109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  2. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  3. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  4. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  5. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  6. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  7. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  8. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  9. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  12. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  13. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  14. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  15. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  16. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  17. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  18. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  19. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  20. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  21. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  22. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  23. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  24. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  25. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  26. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  27. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  28. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  29. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников


Галина Лукашевич / Фото: личный архив героини /

Нью-Йорк может с одинаковой легкостью подарить мечту или лишить всякой надежды на ее осуществление. Наша сегодняшняя героиня, уроженка Гомеля 37-летняя Маша Дехеш, искренне полюбила этот город, и он ответил ей взаимностью. О покорении Нью-Йорка Маша рассказала LADY.

Мария с детьми

— Я уехала в США шестнадцать лет назад по программе Work and Travel и некоторое время жила в округе Беркшир, штат Массачусетс. Работала в ресторане: сначала официанткой, потом менеджером. Параллельно училась в колледже. Но мне всегда казалось, что это просто разминка перед чем-то более значимым. К тому же в Беркшире было достаточно наглядных примеров успеха: у многих состоятельных ньюйоркцев и бостонцев там летние дома.

После окончания двух колледжей я решила обосноваться в Нью-Йорке — и закрутилось! Мне удалось получить работу в индустрии моды: я помогала организовывать крупные фэшн-шоу. Нужно было координировать деятельность подрядчиков, принимать участие в создании концепции мероприятия, заниматься распределением бюджета. Было очень здорово иметь дело с талантливыми, амбициозными людьми.

Но все-таки я понимала, что хочу связать будущее с другой сферой: меня всегда интересовала тема защиты окружающей среды. Поэтому я уехала в Лондон изучать экологическое право. И пусть в профессии юриста я вскоре разочаровалась, зато «привезла» из Англии своего будущего мужа. Наше с ним знакомство было банальным: подруга вытащила меня на двойное свидание, которое оказалось судьбоносным.

Мы встречались какое-то время, а потом я вернулась в США. Около года наши отношения проходили проверку расстоянием, а после супруг нашел работу в Нью-Йорке и переехал сюда. Для него это не было проблемой, ведь муж — человек мира: он родился в Иране, детство провел во Франции, некоторое время жил в Канаде, потом — в Англии.

Нью-Йорк — прекрасное место для интернациональных пар. Здесь мы оба смогли почувствовать себя как дома, ведь ни одному из нас не пришлось встраивать себя в какой-то определенный культурный и национальный контекст.

Вернувшись из Лондона в Нью-Йорк, я благодаря связям нашла работу на Уолл-стрит: в сфере покупок и продаж акций. Для меня это не было работой мечты, но, тем не менее, она приносила неплохой доход.

После рождения сына мне дали всего двенадцать недель декретного отпуска. Хотя и этого могло бы не быть. В Америке нет закона, который обязывал бы всех без исключения работодателей предоставлять сотруднику отпуск по уходу за ребенком. Поэтому как только моему сыну Марку исполнилось три месяца, я вернулась на работу. Марк оставался с няней, на которую уходила значительная часть моей зарплаты. Ребенка я видела едва ли пару часов в день, но на мою просьбу поработать один день в неделю из дома руководство отреагировало очень негативно. Справедливости ради скажу, что теперь такое отношение со стороны боссов к молодым мамам встречается все реже.

А тогда, несколько лет назад, поддерживать здоровый баланс между работой и жизнью за ее пределами для меня было сложно. И я сделала выбор в пользу семьи. Сначала меня страшила перспектива замедлиться, но потом я стала получать удовольствие от жизни вне сумасшедшего рабочего ритма.

Спустя два года после рождения сына у меня родилась дочь Софи.

Знаю, многие думают, будто Нью-Йорк не подходит для жизни с детьми. По правде говоря, раньше я и сама так считала. Но теперь мне открылось множество позитивных моментов. Здесь всегда есть чем заняться: в нашем распоряжении лучшие музеи мира!

