Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Наши за границей


Полина Кузьмицкая / фото: архив Дениса Дудинского,

В детстве Денис Дудинский очень любил книги Жюля Верна. А когда вырос, понял: превратить свою жизнь в одно большое приключение — даже интересней, чем читать приключенческие романы.
Чем он и
занимается! А мы об этом рассказываем вам:

В этот раз Денис услышал песенку барона Мюнхгаузена… и решил отправиться на Мадагаскар! О том, как это было, расскажет он сам.

«Давай ад и трэш! Как обычно!»

Как-то с Катей наткнулись по телевизору на мультик про Барона Мюнхгаузена. Включили как раз в тот момент, когда он пел песню:

«На Мадагаскаре,
В Коломбо и Сахаре
Я всюду побывал,
Я видел белый свет…»

И мы переглянулись сразу — о! Мадагаскар! Не были, звучит красиво, что там — никто не знает… Значит, надо ехать! Так и началось наше свадебное путешествие.
Но сразу скажу, я ведь предлагал:

— Кать… А может, в Дубай? Куда-нибудь, где можно валяться на пляже и все включено?

— Нет, — говорит. — Хочу Мадагаскар!

— Ну тогда, может, на курорты — есть там замечательные Нуси-Бе, Сент-Мари?

— Нет, давай ад и трэш! Как обычно!

Ну, Буратино, ты сам себе враг! (Смеется.) Ведь что такое Мадагаскар? Первое, что приходит в голову: баобабы, лемуры, мультик! И все.

А Мадагаскар — это черная дыра. И квинтэссенция всех приключений! Мадагаскар — это то, о чем ты читаешь в книжках, то, к чему душа стремилась — у меня и, думаю, у всех, кто отправился со мной в это путешествие.

«80% дорог на Мадагаскаре не пригодны для езды вообще»

 

Мы пересекли остров с востока на запад — пешком, на лодках, на джипах и даже на телегах, запряженных коровами Зебу. Невероятное погружение в жизнь острова!..

А потом — с запада на юг, почти до крайней южной оконечности острова, мы плыли на рыбацких лодках по океану…

Но начну сначала! Наш первый день прошел в Антананариву — столице Мадагаскара (та самая, куда в популярной песне обещала сбежать певица Земфира. — Прим. редакции).

Антананариву — это несуразное нагромождение зданий. Вот холм, на нем стоит некогда королевский дворец, а вокруг — просто хаос. Ну, решили этот хаос все-таки изучить, и после того как в гостиницу заселились, собрались в город. А хозяин гостиницы говорит: «Вы идите… Но обязательно возьмите с собой паспорта!».

Зачем?.. Ладно, взяли из уважения к хозяину. И уже через 100 метров — военный патруль: «Предъявите ваши документы!».

Как в хороших блокбастерах: стоят такие с автоматами, в бронежилетах, светят фонариком в паспорт, а потом — тебе в лицо. А параллельно еще с проститутками какими-то общаются — цигель, цигель ай-лю-лю!

Мы спрашиваем:

— А что, если б у нас с собой не было паспортов?
— Ну, заплатили бы…

— А сколько?

— Ну, договорились бы…

Прекрасное начало! (Улыбается.)
А на следующее утро мы сели в мини-бусы — и отправились в путь. Ну, как мини-бусы… Это машинки, где действуют только руль и педали. Всё! Стрелки всех приборов не то что не работают — лежат.

А дороги… Я думал: самое плохое, что испытал на себе, — Эфиопия. Но Мадагаскар Эфиопию сделал — 80% дорог на острове не пригодны для езды вообще. С тех пор как французы ушли отсюда (независимость от Франции Мадагаскар получил в 1960 году — Прим. редакции), их никто не ремонтировал.

Вместо дороги вздыбленный асфальт и ямы, которые трудно обойти даже пешком. Поэтому транспорт вынужден ехать по вспаханному полю (10 км в час) или по обочине… Но по обочине идут стада! И люди с вязанками хвороста.

Максимальная скорость, до которой удается разогнаться — 40 км в час. И тогда все воодушевляются: огооо, вот это мы погнали!

Во время этого переезда я понял, почему внутренние перелеты в 1 сторону стоят 350 долларов. Да просто потому что выбора нет!

«Местным детям можно спокойно дать поиграть с айфоном — они его вернут»

Мы все-таки добрались до порта на одной из крупнейших рек Мадагаскара — Церебине и оттуда продолжили путешествие на лодках. Решили, что с местными дорогами по воде получится быстрее! Да и интереснее, конечно.

Что такое лодка-долбленка: просто ствол дерева с углублением. Садишься туда — и сразу оказываешься вровень с водой. Она плещется сантиметрах в десяти от бортика — и любое движение вызывает качку. Умом понимаешь — не перевернемся… Но эффектно!

