• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: личный архив героини

Вчера мы опубликовали первую часть рассказа белоруски Татьяны Писарчук о том, как она решилась на переезд во Вьетнам и приноровилась к местной ментальности. Сегодня — вторая часть истории о вьетнамской медицине, образовании, традициях и ценах.

— Медицина во Вьетнаме платная вся, просто есть сильно платная и несильно платная. (Улыбается.)

У моей семьи есть страховка, по ней мы посещаем клиники, где врачи говорят по-английски, а если не говорят, то клиника дает переводчика. Пару лет назад со спортивной травмой плеча я случайно попала в клинику, куда обращаются обычные вьетнамцы. Такое чувство, что я побывала на войне. Людей — толпы, все лежат в коридорах, стонут, жара невыносимая… У врачей нет отдельных кабинетов, они принимают по 5 человек параллельно, никакой приватности, скорость приема быстрее скорости света, потому что это просто конвейер из людей, которым надо срочно помочь… Те еще впечатления.

Что касается образования… Я не знаю, что и как учат вьетнамцы в школе. Мои друзья говорили мне, что хорошую школу найти сложно. В классах до 50 человек. Дети чему-то учатся весь день, а чему — неизвестно. В последнее время были случаи разоблачения насилия в школах, когда учителя били учеников, унижали их и жестоко обращались.

Работа учителя считается социально «престижной», поэтому получить ее сложно. Говорят, что честного конкурса нет, но есть взятки…

Мои дети ходят в международную школу. Это совершенно другая система. Обучение происходит по системе IB (международный бакалавриат), наша школа UNIS Hanoi лидирует по Азии. Мы единственные белорусы в школе уже шестой год. В нашей школе 1200 детей из 60+ стран.

В школе есть проекты, направленные на развитие национальной идентичности, наши дети тоже участвуют, рассказывая о Беларуси. Мы хотим, чтобы наши дети не теряли связь с Родиной и гордились тем, что они из Беларуси. Вьетнамцам в нашу школу сложно попасть, потому что есть квоты: например, каждая национальность не должна превышать 20% от общего числа учеников. В нашей школе есть лист ожидания для тех, кто хочет в нее попасть. Нам повезло, что мы белорусы — национальность такая редкая, что школа сама была заинтересована взять детей.

Первый год было очень сложно, детям не хватало знаний языка, кроме того, они были очень зажаты. Кроме культурной у них была и климатическая адаптация. Но, надо сказать, учителя и персонал школы сделали все, чтобы им помочь.

Мы думали, дети справятся быстрее, но первый год они «просидели на ковре».

Мы спрашиваем:

— Что было в школе?

— Сидели на ковре.

— А что делали?

— Ай, мама, не знаю, я не понял!

Смешной момент был, когда детей выгоняли во время перемены на площадку (у нашей школы есть огромная площадка для игр), а дочка сидела с книжкой (стеснялась выходить и знакомиться). Учительница сказала ей: «Иди, читать в перерыве нельзя, надо идти бегать и прыгать!». Мы долго смеялись над тем, как это противоположно тому, что считается нормой в белорусских школах.

Оценок в школе нет, никто никого не вызывает к доске. Есть оценка по системе MYP, но результаты ее видят только учитель, родители и ученик. Другие ученики видят только свои результаты и свой прогресс. Для сравнения дается средний балл по школе. Но никто никого не сравнивает прилюдно и не унижает. Это так здорово! Каждый раз, когда я хожу в нашу школу, я выхожу оттуда со словами «офигенная школа».

Правда, все образование в Ханое платное начиная с детского сада, и чем старше дети — тем дороже. В зависимости от запроса родителям надо приготовить от 2000 $ до 25 000 $ в год на ребенка.

Белорусов, как и русских, украинцев и весь постсовок, во Вьетнаме знают и воспринимают дружелюбно. Такое отношение сформировалось благодаря помощи СССР Северу во время вьетнамской войны. По городу до сих пор ездят культовые мотоциклы "Минск" 70-х годов. Многие вьетнамцы в возрасте могут связать пару слов по-русски. Многие делают совместный бизнес с Россией, и российские товары пользуются хорошей репутацией.

Если все культуры делить на два типа (культура кокоса и культура персика), то вьетнамская культура — это культура кокоса. Культура кокоса, кстати, я думаю, свойственна и Беларуси.

