Илья Соловей / Фото: из архива героини /

Екатерина, которая живет на три страны, рассказывает о швейцарской молодежи, белорусской хандре и американской жизненной модели

— Сначала идею поступать за границу озвучили родители — перед началом 11 класса. Не буду отрицать, что не сразу обрадовалась этому предложению. Но все же со временем поняла, что это клевая возможность. В то время я раздумывала над учебой в МГЛУ.

А в итоге поступила в швейцарскую Business & Hotel Management School на гостиничный бизнес. Сравнивать туризм в РБ и Западной Европе не будем: это немного странно, так как у нас изначально разный процент приезжих и уровень жизни в целом.

Если рассказывать поэтапно, все было так: поиск агентства по образованию за рубежом, выбор страны для обучения и сферы деятельности. Потом нужно было собрать большой пакет документов, без которых просто никуда: специальный экзамен TOEFL, рекомендательные письма из школы, копия аттестата с переводом на английский и справка о доходах. Все должно быть заверено у нотариуса.

Точно могу сказать, что TOEFL — это трудно. В течение трех месяцев я готовилась к академическому чтению, аудированию, устному экзамену и эссе. Сдать экзамен можно, только если есть навык быстрого восприятия информации на другом языке. А еще нужно отработать определенные речевые приемы, адаптировать их под разные темы. На подготовку дается 15 минут, на ответ — 45. Затем университет оценивает твой результат и высылает приглашение. Важный момент: плату за первый год обучения вносят сразу. У меня подача документов и ожидание визы заняли почти месяц.

«Средний чек в магазине на базовые продукты — минимум 40 швейцарских франков»

В августе 2014 года Екатерина прилетела в аэропорт Цюриха на первый год обучения.

— По прошествии почти трех лет я немного забыла первые ощущения по прилете в Швейцарию. Но вот пара деталей: в аэропорту я встретила двух ребят из Латвии и нас забрал водитель для поездки в университет. Мы прибыли поздно вечером и решили исследовать старый город, а заодно найти место, где можно поужинать. Так вот, цена на пасту «Карбонара» была шокирующей: порядка 17 швейцарских франков (чуть меньше 17 евро).

В обычном итальянском ресторане, ничего особенного, наподобие «Темпо» в Минске.

В целом адаптация прошла быстро, не могу вспомнить какой-то особенно трудный период. Было просто, поскольку ребята из России, Украины, Индонезии, Испании и других стран тоже приехали на учебу за рубеж впервые. И найти друзей не составляло никакого труда.

Через пару месяцев после пары-троек вечеринок и походов в клуб все сблизились. Это было прикольное время, поскольку все узнавали друг друга и еще не было сумасшедших сплетен. Самый забавный момент — это утро субботы, когда все встречаются на бранче и ты узнаешь много нового о прошлой ночи: кто больше всех выпил, кто танцевал как ненормальный, кто кого поцеловал, кто проснулся не у себя в комнате и тому подобное.

Средний чек в магазине на базовые продукты — минимум 40 швейцарских франков, проезд на полчаса — 2,5 франка. Поход в клуб с покупкой алкоголя внутри минимум 30 франков, поэтому все вечеринки были в комнатах университета. А потом все дружно шли в клуб, если повезет, с бутылкой, спрятанной под курткой.

За время учебы у меня было две стажировки. Первая в отеле на лыжном курорте в роли официантки: работа на завтраке, с группами, уборка, сервировка. Вторая около Цюриха: приготовление еды для буфета, организация семинарных комнат, свадеб и аперитивов.

«Швейцарцы дают детям возможность попробовать себя в профессии уже в 15 лет»

В свободное время университет проводил много экскурсий по Швейцарии: мы увидели ледник Алеч, съездили на завод по производству стекла, были на катке, в горах, катались на санках. А еще ходили в кинотеатры и боулинги. Каждый мог найти что-то по своим интересам. Я любила открывать для себя новые места каждые выходные, гулять с девчонками по Люцерну, танцевать по пятницам.

