощью этой красоты. Просто дух захватывает от того, насколько притягательна сила природы в том месте. Сегодня мне кажется, что только ради этого дня стоило преодолеть это огромное расстояние между Беларусью и Вьетнамом.

Одна из пещер в этом живописном месте

Хотя люди во Вьетнаме живут довольно бедно, я бы не назвала Ханой дешевым городом. Возможно, потому что это все-таки столица и туристов там огромное количество в любое время года, даже невероятно жарким и влажным летом. Местная валюта называется донг, и чаще всего стоимость покупок исчисляется несколькими тысячами донгов: например, один доллар — это почти двадцать две тысячи донгов. На эти деньги можно купить два ананаса у продающей фрукты на улице местной жительницы. Немного, в общем.

Метро в Ханое нет. Несмотря на масштабы города и количество населения. Есть автобусы и сервис передвижения под названием Grab. Это такой аналог Uber, только сугубо вьетнамский. На нем можно относительно быстро и довольно недорого перемещаться из точки А в точку Б, при этом на ваш аккаунт начисляются баллы за каждую поездку, которыми впоследствии можно расплачиваться.

Сервис располагает несколькими видами транспорта, от автомобилей разной вместительности до… мопедов. И это, конечно, самый дешевый вариант поездки. Я очень долго не решалась вызвать «таксиста на мопеде», но потом подумала, что должна попробовать этот «чисто вьетнамский» транспорт.

Ко мне подъехал довольно молодой парень в зеленой футболке и в такого же цвета шлеме (фирменный цвет сервиса), уточнил мое имя и адрес, куда нужно ехать. Потом подал мне такой же зелененький шлем и пальцем с длинным ногтем (у мужчин во Вьетнаме очень длинные ногти на руках) проложил маршрут до моей работы в гугл-картах. Я кое-как примостилась за ним, и мы тронулись в путь.

Сказать, что мне было страшно — это не сказать ничего. Я вцепилась в плечи своего «водителя» и просто молилась, чтобы мы быстрее доехали. Он петлял какими-то проулками, наклонялся при повороте и резко тормозил при неожиданной встрече с другими байкерами. При этом руль он держал только одной рукой, а другой листал карту в телефоне, проверяя маршрут. Я даже не могла сказать ему, чтобы он следил за дорогой — он все равно ничего бы не понял! А потом на перекрестке я увидела соседнего таксиста-байкера, и за спиной у него сидела девушка-пассажир с кофе в одной руке и телефоном в другой. Я же надеюсь, что ничего не сломала своему водителю, пока панически цеплялась за него во время путешествия.

В каждом помещении Вьетнама есть религиозный уголок

Еще находясь во Вьетнаме, я поняла, что все-таки это совсем не моя страна и жить мне хотелось бы поближе к Беларуси. И теперь я живу в третьей для себя стране. Но я очень благодарна и рада, что в моей жизни был Вьетнам, такой разный, контрастный, удивительный, шумный и грязный, но все равно один в своем роде. Хотя в Азию в ближайшее время больше не собираюсь…

Третья часть рассказа Анастасии скоро будет опубликована на LADY в рубрике «Наши за границей»

-40%
-50%
-15%
-10%
-10%
-10%
-10%
-15%
-10%
-10%