Автор: Ксения Тарасевич, фото: личный архив героини /

Наша сегодняшняя героиня минчанка Юлия Курганович живет в Риге вот уже 3,5 года. Девушка получила степень бакалавра в престижном университете, работает в сфере IT, но не исключает, что вернется в Беларусь.

Юлия рассказала LADY.TUT.BY о том, как на пути в жаркую Италию попасть в холодную Ригу, о дискриминации русскоязычных в Латвии и про то, как собрать 2 тысячи долларов на исполнение мечты.

— У меня никогда не было мечты жить в Риге. До переезда я однажды путешествовала по Балтийским странам и побывала в Риге в октябре, когда шел дождь и снег. Тогда о городе остались не самые приятные впечатления.

В то время у меня была итальянская мечта: я активно учила итальянский и хотела туда переехать. Там вкусно, все chill (спокойно. — Прим. автора), никакого стресса, солнышко.

Три курса я проучилась на очном отделении Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ. Параллельно активно развивала белорусский AIESEC, ездила в Италию на стажировку, участвовала в Европейском молодежном парламенте.

В какой-то момент во мне взыграл юношеский максимализм: тянуло попробовать что-то новое, получить образование за рубежом. Мне хотелось рвануть от всего. Так получилось, что рванула я в Ригу.

«Уже во время учебы поняла, как мне повезло»

— На одном из мероприятий я познакомилась с парнем, который рассказал, что есть такая Stockholm School of Economics, или сокращенно SSE (Стокгольмская школа экономики. — Прим. автора), и они предоставляют стипендии для белорусов.

Как я уже говорила, про Ригу я раньше не думала. Твердо планировала поступать в Италию. Это была огромная бумажная волокита: нужно было собрать кучу документов и печатей, вплоть до Министерства образования.

Но параллельно все-таки зарегистрировалась на вступительные экзамены в SSE. Шла на экзамены, не узнав толком, что это за школа. Но после того как меня позвали на интервью, решила более серьезно подготовиться. В моем году конкурс был достаточно большой — около 9 человек на место. Я не рассчитывала попасть в SSE, поэтому дальше занималась поступлением в Италию.

Все закончилось тем, что для поступления в Италию мне снова не хватило какой-то бумажки, а вот в SSE меня приняли. Все это произошло в один день, и я решила, что это судьба и нужно ехать.

Уже во время самой учебы я поняла, как же мне повезло. SSE — это рижский филиал Стокгольмской школы экономики. Обучение длится три года. В школе только одна программа (специальность) — «экономика и бизнес» и работает модульная система. То есть ты параллельно изучаешь максимум несколько предметов, а не 10 за раз, как в Беларуси.

У нас нет такого понятия, как сессия, — примерно раз в месяц ты сдаешь экзамен по тому предмету, который только что прошел.

Правда, в белорусских универах ты знаешь, что у тебя будет сессия в середине и в конце учебного года. Поэтому можешь себе позволить уехать куда-нибудь на две недели — это не страшно. А вот если в SSE так уехать, то пропустишь практически треть всего предмета и вряд ли сможешь его сдать.

Зато мне очень нравится, что наши преподаватели в основном практики. И преподавание ведется на английском языке.

Чуть больше половины преподавателей — из Латвии, остальные — иностранцы: шведы, датчане. Все очень высококвалифицированные специалисты. Некоторые преподаватели работали в латвийском правительстве, у кого-то степень Гарварда.

Если сравнивать мое обучение в SSE с ИБМТ, то могу сказать: в БГУ мы все учили на теоретическом уровне, а в Риге надо не просто выучить, что 2+2=4, а доказать это.

На курсе примерно 50% студентов — местные, 10−15% — литовцы, примерно столько же эстонцев. Остальные — 20 человек, которые поступили по стипендии. Иногда встречается пара человек из России. Студентов из совсем экзотических стран у нас нет, только если они приехали учиться по обмену.

Чтобы поступить, нужно заполнить заявку на сайте школы и отправить свое мотивационное письмо и базовую информацию о себе. Второй этап — тест по математике, английскому и логике (что-то вроде IQ-теста). Третий этап — интервью. Когда я поступала, нужно было просто рассказать о себе, а с этого года нужно еще и решить несколько реальных экономических, социальных и бизнес-ситуаций.

Белорусы могут выиграть стипендию. Программа рассчитана на 20 человек из Грузии, Украины, Беларуси и Молдовы. Из них 9 стипендий уходит белорусам. Стипендия SSE — это примерно 30 тысяч евро. Из них 6 тысяч в год уходит на учебу, плюс 2 тысячи идет на оплату общежития, а еще 2000 евро тебе выдается на руки.

В 2018 году стипендии отменили, но я вместе с другими белорусами-выпускниками сейчас борюсь за ее восстановление. 