Я не заметила особых отличий между ребятами из Швейцарии и белорусами. Единственное, что швейцарцы дают детям возможность попробовать себя в профессии уже в 15 лет. Это классный способ прочувствовать работу и понять для себя, интересно ли тебе это на самом деле.

В Беларусь я прилетала не так часто, как хотелось. Первый приезд домой — радость и шок от того, что все говорят по-русски. В первые два месяца в Люцерне со мной происходили жесткие вещи: когда я ехала на поезде из женевского аэропорта, у меня украли сумку с документами, ноутбуком и кошельком, в котором был вид на жительство. Это было очень обидно. Пришлось делать разрешение на въезд в родную страну в представительстве Республики Беларусь в Берне.

Так что главной задачей по приезде домой было сделать новый паспорт. И насчет дома: с каждым приездом в Беларусь я все больше чувствовала, что меняюсь и смотрю на мир по-другому. Мне до сих пор непонятны недовольные лица белорусов в аэропорту и магазинах. Это очень сильно бросается в глаза по прилете в Минск.

После окончания института Екатерина занялась поисками работы по европейскому аналогу распределения.

— Я уже упомянула департамент стажировок в швейцарской Business & Hotel Management School, но для поиска работы в США мне дали контакт стороннего агентства International Trainee Network. Весь процесс нашего общения от начала и до конца был через Skype и по электронной почте. Я никогда лично не видела людей из этой организации.

Работает все следующим образом: сначала назначается скайп-интервью с агентом. Нужно кратко рассказать о своем опыте работы и планах на ближайшую практику. Затем — выбор страны и рассмотрение возможных позиций в отелях, заполнение документов для агентства и оплата услуг.

После всего этого агент присылает список отелей с различными позициями и локациями по всей Америке, и с указанием почасовой оплаты. Мне нужно было выбрать наиболее привлекательный вариант, который подходил для моего функционала и периода стажировок. Я рассматривала годовую практику, потому что за это время можно попробовать несколько видов работ и набраться больше опыта.

Потом с представителем выбранного отеля в скайп-интервью по местному времени обсуждаются всякие нюансы: подготовка контракта и все такое.

В американском посольстве были свои заморочки. Во-первых, оплата сбора в посольстве за рассмотрение консулом документов — 160 долларов. Там же интервью на визу J-1 (Cultural Exchange Visitor). А потом — двенадцать часов на самолете, и я уже в штате Калифорния.

«Я кайфовала от того, что все очень приветливые и готовы помочь тебе»

Повторюсь, я не выбирала практику по локации. Скорее, по должности и по оплате.

Но Калифорния всегда привлекала меня, особенно при заказе одноименных суши и песне группы Eagles «Hotel California». (Улыбается.)

Если посмотреть на карту мира, то это нереально далеко от Беларуси. Поначалу меня это немного пугало: я не смогу оказаться дома за два с половиной часа, как это было в универе, сейчас перелет дольше и дороже.

Я прилетела четвертого июля, в День независимости США. Был жаркий день с температурой под 40, высокими пальмами и атмосферой отдыха. Женщина из отдела кадров, с которой я переписывалась по поводу всех документов, встретила меня на территории отеля в милом городке Калистога, в долине Напа. Учитывая то, что к тому моменту я не спала сутки, мне быстрее хотелось получить ключи от апартаментов и отдохнуть.

Самым сложным было перестроиться во времени, и я мучилась месяц джетлагом. Это когда ты просыпаешься в 6 утра бодрым, а к 6 вечера валишься с ног. Разница с Беларусью на тот момент была 10 часов, сейчас 11, поэтому Минск для меня живет в будущем. Была еще одна трудность: моя стажировка началась с колл-центра и было немного трудно воспринимать людей по телефону, поскольку все говорят быстро и с американским акцентом.

