• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  2. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  3. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  4. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  5. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  6. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  7. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  8. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  9. Вот что Apple показала на своей первой презентации года
  10. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  11. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  12. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  13. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  14. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  15. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  16. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  17. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  18. СМИ сообщают о выходе нескольких клубов из Суперлиги
  19. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  20. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  21. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  22. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  23. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  24. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  25. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  26. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  27. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  28. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  29. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  30. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса


Ксения Тарасевич / Фото: личный архив героини /

Екатерина Лысенок практически половину своей жизни живет за границей. Девушка родилась в Поставах, а жила в США, Литве, Новой Зеландии и в Ирландии. В беседе с LADY Екатерина рассказала о своих путешествиях по миру, работе в Google и проекте, который поможет белорусским подросткам.

«После года в США завалила на экзаменах русский язык — я же на нем не говорила»

— Я родилась и выросла в Поставах. В одиннадцатом классе уехала по программе обмена FLEX в США на год. Целый год я жила в американской семье, оканчивала американскую школу. Когда приехала домой, сдала экстерном экзамены за 11 класс. У меня были долгоиграющие планы: хотела поступить в МГЛУ.

Но после года в Америке я не смогла поступить на бюджет: завалила русский язык — я же на нем не говорила. И в итоге пошла учиться в частный университет на факультет международных отношений, потому что там было лучшее предложение по оплате.

В Беларуси я проучилась год, а потом уехала в Клайпеду, где училась в LCC. До сих пор с теплом вспоминаю этот период жизни. Вся учеба была на английском, все преподаватели — из Канады и США. Сразу же после выпуска я пошла работать в международную компанию в Вильнюсе, которая занималась рыночными исследованиями. В Литве я прожила два года, позже уехала в Ирландию, а после нее — в Новую Зеландию. Но сейчас мы с мужем снова вернулись в Ирландию.

«Можно сказать, что у нас с мужем жизнь на колесах»

— На первой работе я познакомилась с мужем, и теперь мы путешествуем по миру вместе. У нас уже разработан целый план действий. Всегда есть агент разведки — человек, который переезжает первым. (Улыбается.)

Кто-то находит новую квартиру, минимально организует быт. А второй или вторая остается в прошлой стране, распродает вещи, закрывает счета. Так мы делали по очереди несколько раз.

У меня белорусское гражданство, и это существенно усложняет процесс переезда. Например, мои паспорта заканчиваются из-за штампов и виз примерно раз в полтора-два года. Учитывая, что мы не можем их поменять онлайн, мне приходится каждый раз приезжать домой.

А еще мне всегда нужно подаваться на визу, вид на жительство. Сложностей хватает, но нет ничего невозможного.

Бывало, что меня не брали на работу из-за моего гражданства. Такие причины никогда официально не озвучивались, но я понимаю работодателей из Евросоюза, которым намного проще найти кого-то из ЕС, чем преодолевать дополнительные барьеры и платить налоги.

Корпорации, как правило, более готовы к таким процессам, чем маленькие компании. И если вы идеальный кандидат на должность, вас с большой вероятностью возьмут, несмотря на бюрократические проволочки.

Чаще всего получается, что в каждой стране мы живем около 2 лет. Можно сказать, что у нас жизнь на колесах, но, мне кажется, это интереснее, чем жить без колес. (Смеется.)

Возможно, нам захочется где-то осесть: например, в Ирландии хочется пожить подольше. Но вдруг нас ожидают новые возможности?

Обычно мы с мужем переезжаем, когда чувствуем, что на этой работе достигли потолка и надо искать что-то новое.

Например, я довольно быстро «наелась» корпоративной культурой Google, поняла, какие требования предъявляются к работникам и что нужно делать, чтобы быть здесь успешным. Тогда я решила взять перерыв — и мы с мужем уехали в Новую Зеландию.

Там я работала в международной компании-издательстве Firefax Media (у них много телеканалов, газет и онлайн-медиа). А потом меня переманили в Yahoo NZ. (Улыбается.)

В Ирландию мы вернулись, потому что за 2 года жизни в Новой Зеландии уже напутешествовались по стране и поняли, что не хотим здесь оставаться. Мы получили все, что хотели от жизни в этой стране. По возвращении я снова вернулась в Google.