«Времени хватает только на учебу»

— В SSE у тебя хватает времени только на учебу и немного на социальную жизнь. Лекции и занятия примерно с 9 до 17. Кроме этого, у нас есть студенческие организации, в которые вовлечены многие студенты: студенческая ассоциация, клуб дебатов, клуб case study (обучение студентов на практических примерах), газета.

На первом курсе я занялась дебатами. Еще я была представителем Беларуси в SSE, официально эта должность называется country-manager. Занималась продвижением школы в своей стране. Организовывала презентации университета, рассказывала про стипендию, искала потенциальных студентов.

Во время самой учебы сложно полноценно работать, можно только заниматься подработками удаленно.

Первые два курса — это очень интенсивная и трудная учеба. На первый семестр третьего курса ты можешь поехать куда-то по обмену учиться или можешь остаться в Риге и выбрать специализацию.

По обмену могут поехать 35 самых активных студентов. Можно поехать по Erasmus или по двустороннему соглашению между университетами. У SSE есть такие соглашения в Южной Корее, Гонконге, США.

Мне хотелось посмотреть Азию, кроме того, я безумно устала за эти два года. Попасть на программу обмена было несложно. Настоящей проблемой стали финансы.

В Гонконге нам покрывали только плату за университет. А это один из самых дорогих городов мира. Вдобавок работать по моему типу визы нельзя.

Я взяла все свои сбережения, плюс помогли родители. Но все равно, чтобы не умереть с голоду, мне не хватало еще около 2 тысяч долларов. Поэтому я решилась на краудфандинг.

Я написала пост в фейсбуке о том, как я хочу попасть туда. Текст обдумывала очень тщательно и писала почти две недели. Перед тем как запустить кампанию, я переживала, что это не выгорит. Люди будут думать: «В мире столько голодных детей в Африке, а какая-то Юля хочет поехать в Гонконг». Я ожидала осуждения, но к моему большому удивлению эту сумму я собрала за три дня.

Когда видела оповещения о том, что мне пересылают деньги, была в шоке. Я не знала более половины тех, кто присылал мне деньги.

«Найти работу в Латвии не сложно»

— Когда я закончила университет, решила, что попытаюсь сделать все возможное, чтобы остаться в Риге — в основном из-за молодого человека, который родом отсюда.

То, что я окончила SSE, сыграло мне на руку при поиске работы. Есть неофициальная статистика: каждой 10-й компанией в Латвии управляют выпускники этого университета. Я очень сильно хотела работать в IT и попасть именно в компанию Scandic Fusion.

В этой компании работало 4 человека, которых я знала благодаря университету. На момент интервью у работодателя было конкретное представление о том, кто я.

У меня было два интервью: первое с двумя директорами, а второе с CEO. Все директора — выпускники SSE.

Так как я не гражданка ЕС, то мне пришлось не только устраиваться на работу, но и уточнять все вопросы с миграционным департаментом.

По законодательству работодатель должен запостить на специальном государственном сайте вакансию и нужно, чтобы на протяжении месяца они не нашли кого-то из Латвии. Только после этого негражданин Латвии может подаваться на эту же вакансию.

Так и случилось! После этого мне выдали вид на жительство. По своему ВНЖ я могу работать только у определенного работодателя. Если я поменяю работодателя — придется все делать по новой.

Мы занимаемся полным спектром реализации Business Intelligence инициатив в крупных предприятиях. Например, любая крупная компания генерирует большое количество данных. Все они, как правило, хранятся в разных системах. Мы берем данные из всех этих систем и загружаем в одно общее хранилище (data warehouse): организованное и структурированное. А потом их визуализируем — строим интерактивные дэшборды (информационные панели). Все сделано для того, чтобы менеджерам было проще анализировать информацию.

Наши клиенты — это крупные компании, у которых много данных, и они не помещаются просто так в Excel. Это, как правило, банки, страховые компании, ритейл, телеком, энергетические компании — балтийские и международные.

Мне очень нравится моя работа. Например, в классическом консалтинге тебе платят только за рекомендацию, бумажку. А тут я делаю что-то реальное.

У нас командная работа, и на мне очень много ответственности. Иногда мне приходят сообщения: «Юля, у меня тут ошибка на портале». Тогда я теряю половину своих волос.

В коллективе у нас все латыши, а кроме меня есть еще одна белоруска. Она тоже выпускница SSE. У нас примерно 50/50 парней и девушек. Мне очень нравится коллектив, возможно, и латышский я выучила благодаря коллегам.

Сейчас в Латвии такая экономическая ситуация, когда работу найти несложно. Есть недостаток квалифицированных кадров — многие местные уезжают за границу и компании привлекают иностранцев.

Одна из крупнейших латвийских IT-компаний приняла более 50 украинцев на работу за последние пару лет. Если ты знаешь английский и русский, то найти несложно. В IT заберут с руками и ногами. Причем необязательно разработчиков. Главное — попытаться.