А так к местной культуре и манере поведения я адаптировалась за первые три недели. Я кайфовала от того, что все очень приветливые и готовы помочь тебе. Вот это самое главное отличие Европы от Америки. Пускай это далеко не всегда искренне, но так проще жить и намного приятнее видеть улыбку, чем унылое лицо. Это банально заряжает энергией!

«Даже для менеджера со стажем отпуск длится всего лишь две с половиной недели»

У американцев самостоятельная жизнь начинается намного раньше, чем в Беларуси. Некоторые работают с 15 лет, а потом доучиваются и в 25, и в 30. Никто не стремится к браку, карьера и самодостаточность важнее. Нет такой установки: родить нужно до 25 лет, а жениться до 30, желательно взяв кредит на хорошую квартиру. Тут люди могут годами снимать жилье, поскольку недвижимость очень дорогая. Образование недешевое, и люди берут кредиты, которые выплачивают всю жизнь. Отношение к учебе двоякое: одни скажут, что дело не в «корочке» магистра, а в твоей харизме и мотивации. Для других же диплом бизнес-школы Стэнфорда — ключ к успеху в финансовой сфере. В Америке любят людей, уверенных в себе и готовых как следует поработать. Даже для менеджера со стажем отпуск длится всего лишь две с половиной недели.

Американцы очень семейные люди, и обычно у них минимум двое детишек. А еще обязательно любимый домашний питомец, которого они везде возят с собой. Это другой стиль жизни!

У женщины нет двух лет после рождения ребенка на декретный отпуск. Здесь другие правила: полгода побыла с ребенком — и бежишь на работу, при этом как-то успевая покормить малыша и выполнить рабочие обязанности. Честно говоря, для меня до сих пор загадка, как это можно успеть.

К мигрантам относятся очень спокойно и с большим интересом. Не все знают, что Беларусь — это суверенное государство. Поэтому я уже привыкла рисовать в воздухе примерную карту и показывать территорию России рядом с меньшей по размерам Беларусью. Американцам очень интересно узнавать про наши традиции, празднование Нового года и Рождества и национальные блюда. По крайней мере драники мои им понравились.

«Сейчас я скучаю по нашей еде и кефиру»

На родине в сфере гостиничного бизнеса Екатерине работать еще не приходилось, но у нее есть свое мнение об отечественном общепите.

— Если сравнить уровень сервиса в ресторанах, то Беларусь пока сильно отстает от Европы и Америки. У нас до сих пор считается, что работа в ресторане — это несерьезно и ее можно рассматривать только как временную подработку. В то время как в Швейцарии много взрослых, зрелых людей, которые остаются в этой сфере и получают очень даже неплохие деньги за счет чаевых. В Америке примерно так же, только побольше улыбок и позитива.

Уже три года я живу на несколько стран. Конечно, пришлось привыкнуть к отсутствию семьи и любимого человека рядом. В первый год было тяжело, ведь мне только исполнилось 18, а уже нужно было работать по 11 часов каждый день, чтобы обеспечивать себя. Тем более что в Европе не увидишь ничего, что напоминало бы о доме.

В Америке около меня нет русских районов, поэтому нашей еды и каких-то атрибутов славянской культуры тоже не встретишь.

Сейчас я скучаю по нашей еде и кефиру. По-прежнему не привыкла к этому миндальному молоку и греческому йогурту с пробиотиками. Но если представить на секунду, что я приземлилась в аэропорту Минска и стою на паспортном контроле среди серых стен и старого эскалатора, то не очень хочется обратно.

Что касается дороги домой, я должна вернуться по условиям визы. Ведь это что-то вроде программы обмена для дальнейшего применения своих навыков на территории родной страны. Более того, я не смогу подавать документы на подобную визу на протяжении двух лет. В моих планах вернуться в Минск и подумать о постоянном трудоустройстве, а еще — устроить личную жизнь. Любви тоже хочется, в конце концов. (Улыбается.)

-10%
-30%
-20%
-20%
-70%
-10%
-10%
-15%