В культуре кокоса люди сложно идут на контакт и пускают тебя в свой близкий круг. Но если ты заслужила своими поступками уважение, то скорлупа кокоса раскалывается, и ты наслаждаешься сладким соком — тебя приглашают в гости, дарят тебе подарки, оказывают тебе всяческие почести, тебя любят. В культуре персика (свойственной странам северной Америки и некоторым странам Европы) выходит наоборот: сначала ты ешь сладкую мякоть, и это создает некую иллюзию хороших отношений и близости, но в итоге понимаешь, что тебя никогда не позовут в гости, отпраздновать день рождения или свадьбу.

Во вьетнамской культуре не принято приходить вовремя. В этом плане между местными полное взаимопонимание, у нас же с этим проблемы. Вьетнамцы не ценят время, они могут часами прохлаждаться на строящемся объекте, обедая и отдыхая после обеда, могут не приехать, потому что идет дождь, или приехать поздно вечером, когда ты уже ложишься спать, хотя ты их прождала целый день и уже надела пижаму. И наоборот: доставка онлайн-магазина может три дня подряд названивать в 6 утра только потому, что доставщик рано встает.

И хотя вьетнамцы не ценят ни свое время, ни чужое, они парадоксально измеряют расстояние в минутах. «Твой дом в 40 минутах от моего офиса» или «это всего 15 минут» езды. Мне кажется это странным. Люди, которые неохотно слезают с мопеда у магазина, чтобы потратить две минуты на покупку, могут часами сидеть около дороги, распивая чай или кофе.

Выбор транспорта в Ханое, в принципе, такой же, как и в любой другой стране — это личный транспорт, такси или автобус. Метро здесь нет, и построено оно будет еще не скоро.

На автобусах я ездила дважды, первый раз это было в июле (самый жаркий месяц в Ханое). Сели мы с детьми в автобус, дальше помню как в тумане: в автобусе стояла 40-градусная жара, автобус ехал со скоростью 12 км/час около 50 минут. Дети тогда были еще маленькие, сначала ныли, но потом быстро обессилели и заснули.

Через неделю я арендовала мопед. Мопеды во Вьетнаме — основное средство передвижения. Я уже шестой год вожу Yamaha Nouvo — один из самых популярных автоматических мопедов в Ханое. Сейчас подо мной третий по счету, двое других уже убиты в поездках. Езжу я много, бывает и по 100 км в день по городу. За 5 лет суммарно я проехала более 50 000 км по Ханою. На мопеде я перевозила все — детей, стулья, стол, коробки, ящики с пивом, банки, корзины. Говорят, нет такого, чего не может перевезти вьетнамец на мопеде. Подтверждаю: возможности мопеда ограничены только фантазией перевозчика.

Движение на дорогах просто ужасное, и ему нет никаких оправданий. Многие говорят, что это особенность и надо просто привыкнуть. Во Вьетнаме я научилась быть на пике внимания и сканировать дорогу на 360 градусов. Я научилась игнорировать дорожные знаки (на улице с односторонним движением все равно все едут по встречке), я научилась ускоряться на красный свет (после того как меня чуть не впечатал в асфальт грузовик, который ехал за мной и не собирался останавливаться на красный). Я научилась понимать, кого пропускать, а кого — нет. После 7 вечера на улице полно пьяных за рулем мопедов и машин, лучше свернуть с дороги, чем оказаться под колесами. Во вьетнамских газетах я видела информацию, что на дорогах Вьетнама погибает 1 человек в час. В один такой час несколько лет назад погибла моя подруга.

Здесь пьют и водят, и никто не задается вопросом, что в этом ненормального. Садятся на мопед и едут, когда не могут уже идти — такое тоже бывает. Недавно ехала домой и увидела, как пьяный в дрова вьетнамец сбил другого, но был очень недоволен — снял туфли и бросал их в полицейского, орал матом на всю улицу и порывался уехать на мопеде, но был так пьян, что все промахивался, когда пытался сесть на него.

В целом такие прилюдные скандалы — большая редкость. Во вьетнамской культуре есть такое понятие, как «потеря лица». Это стыдный поступок, который стал известен кругу лиц. Например, воровать мобильник в принципе не стыдно. Но если вора поймали и публично пристыдили, то очень стыдно. Поэтому вьетнамцы будут врать, как дети, до последнего, чтобы не признать свою ошибку, и если ты не хочешь испортить отношения, то надо им подыграть (дождь виноват в том, что течет крыша, а не в том, что рабочий ее плохо починил; подрядчик не выполнил свою договоренность, потому что очень спешил, а не потому что ленивый и не слушал указания; цена выше, потому что забыли переклеить ценники, а не потому что продавец захотел обмануть иностранца).