Ирландия и Новая Зеландия очень похожи. Они, мне кажется, конкурируют между собой даже в оттенках зелени. Новая Зеландия больше травянисто-зеленая, а Ирландия — изумрудная. (Улыбается.)

Что касается ментальности людей, трудно обобщать. Но у меня сложилось впечатление, что и в Ирландии, и в Новой Зеландии люди очень расслабленные. Они любят жизнь, любят проводить время на свежем воздухе. В обеих странах очень популярно жить в частных домах за городом и ходить пешком по красивым маршрутам, ездить на рыбалку и жарить рыбу на барбекю.

«В Google свой микрокосмос»

— Попала я в Google просто: зашла на сайт Google Careers. Там есть поле «Найти работу». Подбираешь подходящую вакансию, подаешь заявку — и, если ты подходишь, с тобой связываются и проводят интервью. Могут связаться по мессенджеру, а могут пригласить на собеседование в Дублин. Я, например, в первый раз летала в Дублин. Компания оплачивает всю поездку. И такие условия для всех, не только для топ-менеджмента.

Моя должность называется «старший специалист по работе с клиентами». Если проще — я, по сути, работаю продавцом. Консультирую клиентов по технической реализации их рекламных кампаний, объясняю, каким продуктом воспользоваться, чтобы получить максимальные результаты от рекламы.

В свой первый раз в Google я работала с клиентами из балтийских стран, с Беларусью и Казахстаном. Сейчас — с английским рынком, и у меня много командировок в Лондон.

График работы с девяти до шести с часовым перерывом на обед. Но при этом все понимают, что ты взрослый человек и будешь делать свою работу хорошо. Если мне сегодня по графику было бы удобнее прийти в семь утра, то я прихожу в семь утра. И ухожу, соответственно, раньше. В любом случае работа интенсивная, задач много, и 8 часов рабочего времени ты отрабатываешь от и до.

Интересный факт: на работу можно приходить со своими собаками. Им даже оформляют специальные пропуска в офис. Всегда можно сделать перерыв на «погладить чьего-то дружелюбного пса». А это даже лучше чашки кофе. (Улыбается.)

В Дублине находится европейская штаб-квартира Google, здесь ведется бизнес на европейских, африканских и ближневосточных рынках. Сложно определить доминирующую в офисе нацию, но это точно не ирландцы. В офисе можно услышать до 70 языков, это свой микрокосмос. Я, можно сказать, живу не в Ирландии, а живу в Google в Ирландии.

Могу сказать по своему опыту: чтобы попасть на работу в Google, нужно, во-первых, этого хотеть. Во-вторых, помогает, если у тебя есть соответствующий опыт. Когда рассказываете о своих достижениях, предоставляйте факты. Если говорите, что вы лучший продавец в Беларуси, добавляйте, что выиграли конкурс и у вас продажи последние три года — 200%.

Я не могу сказать, что рабочая этика в разных странах чем-то отличается. По крайней мере мой подход к работе остается одним и тем же. И раз меня нанимают, в том числе повторно, значит, компанию мой подход устраивает.

А подход такой: приходить на работу вовремя, делать ее хорошо и всегда выполнять то, что обещаешь. А еще — сотрудничать со своими коллегами. Мне это дается несложно, потому что я люблю свою работу.

«Ирландцы и белорусы — братья по картошке»

— Ирландцев и белорусов объединяет очень сложная история. У простых ирландцев, которые живут в сельской местности, непростая жизнь до сих пор. Наверное, они тоже немало выпивают и стараются свести концы с концами.

Ирландцы очень любят картошку. Когда я говорила, что картошка — это национальное блюдо в Беларуси, мне не верили. Ирландцы известны среди своих соседей любовью к картофелю. Поэтому я часто говорю, что мы братья по картошке. (Смеется.)

Что сами ирландцы знают о Беларуси? Раньше была программа, благодаря которой дети из чернобыльской зоны приезжали сюда на оздоровление. Я встречала многих ирландцев, у которых такой ребенок жил. Когда ты говоришь «я из Беларуси!», тебе часто отвечают: «Да, знаю, вот у меня девочка Настя оттуда жила». (Улыбается.)

