Кристина Никанович / Фото: личный архив героини /

Ингу Павлюченко можно назвать смелой девушкой. Ей 26 лет, и 3 года назад она уехала строить свою новую жизнь в Германию, не зная ни языка, ни того, чем будет заниматься в новой стране.

В Германию нельзя не влюбиться, когда узнаешь, какой высокий там уровень жизни, но есть и то, что заставляло девушку собирать чемоданы и думать о возвращении домой. Инга честно рассказала, каково быть приезжим в столице юго-западной Германии — Штутгарте.

«Я штурмовала страну мечты со словарным запасом в три слова…»

— Мою историю надо начать с родителей, которые прожили 10 лет в Германии. Папа был военным, а мама — медсестрой в госпитале. Я родилась в Германии, но все-таки считаю себя белоруской, ведь росла в родном Борисове.

Сколько себя помню, всегда мечтала много путешествовать, но с Германией у меня была особая связь, возможно, из-за знания, что я оттуда родом. Мне хотелось узнать немецкую культуру, увидеть города. Тем более что у меня было много друзей из Германии и они часто звали в гости. На пятом курсе я все-таки приняла приглашение, и эта поездка стала переломным моментом в моей жизни.

Вернувшись домой, я получила диплом юриста и поняла, что больше меня в Беларуси ничего не держит, поэтому в скором времени начала оформлять визу. Тогда вся моя жизнь поместилась в один чемодан. Если бы мне лет 10 назад сказали, что я буду жить в другой стране, назвала бы этих людей сумасшедшими. Но вот уже три года я живу в Германии и не жалею о выборе.

Родители меня поддержали: они всегда были за реализацию возможностей и получение опыта.

Я уехала в Штутгарт, потому что там у меня была подруга. Я не планировала оставаться там жить, моей целью было выучить язык. И это — самое тяжелое испытание, ведь я штурмовала страну мечты со словарным запасом в три фразы: «Guten Tag» (здравствуйте), «auf Wiedersehen» (до свидания), «Entschuldigung» (извините). Я стояла на железнодорожной платформе и не понимала, куда идти. В магазинах выбирала продукты наугад, а покупка проездного билета доводила меня до истерики, но я все равно считаю, что выучить язык легче, когда находишься среди его носителей.

Как только я приехала в Штутгарт, начала искать курсы языка. Город находится на юге Германии, а как известно, юг Германии — дорогой. Курсы обошлись мне в 400 евро. Я ходила на них каждый день почти три месяца. Буквально в это же время у меня закончилась виза, и я вернулась домой.

Останавливаться на достигнутом не собиралась, и по приезде в Беларусь опять подала документы на оформление визы. У меня было два отказа, но третья попытка оказалась удачной. Через несколько месяцев я стояла с багажом в городе Ульм. Там я нашла работу секретаря в филиале Mercedes. Условия были более чем отличные: жилье предоставляла компания и они же оплачивали мои языковые курсы. Я проработала там год и за это время влюбилась в этот маленький баварский город. Прекрасные парки, природа, тишина и спокойствие — вот как я вижу Ульм. Там не было бешеного ритма жизни, как в Штутгарте, в который я в итоге вернулась.

Штутгарт — промышленный центр Германии, где все живут в достатке. Если вы сюда приедете, обязательно посетите музеи Mercedes-Benz и Porsche. Сама побывала там недавно, осталась в полном восторге.

«Если у тебя маленькая заработная плата, ты получаешь социальную помощь от государства…»

В Германии очень высокие пенсии, качество медицинского обслуживания, образование. Немцы могут с легкостью поехать отдохнуть на выходные в другую страну, ведь стоимость билета в соседние государства составляет 5 евро. У них есть возможность постоянно путешествовать — это то, о чем я всегда мечтала.

Нижняя планка по зарплатам — 900 евро. Но все зависит от того, кем и где ты устроишься. Немцы делят свои зарплаты на две части: брутто и нетто. Первое — это зарплата без вычета налогов, второе — чистый доход. Если у тебя маленькая заработная плата, ты получаешь социальную помощь от государства: оплату страховки или проездного билета.

Немцы очень толерантный народ. Тебя никто не будет судить за религию или цвет кожи. Все понимают, что есть приезжие с образованием, которые хотят развиваться и вкалывать, а есть те, кто сидит на площади и попрошайничает, получая социальную помощь.

Германия уже давно стала межкультурной страной, и чистокровные немцы — большая редкость. Немецкая толерантность касается и инвалидов. Например, люди с синдромом Дауна получают высшее образование и находят работу по своим силам и возможностям.

«Пенсия в Германии — это лучший период в жизни немца»

Система высшего образования — это основа высокого уровня жизни немцев. Из 20 человек, поступивших на юрфак в Германии, через 6 лет выпускаются только 4. Если завалил экзамен, дается один шанс пересдать. Если не получается, тебя отчисляют. И ты не можешь поступить учиться на юриста во всех учебных заведениях Германии. Жестко? Да, зато специалисты — действительно специалисты и зарплаты у них соответствующие.