Первый год меня это очень бесило, я помню, что планерки с сотрудниками моей компании были похожи на беседы в детском садике. Одни жаловались на других, третьи выдумывали причины своих опозданий и косяков — одним словом, дурдом. Врали прямо в глаза. Потом я как-то привыкла и стала по-другому строить диалоги, которые исключают двойной смысл. Это, на самом деле, очень утомительно и энергозатратно — общаться со взрослыми людьми, как с маленькими детьми. Через какое-то время я нашла несколько классных работников и просто стала им платить больше, накидывая за ум и скорость.

Ханой — известная остановка для гурманов, занимающихся фуд-туризмом. Не зря здесь любил бывать Энтони Бурдейн. Вьетнамская кухня мне нравится, но ем я ее редко, потому что мне не нравится пищевая гигиена во вьетнамских заведениях. Зачастую кафешки выглядят очень грязно, а если кафе выглядит грязно, значит, там и есть грязно, без вариантов. (Улыбается.)

Я стараюсь насчет еды не очень заморачиваться, готовлю под настроение, сейчас уже и дети сами начинают готовить. Если лень готовить, заказываю через специальное приложение vietnammm. У нас есть любимый индийский ресторан, из которого мы заказываем еду, но в котором никогда не были. Корейское барбекю, японская раменная, бургеры, пицца, мексиканские тако, испанские тапасы, египетский халяльный ресторан, морепродукты на гриле, веганская кухня, аргентинский стейк-хауз, французская традиционная кухня, выпечка и десерты — в Ханое есть где разгуляться в плане гастрономических приключений. Сейчас самое любимое мое заведение — это японская пиццерия Pizza 4ps. Это совершенно какой-то космический фуд-фьюжн с невероятным вниманием к клиентам. Например, посуда, в которой подаются оливки, имеет выемку для косточек. Всем, кто посещает Вьетнам, я рекомендую посетить одно из их заведений, не пожалеете.

Из вьетнамской кухни я рекомендую попробовать суп фо, вьетнамцы говорят, что «правильно» его варят только на Севере Вьетнама. Еще Bánh xèo — это такой вьетнамский омлет, bò bía — уличный десерт из кокоса. Я постоянный потребитель Cơm — это такой вьетнамский обеденный буфет за 2 $ с рисом, продается везде в промежутке между 12.00 и 14.00. Мне больше нравится веганский вариант, потому что там много продуктов, которые я люблю — зеленые овощи, грибы, тофу.

Между приемами пищи вьетнамцы пьют кофе. Кофе почему-то всегда приносят с чаем. Первый раз я была очень удивлена и все объясняла официанту, что я не заказывала чай. Теперь привыкла, всегда беру вместе чай и кофе. Недавно в самолете "Аэрофлота" попросила и то, и то — стюард очень удивился.

В семье все держится на женщине. В вьетнамской духовности существует образ Святой Матери (Thánh Mẫu), которую называют началом жизни и всего народа. В вьетнамском фольклоре известен миф об Отце Лак Лонг Куане и Матери Ау Ко. Последняя родила сто яиц, из них и вылупились предки современных вьетнамцев.

Улицы в разных городах Вьетнама носят имена Ау Ко и Лак Лонг Куана, эта способность смешивать современность и мифологию меня всегда умиляла во вьетнамцах. Это если бы мы называли улицы именами языческих богов и мифических существ.

Сильных женщин во Вьетнаме называют «сестрами Bà Triệu», в честь знаменитой своими победами над китайцами военачальницы III века. Женщины много работают, на них — хозяйство и забота о детях и стариках. Мужчины во Вьетнаме, на мой взгляд, особо не напрягаются, выбирая из нескольких доступных развлечений — спорт (футбол, теннис), пиво и женщины. Есть такая поговорка: узнать, сколько у мужчины детей, можно только на его похоронах, когда туда приходят все его женщины и отпрыски.

Детей воспитывают довольно строго, хотя с маленькими нянчатся все вместе (носят на руках, кормят до 6 лет с ложечки, все прощают и все разрешают). С подростками обращаются строго, не отпускают на свидания и не говорят о сексе. Из-за этого подростки часто записываются в разные волонтерские организации, чтобы у них была причина проводить время вне дома друг с другом.