Больше всего меня поразили «речные люди» — те, кто живет у берега реки. Четыре палки, сверху листья набросаны, неподалеку горит костерок — вот и весь их быт.

Спят, по сути, на улице, завернувшись до носа в одеяло. Раз в 2−3 недели ездят на лодке в соседнюю деревню, где закупаются мешками риса… Остальное им дает сама природа. Кстати, еда в Мадагаскаре — это отдельная тема. Только тут по-настоящему бедные люди едят на завтрак, обед и ужин огромных крабов, тигровых креветок и свежайшего тунца! Потому что больше нечего есть.

Во время ночевок мы ставили палатку в метрах 300 от этих шалашей. Местные сразу подходят — и садятся рядом… Интересно! Это такая глубинка, где люди 12−16 лет никогда не видели белого человека. Первая реакция — шок! Они берут твою руку, рассматривают ее. Трогают свой нос твоими руками. Нюхают тебя. Какое там личное пространство, что ты! (Улыбается.)

Чем младше ребенок, тем он ближе к тебе. Они ничего не хотят, не просят. Просто молчат и смотрят.

Мы им сгущенку предложили местную — она, кстати, на нашу очень похожа, тоже в бело-синей баночке… А они никогда эту сгущенку не видели! Только один дедушка в поселении вспомнил, что это. И показал детям: мол, ням-ням — вкусно! Не бойтесь, берите это у белых людей.

Жителям этих поселений, детям, в частности, можно дать что угодно и быть спокойным — вернут. Мы дали детям айфон — светится ведь! хорошая игра! — и они несколько часов бегали с ним по лесу. А потом принесли обратно.

А еще подарили им бутылочки пластиковые — это большая ценность для местных. Так вот, дети убежали с этими бутылками, поиграли, но когда увидели, что мы собираемся уезжать — пришли возвращать. Ты объясняешь: «Это твое, оставь себе!». Сначала не понимают, а потом, когда взрослые объяснят «бери-бери» — столько радости!

«На Мадагаскаре всего одна достопримечательность. Сам Мадагаскар!»

Путешествуя по реке цвета кофе с молоком, видишь водопады, пещеры с летучими мышами…

…И крокодилов, конечно! Причем не то чтобы вдалеке — и от этого как-то не по себе становится.

А ведь и искупаться хочется! Так вот, пока мы мылись, наши проводники сидели на берегу с палками в 3−4 метра длиной. Держали их наготове, чтоб, чуть что, крокодилов отгонять!

Да, это сюр, абсолютный сюр. Как и все на острове. Поэтому, когда меня просят «расскажи, что на Мадагаскаре посмотреть, какие там достопримечательности» — отвечаю: «Всего одна! Сам Мадагаскар!».

На Мадагаскаре я увидел то, чего не встречал ни в одной поездке — и это меня поразило. Например, Цинги-де-Бемараха — заповедник на западном побережье острова. Это очень странный природный ландшафт, который напоминает Мордор из книг Толкина.

Огромный каменный лес, скалы, как соборы, висячие каменные мосты… И ты карабкаешься по этим отвесным склонам на страховке. Это оставило очень сильное впечатление: Цинги-де-Бемараха как будто специально слеплен режиссером для съемок фильма. Но это природа сама так придумала!

Еще одно удивительное место, которое нигде в мире не встретишь — Аллея баобабов.

Красная земля, гигантские баобабы и хамелеоны, конечно!

Хамелеон — товарищ не быстрый… Поэтому ты обязательно хватаешь его и надеешься, что он высунет язык. Для этого тыкаешь в него пальцем, как же без этого!

А он лапками так неспешно перебирает и смотрит на тебя безумными глазищами своими. Такая замечательная игра для взрослых белых людей. (Смеется.)

Зато лемуры себя в обиду не дадут: манго могут достать лапками прямо изо рта. Смешные, дурацкие! Очень потешно переговариваются между собой, все трогают, только и смотрят, что бы у тебя стащить.

Воровство манго, к примеру, происходит так: задними лапками лемур крепится на ветке, передней — вытаскивает манго, а той, что осталась свободной, еще умудряется деликатно отталкивать твое лицо. Мол, оставь ты это манго в покое, отдай мне! Его товарищи подтягиваются очень быстро и тоже подключаются к процессу. Прыгающие, кричащие, любопытные лемуры повсюду!

«Местные не знают названия своей страны… И путают деление с умножением»

Что поражает на Мадагаскаре больше всего? Оторванность местных людей… от всего! Это замечаешь, стоит только отъехать на 10 км от крупного города.

Например, показываешь на себя и называешь свое имя — Денис. Это они понимают и отвечают, как их зовут. Потом говоришь: «Денис — Беларусь». В ответ — ступор.