Во время учебы ты можешь брать год практики, даже если учишься на врача. Операции делать тебе никто не даст, но наблюдать разрешается. Так человек определяется с профессией, со своим местом в обществе и добивается высоких результатов. Именно поэтому немцы лидируют во многих сферах деятельности.

В Минске я окончила юрфак, но не хотела бы еще 6 лет потратить на учебу даже здесь. Да и юриспруденция перестала меня интересовать. В сентябре я иду учиться на менеджера в социальной сфере в университет Штутгарта. Продолжительность обучения — три года.

Сейчас я работаю организатором мероприятий в гостинице, где большинство приезжих — пенсионеры. В Беларуси наши пенсионеры могут позволить себе поездку на дачу, а пенсия в Германии — это лучший период в жизни немца. Пенсионеры — богатые люди, у них дорогие машины, они часто путешествуют, едят в ресторанах. Если у тебя нет детей, ты можешь жить в доме престарелых, где твою комнату смело можно сравнить с номером в пятизвездочном отеле. Считается, что люди это заслужили, потому что упорно работали. Обидно за наших людей, ведь работают они не меньше, но их пенсия — это еще одна борьба за выживание.

«Вкус картошки тоже отличается: наша вкуснее»

Германия — страна бюрократии. Нельзя просто прийти и купить проездной: надо обязательно заключить договор. Нельзя позвонить вечером немцу и позвать погулять, надо договориться за неделю. Ко всем врачам надо записываться заранее, нельзя просто прийти и попросить талончик на этот день. Если ты простыл, то к тебе приходит «домашний» врач и выписывает рецепты и больничный. Даже немцы устают от такого количества бумажек. Моим знакомым пришлось расписаться в Дании, чтобы меньше возиться с документами для заключения брака в Германии.

Зато, несмотря на бумажную волокиту, люди здесь постоянно улыбаются и здороваются с прохожими. Первое время меня это пугало, а теперь сама на автомате говорю «привет».

Больше всего мне не хватает белорусских продуктов. Например, глазированных сырков. Да, я могу их купить в русских магазинах, но стоимость будет намного выше, чем в Беларуси. Но благодаря тому, что Германия — многонациональная страна, тут большой выбор магазинов и можно постоянно экспериментировать с едой.

Если ты покупаешь дешевый продукт, то он, вероятнее всего, некачественный. Мне больше нравится белорусская молочка и мясо, в немецких продуктах сейчас много химии, поэтому в Германии столько аллергиков. Вкус картошки тоже отличается: наша вкуснее. Так что привет всем, кто закупался дешевыми продуктами в Германии.

«Воскресенье — домашний день, или, как я его называю, день тюленя»

Дружить только с немцами — скучно. Они не самая веселая нация. У немцев два любимых занятия: спорт и саморазвитие. Есть в Германии одна традиция, которую я очень люблю: воскресенье — домашний день, или, как я его называю, день тюленя. Кафе и магазины закрыты — город спит. Все отдыхают, независимо от того, уборщик ты, продавец в H&М или директор крупной компании.

Заводят семью немцы ближе к 30. Для девушки родить в 35 — это нормально. В Беларуси, если тебе 23 и ты без парня — к тебе уже есть вопросы. В 30 лет у немца жизнь бьет ключом, а белорус в 30 уже от нее устал. В Германии люди поздно получают профессию. Сразу после школы в университеты никто не рвется. Немцы изучают мир, пробуют себя в разных сферах.

Купить квартиру в Германии нереально, поэтому большинство снимают. Цены на арендное жилье у государства и у частника ничем не отличаются. Еще здесь принято платить залог на случай, если что-то испортишь за время проживания. Все построено на взаимном уважении.

Чтобы получить немецкое гражданство, надо прожить в Германии 7 лет, знать язык на уровне В2 и иметь работу. Только тогда смело можно подавать документы. Славянские девушки любят сокращать это время, выбирая второй путь — замужество.

На самом деле переезд в другую страну — процесс тяжелый и долгий. Спустя три года в Германии я все еще не знаю, что такое стабильность. Это постоянные переживания по поводу продления визы. Несмотря на количество друзей здесь, ты все равно одинок. Хоть мы и росли в одно время, жили-то в разных условиях. Что для немца — обыденность, для меня — очередное испытание. Первый год жизни здесь мой чемодан был всегда на виду, я собирала вещи почти каждую неделю, но потом разговаривала с родителями, смотрела на пройденный мною путь и продолжала двигаться дальше. Если человек не ладит с самим собой, он сломается в первые же два месяца и вернется домой. Я говорю за себя, но, думая о жизни в Беларуси, понимаю, что за три года не добилась бы того, чего добилась здесь.

-35%
-50%
-20%
-25%
-15%
-60%
-25%
-10%