Самые крутые, с точки зрения подростков, организации, которые подразумевают поездки в другие города — значит, будет возможность проводить много времени наедине с тем, кто нравится. Сексуальное образование — на зачаточном уровне: недавно писали, как мальчик с девочкой попали в больницу, потому что при сексе использовали для защиты полиэтиленовый пакет. В зрелом возрасте лучше становится ненамного, тема секса для вьетнамцев — табу.

Даже в зрелом возрасте вьетнамцы живут с родителями. В одном доме живет 3−4 поколения: чем старше член семьи, тем ниже он живет. На первом этаже всегда будут жить прародители, младшие дети будут жить на самом высоком этаже. Эта традиция обусловлена комфортом: чем ниже, тем удобнее и прохладнее. Старших во Вьетнаме очень уважают, относятся к ним с почтением и заботой. На семейном совете последнее слово всегда остается за старшими.

В доме обязательно есть алтарь, где приносят подношения духам. Вьетнамцы следят за лунным календарем и делают подношения в соответствии с лунными праздниками. Чтобы узнать, в какое место поставить алтарь, вызывают специального человека — так называемого специалиста по фэншую и духам. Он дает указания по установке алтаря и оценивает в целом обстановку в доме (все ли по фэншую), за что получает конверт с деньгами. Хорошая новость состоит в том, что плохие прогнозы можно всегда превратить в нейтральные, увеличивая толщину конверта. (Улыбается.)

Алтарь есть даже на крупных предприятиях. Мне рассказывали историю: один крупный завод запускал новый сорт напитка. Было очень важно быстро наладить дистрибуцию. Что в это время делал отдел продаж, думаете, объезжал клиентов? Неправильно, отдел продаж молился у алтаря. Алтарь ставят даже в чистом поле во время съемок рекламного ролика. Я как-то спросила одного знакомого, верит ли он в духов, он сказал, что нет, но потом подумал и добавил: «Но подношения на алтарь я все равно делаю, мало ли».

Из странных и страшных ритуалов: во Вьетнаме есть традиция выкапывания костей покойников. Через 2 года после смерти кости выкапываются, моются и закапываются назад. Детали ритуала я не знаю, но знаю людей, которые это делали.

Странные ритуалы также связаны определенными «мужскими» продуктами «для потенции», например, поеданием собачьего мяса или змеиного сердца в определенные дни лунного календаря. Это, конечно, просто ужас и кошмар для всех любителей животных. Хорошо, что молодое поколение отвергает эти ритуалы из-за бессмысленной жестокости, которая за ними стоит. Подружка моей дочери рассказала, что отказалась от участия в семейных застольях, где их семья ест собак.

Есть и замечательные праздники, связанные с лунным календарем, например Новый год, он же Tết. Это самый любимый праздник во Вьетнаме. Люди начинают готовиться за месяц, чистить и чинить свои дома, завершать дела, покупать красивые цветущие ветки персикового дерева, дарить друзьям и родственникам красные конверты с хорошими пожеланиями. В это время Ханой расцветает яркими красками и становится по-хорошему сумасшедшим.

Всем любознательным людям и неравнодушным путешественникам я очень советую посетить Вьетнам. Во-первых, потому что это одна из самых красивых стран на земле. Такого разнообразия в плане пляжей, пещер, гор и рисовых террас в мире очень мало. Во-вторых, здесь живут самые улыбчивые и добродушные люди. Да, иногда вам будет казаться, что они просто издеваются. Но, поверьте, в большинстве случаев они просто очень стараются помочь.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Обязательно съездите в бухту Халонг и поплавайте на рассвете среди скал, посетите дворец императора и поужинайте крабами в гастрономической столице Вьетнама — городе Хуе. Вернитесь на 500 лет назад, прогулявшись по древнему городу Хой Ан. Посмотрите на кофейные плантации, сверчковые фермы и горные водопады в напоминающем Францию городе Далат.

Также из Вьетнама легко улететь в любую страну региона, взяв AirAsia или VietJet. Полеты в Бангкок или Куала-Лумпур стоят в районе 40 $, примерно то же самое, что и поезд Минск — Вильнюс. Люди летают самолетами очень часто, и самое интересное — это встречать знакомых из Ханоя в Таиланде, Лаосе или Камбодже.

-10%
-30%
-19%
-35%
-10%
-10%
-15%
-50%
-10%
0063385