У меня очень хорошие впечатления об ирландцах как о людях, с ними легко подружиться.

В Ирландии большие семьи. Четыре ребенка — это нормально, а у поколения сверстников наших родителей в семьях — и по 8 человек.

В стране до сих пор чувствуется сильное влияние католической церкви. Недавно в Ирландии провели референдум по изменению законодательства по абортам — их легализовали только сейчас.

Я не так долго живу в Ирландии, чтобы делать точные выводы, но, мне кажется, Дублин сегодня очень сильно меняется. Здесь много европейских штаб-квартир технологических компаний: Google, Twitter, Facebook, LinkedIn. Очень много стартапов и молодых профессионалов, которые снимают квартиры и тратят деньги на развлечения. Страна отходит от экономического кризиса 2008 года, активно идет стройка, открываются рестораны и кафе… Конечно, пабы здесь всегда были, есть и будут. Есть местная шутка, что в Дублине 700 церквей и 800 пабов. (Смеется.)

Но вместе с тем Дублин сохраняет красоту маленького города. Если в Лондоне у людей нет времени на улыбку и никто на тебя не смотрит, то Дублин… Он такой «павольны», очень комфортный для жизни.

Сейчас мы живем рядом с Дублином, немного за городом, в рыбацкой деревне. И дорога до работы занимает у нас 18 минут на поезде. Это считается «ооочень далеко» для местных гуглеров, потому что обычно работники Google живут в 8−10 минутах от офиса пешком. Но мне очень важно после работы отдохнуть, проветрить голову, настроиться на другие занятия.

«Хочу сделать что-то для белорусских подростков из провинции»

— Мне бы очень хотелось что-то сделать для белорусских подростков из провинции. Это личная история: я же сама была тем самым белорусским подростком из провинции. Мне все время очень не хватало советов, профессиональной поддержки взрослого. Все постигалось путем проб и ошибок.

В Новой Зеландии я познакомилась с наставнической программой для молодежи. Она построена на концепции менторства. Есть пул менторов, и есть пул детей от 9 до 17 лет, которые общаются между собой. Ментор — это пример взрослой модели в жизни, успешные в самых разных сферах люди.

И я бы хотела создать такую программу у нас: помогать подросткам встречаться с успешными белорусами. Чтобы они могли задать вопрос и получить поддержку, мотивацию, поделиться секретами, создать план действий, сформулировать цели в учебе, профессии, жизни в целом.

Этот проект будет полезен не только подросткам, но и менторам. Чем старше ты становишься, тем больше тебе хочется поделиться чем-то полезным.

Сейчас я общаюсь по этому поводу со школами, родителями, смотрю, как реагируют люди и какие вопросы у них возникают. Ведь концепт менторства для Беларуси новый, особенно в провинции. Предполагается, что этот проект мы создадим под шефством школ, но пока есть много организационных вопросов.

Мне помогает развивать концепт группа белорусов-экспатов по всему миру. Также я советуюсь со знакомыми, которые делали похожие проекты. Чтобы реализовать идею в полноценный проект, мне нужен человек, разделяющий мой интерес и живущий в Беларуси. Если вы тот самый человек и хотите помочь мне реализовывать эту идею — мы можем связаться по электронной почте k.lisenok@gmail.com.

Я сама приезжаю в Беларусь раз в полгода. Страна, мне кажется, очень меняется — даже аэропорт и сувениры. Все мои заграничные друзья ходят «в аистах и зубрах». (Улыбается.)

Когда в последний раз была в Минске, показалось, что стало много разных кафе, когда и вкусно, и красиво, и не очень дорого. Не могла пропустить Зыбицкую — привозили туда друзей на щавелевые шоты. Заметила, что минчане красивые и стильно одеваются.

А вот Поставы не меняются. (Смеется.) Но маленький город в любой стране живет своей законсервированной жизнью. Впрочем, нет: в Поставах открыли супермаркеты. А когда я оттуда уезжала, их еще не было.

-40%
-50%
-20%
-10%
-10%
-20%
-30%
-35%
-20%
-10%
0073062