Нас окружают невероятно интересные, прогрессивные люди, и при этом все они — представители разных культур. С того момента как ребенок начинает говорить, у него в копилке как минимум два языка: родной и английский. В нашем случае — три, так как муж общается с детьми еще и на французском.

В целом же мой быт во многом похож на рутину любой мамы двоих малышей. Утром мне тоже сложно проснуться, собрать всех и выйти из дома по делам. Старшего отвожу в сад (только на 3 часа, так как более длительное пребывание — это дорого), с младшей, как правило, гуляем в парке вместе с другими мамами и их детьми. Иногда заходим в магазин, покупаем все, что нам нужно, а пакеты доставляют домой бесплатно или за минимальные деньги.

Периодически ходим на плавание. Правда, в Нью-Йорке практически нет общественных бассейнов, зато много тех, которые находятся в жилых домах. В один из таких бассейнов — в доме, где живет моя подруга — я и вожу детей. Кроме того, сын занимается в классной танцевальной студии, записаться в которую было очень трудно, и я рада, что нам это все-таки удалось. Так как Марку уже четыре года, по мере возможности прохожу с ним специальные тесты, успешная сдача которых поможет попасть в хорошую школу — здесь очень длинные листы ожидания.

К слову, если бесплатные школы в Нью-Йорке еще можно встретить, то бесплатные детские сады — нет. Например, за посещение сыном сада Монтессори — с 9 до 12 утра, 5 дней в неделю — мы платим 27 тысяч $ в год.

Цены на обучение в частных школах и вовсе начинаются от 40 тысяч $ в год. И это без учета родительских взносов и внеклассных занятий, которые уплачиваются отдельно. Стоимость одного такого занятия варьируется от 50 $ до 100 $. Ребенок моей подруги — классической представительницы Верхнего Вест-Сайда — ходит во второй класс. Его обучение обходится в 55 тысяч $, плюс 7 тысяч $ составляют взносы.

За пределами Нью-Йорка плату за обучение можно смело делить надвое, при этом качество, вероятно, не пострадает.

Как и на все в Манхэттене, цены на аренду жилья довольно высокие. Дешевле 3000 $ в месяц ничего не найти. Чтобы комфортно жить в нашем районе, а не ютиться в клетушке, понадобится выложить за аренду около 6000 $ в месяц. Многие мои знакомые снимают квартиры и за 10 тысяч $, и за 12 тысяч $.

Несмотря на платежеспособность, покупать недвижимость большинство ньюйоркцев не торопится, ведь даже если квартира находится в вашей собственности, вам все равно придется платить ежемесячные жилищные взносы (от 1,5 тысяч $). К слову, средняя стоимость однокомнатной квартиры на Манхэттене — 1 миллион $.

Мы с семьей снимаем маленькую (по нью-йоркским меркам) двухкомнатную квартирку — 65 кв.м. В то же время находится она меньше чем в квартале от Центрального парка — лучшее расположение трудно представить.

Что касается расходов на еду, то они варьируются в зависимости от того, придерживаетесь вы принципов здорового питания или нет. Если питаться бургерами и жареной картошкой, то 200−300 долларов в месяц вполне хватит.

У нашей семьи на еду уходит в среднем около полутора тысяч долларов в месяц. Покупать органические продукты в Америке действительно дорого. Особенно если ходить за покупками в небезызвестный Whole Foods («Хол Фудс» — американская сеть супермаркетов, специализирующаяся на продаже органических продуктов питания). Что-то я покупаю на воскресных фермерских рынках. Что-то заказываю через специальные приложения: например, коробка овощей стоит 25 $. В мае есть возможность приобрести абонемент за 600 $-700 $ - и ферма раз в неделю в течение нескольких месяцев будет поставлять вам свежие овощи.

Вообще, сервис в Нью-Йорке, пожалуй, самый лучший в мире. Что угодно можно купить в один клик, при этом быть уверенным, что вам максимально быстро это доставят. Несмотря на время суток и погодные условия.