Ну, ладно, может, не поняли, что за Беларусь такая.
Тогда объясняешь: я — Беларусь! Ты — Мадагаскар!

И видишь — не понимают. Повторяют только зачарованно, с твоей интонацией: Бе-ла-русь, Ма-да-гас-кар…

Они реально не знают названия своей страны! Не знают, где они находятся.

Вот когда называешь их поселение — Андронапаци — они сразу понимают и очень радуются! Да-да, Андронапаци — это мы! Да-да, мы тут!

Когда начинаешь объяснять, что Андронапаци — маленький, а Мадагаскар — большой — опять тупик. Это слишком сложно.

Второй момент — счет. Они совершенно к нему не приспособлены. Если бы услышал сам — не поверил бы. Но у меня есть свидетели!

В одном из городков мы хотели снять на ночь домик. Спрашиваем — сколько будет стоить? Нам называют цену в местной валюте — ариари.

Мы объясняем: ариари нет, сколько в евро? Не знают. Ладно, показываю им в телефоне, что курс — 1 к 3. То есть сумму в ариари нужно поделить на три.

Но нет! Хозяйка берет — и умножает! И у нее получается — 3000 евро за ночь в деревянном домике! Я начинаю ей объяснять, что мы такой суперлюкс не планировали, показываю, что она сделала не так. Но и слушать не хочет, ведь: «Ты сам мне все показал в своем телефоне!».

И собирается человек 10−15: они чертят на песке какие-то цифры, стирают их, подзывают друг друга, советуются… Складывают, отнимают, умножают — делают все, что умеют, в рандомной последовательности.

Заканчивается тем, что хозяйка говорит: «Ой, всё! Мне не нужны ваши евро! Идите и возвращайтесь с ариари!».

И правильно: никому верить нельзя! (Смеется.) Особенно если ты умножаешь, когда нужно делить.

И так с решением любого вопроса, который кажется простым и конкретным. Собирается целый консилиум, к которому присоединяются случайные прохожие и зеваки, что-то чертится и стирается на песке… И длиться это может бесконечно.

Например, у взрослого человека спрашиваешь: за сколько по времени мы доберемся из пункта А в пункт Б (а это 250 км)?
— Ну, за час — отвечает.

— Как мы успеем?! У нас скорость — 10 км в час!
— Ну, за час и 15 минут — при плохом раскладе.

И, конечно, в итоге ты едешь 10 часов. При том самом «плохом раскладе» — весь день.

Чтобы ускориться, хотели моторную лодку арендовать. Это та же долбленка, только с мотором. Проплыть на ней нужно было 20 км.

Подошли к человеку, который, по словам сопровождающих, мог бы нам эту лодку дать. — Сколько будет стоить? — интересуемся.

— Триста евро!

Триста евро! Человек, ну как?! Я бы очень долго думал, если бы ты сказал 50… Но триста?!

— А за 299, — говорю, — можно?
— Нет, — с достоинством отвечает, — моя цена 300!

В общем, скидывать они не любят. А считать не умеют.

На рынке, который развернулся прямо на земле, под звуки странной местной музыки из хрипатых колонок, спрашиваешь:

— Сколько стоит банан?

— 10 ариари.

— Окей, а за 9 продашь?
— Нет, он стоит 10.

— Хорошо… А если две штуки за 15?
— Ооо, 15 — это хорошо! Пойдет!

Достаешь этих 15 ариари, раздумываешь, а потом говоришь:

— Слушай, но мне не нужно два банана. Я возьму один за 7,5 — окей? Даже за 8!

— Да, отлично, давай!

И довольный какой! Надо видеть!

Есть в местных это сочетание жадности, раздолбайства и наивности. Они хотят урвать больше, но не понимают, как это сделать.

А ты чувствуешь себя Лисой Алисой во время дележки золотых с Котом Базилио. Помните? «Пять на два не делится? Не делится! Тогда поделим так: мне — четыре, тебе — один».

«Чтобы войти в доверие полиции, достаточно сказать, что собираешь автомат Калашникова за 30 секунд»

Есть на Мадагаскаре какая-то особенная — тоже раздолбайская — свобода. Например, ты волен заходить абсолютно в любую дверь. Даже в полицейский участок!

Заходишь, здороваешься с полицейскими, видишь — на стенах автоматы Калашникова висят.

Как тут войти в доверие? А просто.

Тычешь пальцем в автомат, потом — в себя и говоришь: «Наш калашников! СССР!».

И все, ты уже авторитет.

Если хочешь подлить масла в огонь, говоришь: «Я разбираю и собираю его (автомат) за 30 секунд!».

Ну, а если хочешь добить — показываешь на Катю и добавляешь: «А она — за 40 секунд!».