«Думала, что буду ходить на море каждый день»

— В стране практически все сконцентрировано в Риге. Есть еще Вентспилс и Лиепая, портовые и достаточно богатые города. Самый бедный регион — на границе с Беларусью.

Рига — небольшой город, и все находится достаточно близко. В Минске я жила в Малиновке, и мне приходилось тратить много времени на дорогу. Здесь же я живу практически в центре, и недалеко старый город с кафе и барами.

В Риге много велодорожек, поэтому ездить там на велосипеде — одно удовольствие. Климат похож на минский. Даже в Минске ветреннее из-за большого количества открытых пространств.

Я думала, что буду ходить туда на море каждый день. Но на самом деле я очень редко его вижу. Купаться в нем — настоящая удача. Максимум — летом после работы посидеть возле моря. Это не Италия, море все-таки холодное.

Довольно дорогой проезд — нужно платить 1,15 € за одну поездку. Обед в заведении стоит около 4−5 €, но можно найти и за 6−7 € в центре.

Про цены в магазине мне сложно судить, потому что я не ем мяса и редко готовлю рыбу. Моя закупка на неделю обходится мне обычно в 25−30 €.

Средняя зарплата в Риге — 700−900 €. Минимальная зарплата — 400 €. Аренда комнаты в центре стоит 200−300 € включая коммуналку, «однушка» в центре — 500 €. Коммуналка в трехкомнатной квартире — около 300 евро.

«Если ты знаешь латышский — местные приходят в восторг»

— Все, кто работает в сервисе, знают русский и латышский. Поколение 50+ практически всегда говорит по-русски. Молодежь же знает язык, если у них в семье был кто-то русскоговорящий.

В школах можно выбирать русский язык как иностранный, но мало кто так делает. Есть еще билингвальные школы: учебник на латышском, а преподавание идет на русском. 

Все-таки для трудоустройства в Латвии желательно знать местный язык, поэтому после первого курса я начала его учить. Я хожу на бесплатные курсы от Рижской думы. Они очень хорошие.

Заговорить же свободно на латышском мне помог первый латышскоязычный проект на работе. Я получила такое количество стресса, что очень быстро бегло заговорила. Сейчас я буду сдавать экзамен на уровень С1.

Сам по себе язык очень сложный. Везде меняются окончания, 6 склонений, все различается по родам, сложная фонетика.

Но зато если иностранец знает латышский, латыши приходят в невероятный восторг. Меня это немного вдохновляет, и хочется продолжать учить латышский. Правда, на языке говорит только около 2 миллионов людей, что удручает. Но все-таки для работы и социальной жизни язык лучше знать.

«У латышей есть комплекс маленькой страны»

В Латвии очень негативное отношение к Советскому Союзу. Практически у каждого латыша есть история про то, как его дедушку или бабушку депортировали или раскулачивали. Все это ассоциируется с русскими. Я писала работу про беженцев в Латвии и в рамках ее делала интервью с представителем специального департамента в парламенте. Мне говорили: «Послушайте, мы русских не можем интегрировать. А тут вы про беженцев говорите».

А в целом латыши спокойные, совсем не агрессивные и достаточно закрытые. Если приходишь на мероприятие какое-то, где не знаешь людей и хочешь с кем-то познакомиться, то латыши обычно ищут знакомых и проводят с ними весь вечер. Они держатся вместе, и с ними сложно подружиться. Вдобавок есть лингвистический барьер. Все-таки если ты говоришь по-английски — это немного не то. С русскими латышами я не чувствую культурной разницы.

При этом я никогда не слышала, чтобы кто-то ругался по-латышски на улице. Не слышала, чтобы бомжи говорили по-латышски. Все негативное, как правило, и правда идет от русскоязычных. Ну так мне кажется…

У них есть страх, что Россия сейчас на них нападет. Есть комплекс маленькой страны: они очень защищают свою культуру и свой язык. Но по-английски говорят почти все. А еще в Латвии точно не патриархальное общество, здесь много женщин на руководящих постах. И мне это нравится.

Намного меньше стереотипов по поводу того, как должна выглядеть девушка и что она должна делать. В Латвии более партнерские отношения. Латыш никогда не подарит тебе огромный букет. Он подумает: «Это дорого, они же завтра завянут». Они очень практичные.

Многие латыши ориентированы на Запад и мало что знают о Беларуси. Когда я только переехала, меня это безумно бесило, и я постоянно говорила: «Ребята, Минск больше всей Латвии, а Беларусь — больше Балтийских стран, вместе взятых». Когда мои рижские друзья впервые приехали сюда, они были очень впечатлены.

Я с латышами чувствую себя так, будто мне нужно постоянно доказывать что-то. Когда я была в Минске, то очень много работала над тем, чтобы уехать. А сейчас я понимаю, что, может быть, была бы не прочь поработать над тем, чтобы вернуться.

-20%
-20%
-30%
-20%
-10%
-10%
-50%
-15%