Обслуживание в ресторанах вообще выше всяких похвал. Скажем, если попросить, чтобы в выбранном вами блюде заменили большую часть ингредиентов — это сделают. Если вы считаете, что блюдо недостаточно хорошо приготовлено или оно вам просто не понравилось — как правило, платить за него не придется.

Хотя если говорить о сфере красоты, то Америка в целом и Нью-Йорк в частности проигрывают странам Восточной Европы. Но я не очень переживаю по этому поводу: уехав из Беларуси в 21 год, я не успела привыкнуть к регулярным салонным процедурам.

Например, маникюр и педикюр предпочитаю делать сама. Не потому что дорого, а потому что мне это удается лучше, чем местным мастерам. Но вот в чем я не могу себе отказать, так это в профессиональном уходе за волосами: раз в месяц хожу в салон, чтобы подкрасить корни волос — это обходится мне в 110 $. Кстати, в Нью-Йорке есть так называемые dry bars — места, где просто моют и сушат волосы. Возможность не мыть голову самой стоит около 30 $.

В целом ухоженность женщины в моем мире не связана с перманентным макияжем, нарощенными ресницами или вычурным маникюром. Она, скорее, определяется чувством стиля: в одежде, в интерьере, в организации досуга, в привычках и поведении, наконец. Я сейчас говорю прежде всего о жительницах Верхнего Вест-Сайда — района, который наверняка знаком каждому по многочисленным фильмам и сериалам. Взять хотя бы легендарный «Секс в большом городе».

Кстати, на улицах Манхэттена запросто можно встретить знаменитостей. Я как-то видела Мэг Райан и Натали Портман. Или вот в магазине наткнулась на Мэла Гибсона, выбирающего подгузники. В кафе рядом с моим домом почти каждый день обедает Мэтт Диллон. А с менее известной за пределами США актрисой Кэрри Вашингтон я знакома лично благодаря тому, что наши дети ходят в одну группу в детском саду. Но к такому звездному соседству большинство нью-йоркцев привыкли и потому реагируют очень адекватно: никто не набрасывается на известного человека с просьбой дать автограф или сфотографироваться.

Увидеть Нью-Йорк, безусловно, стоит. Лучше всего приезжать сюда в апреле — когда все в цвету — или в октябре, чтобы насладиться яркими красками осени. А вот летом тут буквально нечем дышать: невыносимая жара в сочетании с высоким уровнем влажности выгоняют ньюйоркцев подальше от города.

В первую очередь я бы рекомендовала отправиться в район DUMBO (Down Under the Manhattan Bridge Overpass — «Под Манхэттенским мостом») — пристанище художников, дизайнеров и галеристов. Оттуда пройтись по Бруклинскому мосту до Манхэттена. И непременно побывать в Вест-Виллидж, где, в отличие от большинства районов Нью-Йорка, оживленность сочетается с уютной атмосферой, которую создают очаровательные, будто построенные в качестве декораций улочки.

Я очень люблю Нью-Йорк. В особенности за людей, знакомство с которыми мне подарил этот город. Вообще, считается, что по сравнению с другими американцами ньюйоркцы недружелюбные и даже грубые. Это не так. Просто здесь все происходит очень быстро. И если кто-то (в частности, туристы) нарушает заданный темп, это злит ньюйоркцев. Честно говоря, когда я провожу какое-то время вне города, а потом возвращаюсь сюда, поначалу у меня перехватывает дыхание от этой запредельной скорости. Но потом я снова привыкаю к бесконечной, неисчерпаемой энергии города, которая не только истощает, но и подпитывает.

Здесь ты в любом случае находишься в гуще событий. Ведь все самое интересное сначала появляется здесь, а потом, как круги по воде, расходится по всему миру. Так что, если центр мира и существует, то имя ему Нью-Йорк.

-10%
-10%
-5%
-20%
-10%
-5%
-50%
-20%