Тут же тебе предлагают кофе, чай… Приходит усатый начальник с вопросом «что тут происходит?», а ему говорят: «Этот человек собирает автомат за 30 секунд!». Не успеешь оглянуться, как уже чай пьешь с тетушкой усатого начальника и думаешь — во попал, хоть бы это побыстрее закончилось. (Смеется.)

На Мадагаскаре всегда так: прошедший день и даже час вспоминаешь с благодарностью, потому что трэш постоянно выходит на новый уровень.

Вот приехал в Антананариву, заселился и думаешь: блин, что за дыра? И это у них «отель» называется?

Потом сел в лодку, едешь по реке и думаешь: «Чего мне в отеле не сиделось? Впереди ночь в дырявой палатке».

Ну, а когда оказываешься в океане… Понимаешь, что до этого момента у тебя вообще не было проблем!

«Материшь, конечно, все на свете… Но счастливый!»

Океан — это кульминация всех приключений, Жюль Верн во всей красе. На деревянной лодке под парусом мы плыли по 8 часов в день — поднимались затемно, в 4 утра.

Если останавливались на пустынном берегу, спали в палатке. Если было хоть какое-то поселение — просились к людям… Хотя лучше бы оставались в палатке…

Было дело: глава острова пригласил нас поспать у него в доме. А домик этот соломенный полностью — изнутри и снаружи — покрыт тараканами.

И вот ты разговариваешь, строишь планы на завтра, как-то даже умудряешься есть… Но параллельно всё время отряхиваешься от тараканов.

Зато как хозяйка старалась создать для нас уют! Свечечку принесла, какие-то тряпочки для красоты развесила… Тунца, который сушился у меня над головой, чем-то прикрыла! (Смеется.)

Ночью лежишь, прислушиваясь к шорохам, и ловишь себя на чувстве нереальности происходящего: тараканы эти, крысы, тунец сушится у тебя над головой, а сам ты ночуешь на краю света, у людей, которые до этого дня не видели белого человека… И скоро подъем, чтобы снова отправиться в океан.

А в океане швыряет волнами так, что ни спать, ни слушать музыку в телефоне, ни фотографировать не получается. Катя, которую укачивало сильнее всех, лежала на дне лодки и не стеснялась в выражениях каждый раз, когда нас накрывала новая волна.

Но зато ты видишь живьем китов и дельфинов, а по вечерам — какое-то сумасшедшее звездное небо… И вот сидишь в лодке, тебя качает, материшь, конечно, всё на свете… Но счастливый!

Закончилось наше путешествие внезапно — на четвертый день. Из-за шторма мы не доплыли 4 км до финальной точки.

Одну из двух наших лодок просто разбило: сначала лопнул парус, после сломалась поперечная рея от мачты, потом — балансир. И вот, как в американских фильмах про морской спецназ, наши, по грудь в воде, тянули на себе эту лодку… Дотянули до берега — и тут она развалилась полностью.

Конечно, жизнь нас к этому экшену не готовила. Но мы сами это выбрали! Хочешь максимально выйти из зоны комфорта? Отправляйся в Мадагаскар.

«Покопошился-покопошился здесь — и снова в аэропорт»

Последние три дня своего путешествия мы провели в курортном местечке Ифати. За эти 3 дня нам ни разу не захотелось искупаться. Сидели под навесиком — спиной к океану — и тупили в телефонах. Зачем телефоны? Просто листать ленту, не вникая. Прекрасная такая деградация.

Голова настолько размагничена, что ты не можешь разговаривать, даже если бы и хотел. Желания базовые, реакции — простые и однозначные. Общаешься как лемурчик!

А в какой-то момент ловишь себя на мысли: мозг не может воспроизвести, как выглядит твоя квартира, телестудия, соведущая. Имя известного актера, которое у всех на слуху, не можешь ухватить за хвост. Не помнишь детали этой, как будто уже чужой, жизни.

Ты максимально измотан физически и эмоционально. Но при этом пресыщен впечатлениями и ощущениями — такими, о которых ты и не знал до этого.

Всё внутри тебя — каждая клетка — заполнено. Главное, это не расплескать.

Ведь между поездками всегда столько странных, мелких дел. Поспал, поел, пообщался, сходил на презентацию, написал коммент в соцсетях, записал новую песню, денежку заработал… Что-то на благо квартиры сделал — ну, пропылесосил там, а что-то — на благо Родины!

Покопошился-покопошился — и опять поехал в аэропорт. Возможно, это зависимость, но я не один такой: все, кто однажды ездил с нами в путешествие, ждут новых поездок.
Откладывают ремонт, покупку квартиры, продают машину — только чтобы ехать. Потому что тебе, именно тебе самому, нужно влезть в это болото, узнать, какой запах у этой соломенной хижины, и понять, что чувствуешь, когда на твоей спине сидит лемур!

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-30%
-27%
-12%
-50%
-20%
-10%
-12%
-20%
-30%
-40%